19 женщин Ильи Пилюгина – Кровь5
Бюллетень
Выпуск № 11

19 женщин Ильи Пилюгина

Потенциальный донор костного мозга и приглашенный редактор Кровь5 Илья Пилюгин когда-то преподавал русский язык и литературу учащимся воронежского техникума. Мало-помалу желание сеять доброе и разумное победило учительскую натуру, и Пилюгин стал помогать женщинам, оказавшимся в тяжелых ситуациях. За девять лет работы через его центр помощи прошли сотни подопечных. В своем манифесте Пилюгин обобщает свой жизненный опыт и обращается к читателям Кровь5 с важной просьбой.

19 дней я вел дневник на сайте Кровь5, рассказывая о женщинах, с которыми мне довелось встретиться, работая в центре защиты материнства и детства «Ангел-Хранитель». Для меня это оказался трудный и необычный опыт: в короткое время я заново пережил все, что происходило на протяжении нескольких лет. Иногда, чтобы вспомнить какие-то детали, я открывал папку с личными делами, которые хранятся у нас в офисе. С фотографий на меня смотрели эти прекрасные, такие разные женщины. Я перечитывал сводки их ситуаций, где они пишут, что успели сделать за время проживания в приюте и что им еще предстоит. В процессе работы я в основном отношусь к подопечным как к набору обстоятельств и проблем, которые надо решить. Но в дневнике мне пришлось остановить взгляд на личности каждой подопечной.

Среди описанных мной женщин есть много таких, о которых заранее можно сказать, что рано или поздно они окажутся в трудной ситуации. Их отличает рискованное, даже экстремальное поведение. Они могут без подготовки и без денег отправиться в какое-то дальнее путешествие, туда, где их даже не особенно ждут. На жизненную проблему они могут ответить усугубляющим эту проблему поведением. Например, на конфликт в семье — просто уйти бродяжничать. Самое губительное — они склонны без причины доверяться чужим людям. И, как правило, тем, кто использует их в своих интересах. Все это делает их потенциальными жертвами торговли людьми, в том числе, сексуальной эксплуатации. И то, что эти конкретные подопечные оказались в нашем приюте — большая удача для них, потому в противном случае все могло бы кончиться печально.

Между тем, другим нашим подопечным понадобилась помощь, можно сказать, случайно. Встретив их в транспорте, вы никогда не смогли бы сказать, что это нуждающийся в помощи человек. Они адекватны, трудоспособны, открыты. Но бывает, что жизнь ставит перед ними задачи, с которыми они не справляются в одиночку. Иногда это рождение особенного ребенка, иногда даже просто увольнение. И они тоже приходят к нам.

Есть мамы с детьми, которые изначально имеют в жизни очень слабую стартовую позицию. Мы их еще называем «андердоги» — это англоязычное понятие, которым определяют киногероя, который через тернии пробивается к успеху. Это часто сироты или мамы, выросшие в неблагополучных семьях. То, что для обычного человека — трудовые будни, дается таким мамам ценой невероятных усилий. Но они не останавливаются и идут к цели. Таких подопечных очень уважаешь. Чтобы им помочь, надо просто дать им возможность заниматься решением своих проблем.

И все время обсуждать перспективы, выявлять цель — чтобы не сдавались. Они не любят просить о помощи, делают это стесняясь. Но на то нам и даны глаза и уши, чтобы мы могли увидеть и услышать человека, которому требуется поддержка. Я это к тому говорю, что, возможно, кто-то рядом с вами нуждается в помощи, но стесняется ее попросить?

Еще одна категория — жертвы насилия. Я много писал о психологических закономерностях, которые сопровождают домашнее насилие. Писал о страхе, который пробирает, простите, до костного мозга. Таким подопечным очень важно помочь найти смысл жизни. Потому что за годы, проведенные в атмосфере насилия, они этот смысл теряют.

Вообще смысл жизни — это основа реабилитации для любой категории нуждающихся людей. Часто в центры помощи обращаются люди отчаявшиеся. Мы стараемся разглядеть в наших подопечных какие-то задатки и стремления для того, чтобы направить их на поиск смысла. Его нельзя навязать или создать искусственно. Но можно помочь найти.

Я не искал работу в Центре защиты материнства и детства. Так совпало. Я жил в студенческом общежитии, когда у меня возник интерес к тематике «пролайф» (pro-life) — движению в защиту человеческой жизни. В это же время я начал ходить в небольшой храм, который стоял неподалеку. Как раз тогда при храме формировалось что-то вроде инициативной группы по профилактике абортов и помощи женщинам. Я стал добровольцем, мы создали сообщество в соцсетях, к нам стали присоединяться новые соратники, начали обращаться нуждающиеся женщины с детьми. Как это все завертелось, я не заметил, но уже через полтора года я уволился с должности учителя в техникуме и с тех пор всецело отдал себя «Ангелу-Хранителю». В 2015 году мы официально зарегистрировали организацию в Минюсте. За это время наша команда помогла сотням малышей родиться на свет, сотням матерей — облегчить трудности воспитания малышей. Администрация нашего города недавно дала нам двухсотметровое помещение, скоро там закончится ремонт.

В движении pro-lifeя уже семь лет. Я смотрю на карту России, и для меня она не безлична. На этой карте повсюду горят свечки-маяки. Когда при мне называют тот или иной город, моя первая мысль: а есть ли там центр защиты материнства и детства? За время моей работы я познакомился со многими соратниками и соратницами со всей России. Я пишу этот текст в поезде, возвращаясь домой с фестиваля «За Жизнь-2019», где собираются пролайферы со всей России и даже из-за рубежа. Каждый из них — человек, о старании и самопожертвовании которого можно писать книгу. Некоторые создавали свои центры помощи в нечеловеческих условиях: с нуля, без денег и поддержки. Они умудрились найти жертвователей в городах с населением в 10 тыс. человек. В условиях, где все еще не принято рассуждать о ценности зачатой жизни, они оказывают помощь тысячам беременных женщин и семей с детьми.

Сколько раз мне и моим коллегам-общественникам приходилось слышать эту волшебную фразу:

— Тебе что, больше всех надо?

И я отвечал:

— Да, друзья мои, мне больше всех надо — это и грустно. Знаете почему? Потому что больше никому ничего не надо. Россия занимает первое место по количеству абортов на душу населения в мире. В то же время сохраняется проблема социального сиротства, когда дети попадают в интернаты при живых родителях просто потому, что те или не в состоянии их воспитывать, или не в состоянии содержать. Часто ребенок попадает в интернат из неполной семьи, где одна мать просто не тянет нагрузку. При этом население России в целом сокращается. Кто решит проблему мусорных полигонов? Кто будет первым космонавтом на Марсе? Кто придумает лекарство от рака? Мы уже сейчас испытываем кадровый голод из-за недостатка населения.

Женщина с ребенком по-прежнему остается самым незащищенным членом общества. Посмотрите сами: для всех нуждающихся категорий есть какие-то федеральные или региональные программы. А одинокая мама с новорожденным малышом не может рассчитывать практически ни на какую социальную защиту, кроме мизерных пособий. И это притом, что с ребенком на руках она маломобильна и почти не трудоспособна.

Поэтому я твержу при каждом удобном случае: важно расширять социальную поддержку матерей с детьми. Законодательно усилить ответственность отцов. И поддерживать институт ответственной здоровой семьи, где о детях заботятся и папа, и мама.

Когда-то давно (а может, и не так давно) откуда-то возник стереотип, что воспитание детей — женское дело. Почему-то так получилось, что в школах работают в основном женщины. Что детьми в семье занимаются мамы и бабушки. А отец даже не помнит точно, в каком классе учится его чадо. Я думаю, что без мужчин выправить положение женщин в обществе невозможно. В свое время меня вдохновили слова американской пролайф-активистки Джанны Джессен. Это женщина, которая родилась в результате аборта, но выжила и посвятила свою жизнь защите детей до их рождения. Выступая перед аудиторией, она сказала: «Мужчины, вы созданы для величия. Вы созданы для того, чтобы встать и быть мужчинами. Вы созданы защищать женщин и детей, не бездействовать».

И поэтому, когда люди удивляются, что я, будучи мужчиной, занимаюсь защитой материнства и детства, я говорю: «А что тут странного?

Странно — это когда все интересы сводятся к пиву и спорту. Мужчина должен быть неравнодушным и активным». И если уж совсем начистоту, моя мечта — чтобы мы с вами наконец-то поняли, что у России нет другого хозяина, кроме нас. Нам нужно понять, что никто не приедет к нам и не наполнит, например, за нас регистр доноров костного мозга. И никто не поможет нашим нуждающимся, никто не сделает жизнь в нашей стране лучше и милосерднее. Кроме нас. Каждый сможет сделать доброе дело по силам, если почувствует ответственность за то, что происходит вокруг.

В оформлении использованы гравюры из каталога Британского музея

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Содержание бюллетеня