Ярослав, который верит в комфорт – Кровь5

Ярослав Шинкаренко предпочитает не просто говорить о проблемах, но и решать их совместно. Фото Е. Фельдмана.

Ярослав Шинкаренко, Москва

Анестезиолог-реаниматолог, донор костного мозга

Мне не безразлично то, что нас окружает. Я считаю, комфорт зависит от нас. Я как-то еще со школы включился в эти проблемы. Помню, у нас не было шкафчиков для обуви и сменной одежды. Меня выбрали представителем от класса защищать наши права перед администрацией. Тогда впервые мне пришлось приводить аргументы «за и только за» — и шкафчики нам поставили. А во мне родилась способность решать проблемы по благоустройству комфортной среды.

Сейчас я администратор группы в социальных сетях: там люди могут не просто говорить о проблемах уборки территории района, но и решать их все вместе. Приятно же выйти во двор и почитать книгу, а не смотреть на всю эту грязь. Но все же развитие городской среды — просто хобби. Основная моя деятельность заключается в медицине: я обучаюсь в ординатуре Первого меда по специальности «анестезиология и реаниматология».

О донорстве костного мозга я узнал в интернете. Листая очередной пост, увидел фотографию лысого человека в маске, с поникшими глазами. Решил узнать, как обстоят дела с лечением рака в России. Оказалось, у нас острая нехватка доноров. Но ведь нет никаких проблем пойти и вступить в Регистр, все достаточно просто: заполняешь анкету и сдаешь 9 мл крови, всё.

Летом 2018 года я так и сделал, а в ноябре мне уже позвонили. Сказали, нужно пройти повторное типирование. Пока ждал, сильно переживал, что не подойду. Но все оказалось успешно, меня стали готовить к операции. Изначально я был настроен на вариант забора костного мозга шприцем из подвздошной кости. Сработало еще и личное, профессиональное: раз я работаю в области анестезиологии, то наркоз — неплохой опыт для меня. Ведь я тоже должен вводить людей в это состояние.

Но врач посоветовал процедуру лейкоцитофереза, то есть забора стволовых клеток из периферической крови, так как для пациента этот способ будет лучше. Я согласился. Вся процедура, вместе с принятием препаратов, выгоняющих стволовые клетки костного мозга в кровоток, заняла шесть дней: три дня — уколы и три дня — изъятие клеток. В каждую руку мне подключили по катетеру: из одной кровь забирали, она проходила через стоящий рядом аппарат, который отделял стволовые клетки, а в другую руку кровь возвращали.

Спустя три месяца я прошел обследование, которое показало, что после изъятия стволовых клеток мой организм восстановлен и здоров. Перед уходом я узнал от врача о реципиенте. Это девушка, ей немного за тридцать. Мне передали от нее открытку со словами благодарности. Я буду рад, если у нее все хорошо и пересадка ей помогает. А встреча и знакомство не так важны, главное — здоровье.

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также