Гриб, лягушка и розовый жираф – тестируем настольную игру про донорство костного мозга – Кровь5

Никита Аронов

Гриб, лягушка и розовый жираф – тестируем настольную игру про донорство костного мозга

В Санкт-Петербурге выпустили первую игру для пропаганды нашего любимого вида донорства«Целители». Сотрудникам Кровь5 удалось заполучить на вечер один из комплектов и опробовать его вместе с лидером движения «Энергия жизни» Виктором Андроновым и реальным донором костного мозга Наталией Шадриной.

– Что за слова? Просто набор букв какой-то, – удивляется Наталия. – Как названия мебели в «Икее», ей-богу.

Мы распаковываем коробку игры с красивыми, но довольно странными картинками и еще более странными рисованными персонажами. А имена их и правда ставят в тупик. Здесь есть бородатый мухомор, которого зовут Мадарх, и лягушка в медицинской шапочке по имени Брого, розовый жираф в рогатом шлеме, Кирави, и Пестарц – чумной доктор, который на самом деле птица. Все они целители, живут в волшебной стране Хэйве и борются с поразившими эту местность болезнями. Точнее, «недугами», слово выбрано предельно мягкое, чтобы не было неприятных ассоциаций. Недуги названы с максимальной возможной милотой, например «окотение», «морковный грипп» или «конфетная лихорадка».

Игроки в свой ход передвигают фишки по игровому полю и, переворачивая картонные кружочки, выясняют, с чем им предстоит сейчас бороться – с бытовым недугом или с неведомым. Соответствующая карточка снимается с верха колоды. Надо сказать, что колод в игре аж четыре. В двух содержатся болезни обоих видов. Из третьей раздаются карты на руки (по четыре каждому). Еще в одной – случайные события типа «посмотрите верхнюю карту в такой-то колоде».

Итак, карточка болезни открыта, и начинается собственно лечение, заключающееся в бросании четырех шестигранных кубиков. На карточке написана цифра, и выкинуть надо не меньше. Разница между двумя видами недугов в том, что бытовые стоят гораздо дешевле и лечить их надо в одиночку. А вот для победы над неведомым надо выкинуть очень большую сумму, близкую к максимальной. Зато есть несколько попыток – с болезнью бьются все игроки по очереди, а тот, кто попал на зараженное поле, даже два раза. Победа над обычными недугами добавляет очков игроку лично, а над неведомыми – идет в общий зачет.

Вот, скажем, у нашего фотографа Алексея Лощилова выпадает болезнь с названием «диарея Араккок» – карточка с грушей на картинке. Он с легкостью выкидывает нужные 13 очков, побеждает диарею и получает два очка.

Если выкинутых кубиков не хватило, можно помочь картами из тех, что на руках. Каждая карта способна добавить очки при борьбе с какой-нибудь конкретной болезнью. Но поскольку разновидностей недугов много, а карт на руках всего четыре, толку от этого практически нет – у нас раз за разом не выпадает ни одного совпадения.

Зато на тех же карточках обозначены очки донорства в виде одной или двух капелек. Столько можно добавить к своему броску, пожертвовав этой карточкой.

– Так у игрока подсознательно откладывается, что донорство помогает, – объясняет один из авторов «Целителей», соучредитель петербуржского «Фонда доноров» Марина Францева. – Настольная игра базируется на фэнтезийном мире, где донорство только элемент механики, лишь одна часть жизни этой вселенной. Это наша принципиальная позиция, ведь игра, основанная лишь на донорстве, будет интересна только узкой аудитории. А мы хотим вовлечь широкую.

Чем больше очков у болезни, тем полезнее донорство. Кроме того, в игре теоретически можно собрать и две особые комбинации. Первая из них называется «Сила крови»: в нее входят карточки «Гранатовый коктейль», «Родниковая ванна», «Защитники» и «Хвост ящерицы». Почему они так называются? А потому, что авторы мыслят очень креативно. Все четыре вместе способны вылечить любой неведомый недуг, кроме самого тяжелого.

Звучит заманчиво, и Виктор Андронов, верный идее донорства, пытался всю игру собрать эту комбинацию. Но не смог. Я, кстати, тоже пытался и тоже не смог. Ведь карт на руках всего четыре.

Хорошо, а костный мозг-то тут при чем? А при том, что есть еще одна карточка – «Стволовая клетка», про которую в описании прямо написано, что клетка эта кроветворная. И она может, если вдруг попадется, заменить в комбинации «Сила крови» какую-нибудь одну карту.

Ну а если вы вдруг умудритесь собрать четыре «Стволовые клетки», то излечите самый тяжелый недуг. Такая комбинация называется «Костный мозг». Да, глубоко закопана пропагандистская идея в этой игре.

– Мы специально не говорим о донорстве костного мозга в лоб. Наша задача – постепенно заинтересовать молодого человека этой темой, вовлечь его, – парирует Марина Францева.

Но игроки как-то не вовлеклись.

– Если бы мне заранее не сказали, я бы не поняла, что эта игра как-то относится к донорству костного мозга, – призналась под конец партии Наталия Шадрина.

Виктор Андронов тоже остался недоволен:

– Это не пропаганда, а какая-то имитация деятельности. Мы хотя бы понимаем, что такое донорство. А людей, которые не понимают, эта игра только сильнее запутает.

Вообще уже с середины партии мы с нетерпением ждали, когда же она кончится. Непрерывно кидать кубик может быть интересно только очень азартному человеку. А никакой кооперации, никакого взаимодействия между игроками в игровом процессе не заложено. Никакой стратегии тоже нет. Точнее, есть одна, но проигрышная – пытаться собрать одну из комбинаций карт. Ей-богу, проще найти донора в отечественном регистре, чем это сделать.

А вот, по словам Марины Францевой, всем, кто у них эту игру брал поиграть, она понравилось.

– В следующем году мы выпустим вторую версию «Целителей», – анонсирует Францева. – На сегодняшний день игра существует в пяти экземплярах, а мы хотим, чтобы было не меньше 20 – в каждом районном Доме молодежи по штуке. Впрочем, все зависит от финансирования.

Финансы – вопрос ключевой, ведь игру удалось издать благодаря поддержке Комитета по молодежной политике Санкт-Петербурга. На проект «ДонорGO», куда помимо настольной игры входит игра про донорство крови, книжка донора с теми же фэнтезийными персонажами и игра с дополненной реальностью, город выделил 1,6 млн рублей. Но, как говорит Марина Францева, большая часть этой суммы пошла на дополненную реальность:

– Что касается настольной игры, то нам субсидировали только ее изготовление. На производство пяти комплектов мы получили 35 тысяч рублей. Персонажей и правила придумывали своими силами.

– К сожалению, очень мало хороших игр получаются на деньги грантов, – констатирует председатель Гильдии разработчиков настольных игр Юрий Ямщиков. – Все думают: ну что такое сделать игру. А разработчик – это такая же профессия, как художник или журналист. Сложно ожидать, что человек, который никогда не делал игр, сразу сделает хорошую. Собственно разработка, без картинок и производства, стоит 100–150 тысяч рублей. За эти деньги можно хорошо продумать и протестировать правила.

Очевидно, что ничего этого толком сделано не было, потому что в «Целителях» куча неработающих механизмов. Например, вообще непонятно, зачем игроки ходят фишками по полю. Считается, что можно закончить игру, вылечив все зараженные клетки, но в колоде столько карточек игровых событий, предлагающих выложить на свободные клетки новые болезни, что все это превращается в сизифов труд.

Впрочем, учитывая, что других игр про донорство костного мозга пока нет, эта на сегодняшний день лучшая.

Фото: Алексей Лощилов

Стать донором Помочь донорам
Читайте также