5 закоулков добра и зла в извилинах – Кровь5

Любовь Царева

5 закоулков добра и зла в извилинах

Где в нашем мозге зарождаются добрые и злые поступки?

Когда речь идет о мозге, едва ли получится дать точный ответ на вопрос: «Не подскажете ли, в каком кабинете я могу найти Доктора Зло (или Добро, нас в данный момент интересуют оба)?» Дело в том, что многие области отвечают за самые разные задачи и в зависимости от обстоятельств заставляют одного и того же человека совершать что-то ужасное или, наоборот, устраивать аттракционы невиданной щедрости.

И все же мы попробуем проникнуть под черепную коробку и по возможности разобраться в вопросе, а для этого посетим пять мест силы, где часто и берут начало наши добрые и злые импульсы. Путеводителем для нас станет труд нейробиолога Роберта Сапольски «Биология добра и зла».

1

Для начала пойдем по стрелке вниз с надписью «лимбическая система». Это где-то ближе к центру: лимбическая система находится над самым древней, рептильной частью мозга. Название говорит о том, что она у нас примерно такая же, как и у рептилий, и отвечает за всякие автоматические процессы вроде регулирования температуры, дыхания и т. д. Над лимбической системой находится кора головного мозга.

Несмотря на название «система», на самом деле это целое скопление структур, причем их точные границы до сих пор не определены.

Лимбическая система является главным участком мозга, ответственным за наши эмоции. А что может быть древнее страха, боли, гнева? Сильнее всего она развита у млекопитающих, по сравнению с рыбами и птицами, у которых эмоциональная жизнь менее насыщенная.

У разных животных она функционирует по-разному.

Так как долгое время лимбическую систему изучали на крысах, считалось, что она отвечает не за эмоции, а за обоняние.

Дело в том, что обонятельная луковица и ее проекция занимают 40% мозга грызуна. Нейроны луковицы отправляют свои проекции в нижнюю часть мозга, которую, само собой, и признали ответственной за обоняние.

В 30–40-е годы прошлого века исследования мозга продолжились, и у этой теории появились ярые противники, которые утверждали, что данный участок отвечает именно за эмоции. Спор был долгим и яростным. Однако все точки над i расставили этологи, которые объявили: если вы крыса, то все эмоции для вас тесно связаны с обонянием. Внезапно спорщики поняли, что та область, куда из обонятельных луковиц крыса отправляет свои проекции, это та же область, которая отвечает за эмоции. У других животных, например птиц, у которых обоняние не играет такой роли в эмоциональной жизни, лимбическая система не связана с обонянием. Свои проекции в лимбическую систему у птиц наиболее активно отправляет участок, отвечающий за слух. А угорь, который общается через электричество, имеет электрорецепторы, отправляющие кучу информации в этот участок мозга.

Получается, что лимбическая система отвечает за обработку той части информации, которая наиболее важна для эмоциональной жизни животного.

Как ни странно, даже у людей, у которых обоняние развито очень плохо, а обонятельные луковицы и вовсе атрофировались, именно та часть мозга, которая отвечает за обоняние, наиболее быстро передает сигналы в лимбическую систему. Значительно быстрее, чем участки, отвечающие за зрение или слух.

А теперь от эмоций вообще переходим к негативным эмоциям в частности. Для этого необходимо пройти в отдел лимбической системы под названием «миндалина».

2

Миндалина — это область мозга миндалевидной формы, которая представляет собой скопление нейронов и находится под корой в височной доле.

Именно миндалина считается главной виновницей агрессивного поведения. И дело не в том, что это средоточие агрессии. «Невозможно понять нейробиологию жестокости, не поняв нейробиологию состояния страха и тревоги», — объясняет Сапольски. По его словам, раз одна область отвечает за то и другое, это предполагает, что в мире, в котором нейронам будет нечего бояться, агрессии практически не будет.

Многочисленные исследования показали, что, если повредить миндалину, уровень агрессии у животного снизится, такого же временного эффекта можно добиться, если ввести в нее новокаин.

Если же, наоборот, стимулировать ее с помощью вживленных электродов, то в скромном парне из соседнего подъезда вполне может пробудиться берсерк.

Есть страшные свидетельства того, как воздействие на миндалину приводило к неконтролируемой агрессии. Так, в 1966 году Чарльз Уитмен, которого впоследствии журналисты прозвали «техасским снайпером», убил свою жену и мать, после чего поднялся на 28-й этаж Техасского университета, расстрелял оттуда 14 человек и ранил еще 32. В записке, найденной около тела его супруги, он признавался, что очень любил эту женщину и не имел ни одной причины ее убивать. Вскрытие мозга Уитмена показало, что у него была опухоль, которая давила на миндалину…

Но не стоит даже в данном случае вешать всех собак на миндалину. Сапольски пишет, что Уитмен не был добряком и жену иногда бил, а его детство никак нельзя назвать счастливым. Но, вероятно, именно воздействие на миндалину спровоцировало выход ситуации из-под контроля.

3

За что же отвечает лобная кора — самый поздний и сложный слой нашего мозга? Неужели за добро? Это был бы слишком упрощенный ответ. Отвечает она много за что, а в том числе и за то, чтобы сдерживать порывы миндалины или направлять их на защиту добра и справедливости.

Сапольски приводит в пример Финеаса Гейджа, первого пациента с диагностированным повреждением лобной коры. Несмотря на то что Гейджу пробил голову железный прут диаметром 3 см, он остался жив. Однако из уважаемого уравновешенного человека превратился во вспыльчивого, капризного, грубого. В итоге потерял работу и зарабатывал на жизнь, выступая в качестве живого экспоната вместе со злополучным железным прутом…

Влияние коры на лимбическую систему огромно. Силой мысли можно очень быстро изменить свое настроение, спустив в лимбическую систему какую-то грустную или радостную мысль. Впрочем, бывает и наоборот, когда лимбическая система оказывает влияние на решения коры.

Например, в состоянии стресса любой человек может принять самое глупое решение, потому что в игру вступила именно лимбическая система и повлияла на аналитические способности, тогда как кора в таком состоянии перевозбуждения отошла на второй план.

Но кора — это не только умная система тормозов и ориентиров. Она же отвечает за сочувствие как ощущение боли другого человека. Так что все проявления милосердия имеют истоки именно в лобной коре.

4

Лобная кора настолько многогранна и сложно устроена, что мы тут не будем даже пытаться разобраться в ее извилинах. Однако на передовую все-таки выйдем, то есть рассмотрим чуть подробнее участок, который называется префронтальной лобной корой (ПФК). Именно он, по словам Роберта Сапольски, делает нас людьми. У человека эта часть коры развита намного больше, чем у любого другого вида, и развивается гораздо позднее остальных частей мозга. Исследование 150 видов приматов бихевиориста Робина Данбара показало, что наибольший размер префронтальной коры наблюдается у приматов с наиболее развитыми сложными социальными связями.

В этой зоне тоже много всяких больших и маленьких участков. Но есть два центра, один из которых называется дорсолатеральная ПФК (умное слово «дорсолатеральная» означает просто-напросто местоположение: сзади сбоку). Эта часть отвечает за наше рациональное начало. Уравновешивает ее вентролатеральная ПФК (то есть расположенная тоже сбоку, но спереди). Именно она отвечает за эмоциональную сторону принятия решений и тесно взаимодействует с древней лимбической системой. От того, как эти две системы договорятся, и зависит, будут наши поступки добрыми или злыми.

Люди с повреждениями вентролатеральной части ПФК руководствуются исключительно доводами разума. Давайте вспомним вулканца Спока из сериала «Звездный путь» — вот у кого преобладал дорсолатеральный участок ПФК. Такой субъект без колебаний спасет группу из 20 человек, пожертвовав ради этого группой из 10 человек, даже если в последней его родная тетушка.

Зато без этой части ПФК, которая уравновешивает вентеролатеральную, человек бы превратился в агрессивное, сексуально озабоченное создание, неспособное мыслить логически.

Возбуждение обоих описанных участков коры находится в обратной зависимости. Ученые провели целый ряд экспериментов, чтобы наглядно продемонстрировать, как именно взаимодействует интеллектуально развитая, интеллигентная лобная кора с первобытным дикарем в лице лимбической системы.

Самым показательным в данном случае является умозрительный эксперимент с вагонеткой.

Только представьте: она несется по рельсам. Вам необходимо выбрать — убить или нет одного случайного прохожего, чтобы спасти пять других. Большинство сочли вариант с убийством одного ради спасения пятерых оптимальным, но лишь в том случае, если требовалось нажатием рычага просто перевести вагонетку на другие рельсы, на которых бедняга случайно оказывался. Если же для этого требовалось толкнуть прохожего под вагонетку, большая часть испытуемых отказывалась.

В процессе опроса ученые сканировали мозг участников эксперимента. Во втором варианте, когда прохожего предлагали бросить на рельсы, активизировался целый спектр участков мозга: это и дорсолатеральный участок ПФК, но в то же время и участки, отвечающие за чувство отвращения, — это вентролатеральный участок ПФК и миндалина, плюс особая область коры, которая отвечает за эмоционально нагруженные слова. В общем, целый букет эмоций на фоне слабых рациональных потуг взвесить все за и против.

В первом же случае, когда надо было просто перевести стрелку, активизировался только дорсолатеральный участок. Никаких эмоций, строгий расчет.

Другой показательный пример взаимодействия с лобной корой. Человеку быстро показывают портреты людей разных рас. За такой короткий промежуток времени он не может их рассмотреть, но успевает распознать чужака. В этот момент активизируется миндалина, которая отвечает за страх и тревогу и, как мы помним, иногда за агрессивное поведение. «Чужой, бей, беги!» — бьет тревогу миндалина. Если же на портрет дать посмотреть подольше, то лобная кора успевает нажать на тормоза и отреагировать более адекватно с точки зрения современной реальности: «Стоп! Разве цвет кожи определяет морально-этические качества личности? Он просто не очень похож на нас внешне, но мы все равно готовы его принять и полюбить».

Еще один забавный эксперимент, когда в игре подопытного погружают в неприятную ситуацию. Пробуждаются его древние участки мозга, отвечающие за страх, боль, гнев, тревогу, активизируется миндалина. Однако потом подключается лобная кора, которая напоминает: «Это просто игра, а на самом деле у меня все отлично». В этот момент голос миндалины затихает.

А теперь представьте, каково подросткам, у которых лобная кора недостаточно сформирована… Напомним, формируется она годам к двадцати пяти.

5

Секретные кнопки, про которые стоит упомянуть, — это нейромедиаторы. Один из них — дофамин, связанный с удовольствием. Он вырабатывается в районе вентральной области покрышки (этот участок находится рядом со стволом головного мозга, он тоже очень древний). Известно про покрышку не так много, но, судя по всему, она отвечает за награду, чувство удовлетворения, раз в ней находятся нейроны, которые вырабатывают дофамин.

Именно этот нейромедиатор порой заставляет людей совершать не всегда выгодные или простые, но правильные поступки. Наградой будет чувство удовлетворения и повышение уровня дофамина.

Причем дофамин может выделяться не только в случае получения неожиданной награды, победы в аукционе, совершении доброго дела, но и в случае восстановления справедливости даже в ущерб себе.

Так, в экономической игре за определенную плату игрокам давали возможность наказать мошенника. Многие шли на этот не очень выгодный для себя шаг, при этом в процессе фиксировалась выработка дофамина.

А вот уровень другого нейромедиатора, серотонина, наоборот, напрямую связан с увеличением агрессии. Причем связь серотонина и агрессии прослеживается не только у людей, но и у животных, даже таких как сверчки, улитки и ракообразные.

В процессе исследований, в частности, выяснилось, что если с помощью препаратов у человека или животного искусственно понизить уровень серотонина, то вырастет импульсивность. Но нейромедиаторы — это большая тема, которой мы посвятим отдельный материал.

Впрочем, как пишет сам же Сапольски, едва ли, просто ковыряясь в чьем-то мозге, получится откопать корни добра и зла, ведь мозг активируется за счет самой разной сенсорной информации. Участки мозга реагируют вариативно на разные ситуации в зависимости от предыдущего опыта человека, его темперамента, его внутриутробного прошлого, счастливого или не очень детства и социального статуса, питания его матери во время беременности, культурного контекста, генетических особенностей и многих других обстоятельств. В мозге, как в миксере, взбиваются все эти факторы и выдается результат в виде того или иного ответа на ситуацию. Нам же остается только надеяться, что ответ будет добрым и прекрасным.

Фото: wellcomeimages.com


Стать донором Помочь донорам
Читайте также