Кожа и кости – Кровь5

Алексей Крижевский

Кожа и кости

Как польские мастера тату и их клиенты стали живой рекламой донорства костного мозга

DKMS/Facebook

Паулина Зигмунтович позирует для снимка. У нее на спине татуировка, слева от прикрытой руками груди – другая. И еще множество на пальцах, предплечьях, кистях рук. Такие рисунки девушка делает сама – своим клиентам в варшавской тату-студии «Кактус». В районе крестца у нее два больших белых медицинских пластыря, справа и слева, где видны тазовые кости, – обычно такие появляются после донации костного мозга, но сейчас это просто часть образа. Паулина еще не проходила процедуру. У ее младшего брата обнаружили лейкоз, и его спасла пересадка костного мозга: незнакомый генетический близнец, поделившийся костным мозгом, дал ему шанс на полное выздоровление. После этого Паулина сама приняла решение войти в регистр. Хотя ей должны были отказать. Или нет?

«Некоторые думают, что с татуировками нельзя становиться донором, но это не так, – рассказывает художница изданию The First News. – Сделать рисунок на теле занимает несколько часов. Вступить в регистр можно гораздо быстрее – за двадцать минут».

Паулина – одна из 150 польских татуировщиков, присоединившихся к акции «Хороший пример»

(оригинальное польское выражение Dobry Wzór можно перевести и как «красивый эскиз»). Ее запустил в июне фонд DKMS Polska для того, чтобы привлечь новых участников в свою базу потенциальных доноров для польского Национального регистра доноров костного мозга из числа любителей татуировок. Фонд также призывает участников флешмоба бороться с одним из самых прочных мифов, связанных с этой процедурой, – о том, что татуированным людям нельзя сдавать кровь на типирование.

Причем соавторами этого заблуждения являются сами медики. На странице любой службы крови в России вы найдете предупреждение о том, что после пирсинга, татуировки или оперативного вмешательства двери станций переливания крови закрыты для вас на год; в некоторых других странах такой карантин длится вполовину меньше – полгода. Это период так называемого серологического окна: если скальпель хирурга или игла татуировщика занесли инфекцию, то она может проявиться в течение года, полагают трансфузиологи.

Однако правда в том, что для проведения типирования, то есть генетического исследования образцов крови для выявления совместимости с потенциальными реципиентами, наличие или отсутствие татуировки совершенно неважно.

Таким образом, можно вступить в регистр даже со свежим рисунком на коже.

Именно так и поступил Артур Ковальчик, уже дважды ставший донором для полуторагодовалого итальянского ребенка.

«Когда я зарегистрировался, меня спросили, есть ли татуировки на теле. Я честно ответил: да, сделал за пару лет до того момента. Доктор ответил мне, что в таком случае его ничего не беспокоит», – рассказывает донор с наколками.

Эскизы предоставлены ДКМС Польска

Но вот для самой донации действительно нужно выдержать небольшой карантин и пройти исследования, которые включают в себя тесты на гепатит B и С, а также на ВИЧ. Именно поэтому Ковальчику пришлось поволноваться. Дело в том, что вскоре после вступления в регистр он снова навестил тату-салон и обзавелся еще одним рисунком. И тут ему позвонили и попросили готовиться к донации. «Началась нервотрепка: я стал консультироваться и узнавать, могу ли я вообще выступить донором.

Я бы не простил себе, если бы все сорвалось»,

– рассказывает Артур. К счастью, к предполагаемой дате процедуры «серологическое окно» должно было закрыться, Артур прошел уже гораздо более строгие исследования и оказался достаточно здоров, чтобы спасти жизнь малыша в Италии: «После того как все это закончилось и можно было выдохнуть, я решил, что теперь обязательно буду делать что-то для повышения осведомленности о татуировках и донорстве костного мозга». В дальнейшем Ковальчик еще раз выступил донором для своего маленького генетического близнеца, только на этот раз он сдал уже кроветворные стволовые клетки.

«С начала нашей кампании к нам пришли около ста человек только благодаря нашему сайту.

Кроме того, нам рассказали о группе художников, которая присоединилась к регистру, именно от нас узнав о том, что никаких препятствий к этому нет, – рассказала Кровь5 Магдалена Пшислупска из DKMS Polska. – Мы рады – наша инициатива работает».

«Нас много, но этого мало, – пишет фонд в своем обращении к татуированным сторонникам. – Чем больше нас будет, тем больше шансы, что нам удастся кого-то спасти».

Для «Хорошего примера» художники-татуировщики разработали четыре тематических эскиза, пропагандирующих вступление в регистр, и включили их в каталоги своих студий.

Так клиенты смогут не только обзавестись свежим рисунком на коже – например изображающим небольшую колбу с каплей крови с миловидной рожицей над ней, – но и сами стать живой рекламой для привлечения в регистр доноров костного мозга. Единственное, о чем их просят в благотворительном фонде, – это внимательно подходить к выбору студии: «Стоит убедиться, что используются одноразовые инструменты и перчатки, что мастера здоровы и соблюдают меры предосторожности». И еще: обязательно запомнить и записать дату нанесения татуировки – она может понадобиться для анализов перед донацией.

Эскизы предоставлены ДКМС Польска

Польша – одна из стран – чемпионов по донорству костного мозга: в Национальном регистре этой страны с 38 млн населения состоит 1 млн 700 тысяч участников. «Поляков как нацию отличает сердобольность и желание помочь ближнему», – продолжает Магдалена. По ее словам, еще в 2008 году в польском регистре состояло 40 тысяч человек (примерно столько сейчас в Национальном регистре доноров костного мозга имени Васи Перевощикова), и найти реципиенту генетического близнеца было сложно. Сейчас 80% процентов нуждающихся в пересадке находят своего донора внутри страны.

«Татуировка останется с вами на всю жизнь, – говорит мастер тату Паулина, – как и совершенно неповторимое ощущение, что вы абсолютно бескорыстно сделали для другого человека нечто совершенно необыкновенное – спасли чью-то жизнь».

«И россияне, и поляки хотят и могут помогать, но мы должны знать, как делать это с умом. Ключ к увеличению числа доноров костного мозга не только в России, Польше, но и во всем мире – систематическое образование, опровергающее мифы, укоренившиеся в обществе», – формулирует Магдалена Пшислупска.

Граждане РФ, в том числе и татуированные, точно хотят помочь: мы это знаем на примере наших доноров Марии Кареповой из Краснодара или, например, москвича Дмитрия Кандаурова. Кстати, его история показательна: мужчине отказали в обычном донорстве крови как раз из-за обилия рисунков на коже, и лишь упорство и любознательность позволили ему узнать, что для типирования в качестве потенциального донора костного мозга это отнюдь не является препятствием. Как раз тот случай, о котором говорит сотрудница польского фонда.

«Хороший пример» поляков мог бы стать хорошим примером для нашей страны, в которой наверняка найдутся художники, готовые нарисовать тату на темы трансплантации костного мозга своим клиентам. Да и веселых и общительных людей, которые готовы принять и носить на себе такие тату, набралось бы тоже немало.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также