Я люблю! – Кровь5
Бюллетень
Выпуск № 6

Мария Дармина

Я люблю!

Потенциальные доноры костного мозга во власти чувств

Любовь нечасто изучается социологами. С научной точки зрения это явление имеет так много значений и принимает настолько разные формы, что любая попытка проанализировать его как социальный феномен или процесс, скорее всего, обречена на неудачу. Может ли вообще кто-нибудь сказать: «я знаю, что такое любовь», дать ей точное определение, выявить ее роль и значение? Так, чтобы сразу охватить все на свете и одновременно все расставить по своим местам, как это обычно делает сама любовь? Можем ли мы вообще знать само существо любви, даже если любим или любили, или только изучать ее проявления? Что нам вообще доступно из недосягаемого и понятно из необъяснимого?

Иными словами, вот вечная драма: знать о любви не получается, но познать ее хочется. И вот в этот драматический момент на сцену как раз и выходят доноры. Мы смотрим на них и думаем: надо же!

Кто, как не они так близки к любви, к ее тайне, спрятанной от человечества, как его собственный костный мозг, который творит свои животворящие чудеса, оставаясь невидимым, непознанным и непостижимым! Разве не подобен он любви, всегда приводящей нас слишком близко к тайне жизни и смерти? Не любовью ли хотят поделиться с миром люди, вступившие в Национальный регистр доноров костного мозга?

Чтобы ответить хотя бы на часть этих вопросов, мы случайным образом выбрали потенциальных доноров костного мозга в трех городах — Москве, Санкт-Петербурге и Казани — и спросили их о любви: что или кого вы любите? Какая важная история любви произошла в вашей жизни? И может ли донорство костного мозга быть проявлением любви? Вот что нам рассказали.

Любовь и простота

Любовь доноров в первую очередь обращена к окружающим их людям: семье, детям, друзьям, партнерам, близким. Это были самые быстрые, популярные и уверенные ответы. Потом варианты разнились, но чаще всего относились к состояниям и ощущениям: информанты говорили, что любят тишину, спокойствие, любят, когда все рады и всем хорошо. Еще они любят водить машину, слушать музыку и есть. Любят Бога. Вещи, слава Богу, совершенно простые и всем понятные.

«Вся моя любовь — это моя семья. Большая ее часть достается племяннику, как самому маленькому. У нас все девчонки, а он вот мальчишка появился, поэтому ему все внимание и вся любовь».

«Я люблю Бога. Это мое спасение. Мне так было тяжело жить до этого душевно. После смерти, утраты, если честно, у меня были мысли о самоубийстве. И меня только Господь спас. Больше никто меня не успокоил, только молитвы, только он».

«Вообще я очень люблю кушать. Я так думаю, у меня ускоренный метаболизм. Всегда, чтобы день прошел хорошо, нужно утром плотно позавтракать, потому что утром сжигается больше всего калорий, энергия расходуется быстрее. Я всегда полчаса утром завтракаю, потому что я могу на завтрак съесть даже котлеты с пюре. Если я поем овсянку или творог, это просто полчаса, я через полчаса опять захочу кушать. Я плотно утром завтракаю, потом где-то через часа два я опять ем, потом через часа два я опять ем. Я ем не такими огромными порциями в течение всего дня, раз пять, наверное. Я могу ночью что-то учить, захотела поесть — время 12 ночи или два — думаю, ну поем. Просто я думаю, если я не поем, я не смогу нормально учить. Мне нужна энергия, мне нужно покушать».

Интересно, что именно истории любви говорят об информантах больше, чем любые долгие опросы. Нежные, наивные, полные надежд, мечтательные, спонтанные — все это не просто случаи из жизни, а проявления характеров, разбуженных любовью.

«Все мои любови, влюбленности, скорее, были тайные, безответные. Даже сейчас одна есть. Любовь».

«Мы ездили друг к другу год, каждые две недели. На поездах он приезжал всегда с огромным букетом цветов, каждый раз. Поэтому, когда спустя девять, наверное, месяцев, он сказал, что нужно переезжать, я сказала: «Конечно, я переезжаю».

«Этого человека я увидела, и с первого взгляда влюбилась. Мне в нем все понравилось. Я когда его увидела, у меня аж в душе здесь колотило. Даже сейчас я вспоминаю каждую часть тела. Если вот так закрыть глаза, вспомнить его — каждую частичку тела, каждый участок кожи помню».

«В классе седьмом, наверное, я лежала в больнице. У меня были проблемы со здоровьем. Было очень плохо, особенно в психологическом плане. Звонит в какой-то момент папа: «Чего ты расклеилась, у тебя, между прочим, через несколько месяцев будет братик». А я всегда мечтала о брате. Мечта давняя осуществилась. Наверное, лет пять я просила себе брата. Он сейчас ходит в садик, помогаю его учить, все такое. Очень приятно, такое маленькое чудо бегает».

«В конце прошлого года я познакомилась с молодым человеком в соцсетях. И у нас была влюбленность. И действительно, благодаря этому человеку я пересмотрела отношения в своей жизни, и именно отношения самой себя к себе. Как сказать правильно, почему я так себя веду, почему я такая неуверенная — наоборот, я должна быть уверена: я хорошая, я красивая, пусть так будет. Какие-то нотки уверенности этот человек внес в мою жизнь».

Любовь и сила

Донорство костного мозга, как и донорство вообще, для большинства информантов оказалось связано именно с любовью и желанием делиться ей: тягой к жизни, к миру, к людям, к тому светлому, что в этих людях есть. При этом часть потенциальных доноров говорит о своем вступлении в регистр и сдаче крови на типирование как о выражении доверия к людям, к тому, что они достойны шанса на спасение.

«Жизнь — все, что у нас есть, и ты ее любишь, и ты хочешь, чтобы у других была возможность дольше побыть здесь, быть с любимыми людьми. Ведь у всех они есть. Поэтому, помогая другому, пусть незнакомому человеку, по сути, ты не только ему помогаешь, но всем тем, кто его любит. Это такая цепочка любви получается».

«Я думаю, что донорство — это своего рода выражение любви к жизни».

«Донорство — это любовь к миру. Готовность помогать кому бы то ни было, абсолютно неизвестному человеку. Донорство — это выражение доверия к миру. Ведь не знаешь, кому твоя кровь или костный мозг помогут. Но ты готов их отдать ему».

«Если я смогу это сделать для человека, значит, в душе к нему у меня появилась любовь».

«Это выражение любви к хорошему в человеке, к тому, что в нем есть удивительные хорошие вещи. Человек способен на очень гадкие и мерзкие вещи, точно так же человек способен на очень прекрасные и высокие. Это выражение доверия и надежды, что в этом человеке есть что-то, что мне кажется стоящим спасения. Будто я говорю ему: «Я доверяю тебе, в тебе это есть, я хочу тебе помочь».

Любовь и любовь

Казалось бы, разговоры об абстрактном, необъяснимом должны быть такими же непростыми и неудобными, как и сам предмет обсуждения. Ну что можно сказать о любви, кроме банальности? Любовь повсюду. Только приглядись — и везде найдешь ее. Любовь спасет мир. Глупо, казалось бы, говорить о таком. Однако выясняется, что именно в этой простоте и понятности скрыта вся тайная, безответная и наивная сила любви. Любви к жизни, к тому, что мы просто существуем. И готовы поделиться этим с другими.

В оформлении использованы открытки начала XX в. с иллюстрациями Елизаветы Бём

Если вы хотите знать, что нового у доноров костного мозга, оставьте свой адрес ЗДЕСЬ.  

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Содержание бюллетеня