Молоко на удаленке – Кровь5

Оксана Прилепина

Молоко на удаленке

Иллюстрация: Алексей Венецианов. Кормилица с ребёнком

Донорство грудного молока практикуется во всем мире. В России более или менее организованно – с 2014 года, но пока эта ниша все еще дикая и скорее напоминает квест. Женщины бесплатно передают в другие семьи свое молоко, сами решают проблемы его безопасности, противостоят агрессивной рекламе искусственных смесей. А еще то и дело вынуждены вытаскивать свое сообщество в соцсетях из бана за фото кормления грудью.

«Ищу кормилицу с проживанием на год в ближнем Подмосковье, – читаю я на eva.ru, – оплата очень щедрая». «Гы, – следует ответ от ivolga, – не найдете, даю башку на отсечение. Кормите донорским молоком». Но где его взять? И зачем, если в ближайшем магазине можно подобрать ребенку смесь? И что это вообще за рынок донорского грудного молока? Как он устроен? Чтобы в этом разобраться, Кровь5 поговорила с участниками добровольческого движения «Молочная мама» и врачами-педиатрами.

Сложная материя

Преимущества грудного молока перед смесями не оспаривают даже производители искусственного питания.

– Ни одна смесь на основе коровьего или козьего молока, в состав которой обычно входит только 40–50 компонентов, никогда не приблизится к составу грудного молока женщины, – объясняет Кровь5 Антон Оленев, главный внештатный специалист по акушерству и гинекологии Департамента здравоохранения Москвы.

По его словам, в грудном молоке содержатся лейкоциты, стволовые клетки, больше 20 видов аминокислот, больше тысячи белков, укрепляющих иммунную систему и защищающих нейроны мозга. Микрофлору кишечника ребенка поддерживают более 200 видов сложных сахаров. Более 40 энзимов ускоряют химические реакции в детском организме. В молоке присутствуют гормоны, антитела, витамины и минералы, длинноцепочечные жирные кислоты, 1400 видов микроРНК, регулирующих экспрессию генов.

– Почти 30% клеточного состава молока состоит из стволовых клеток, чье значение науке еще предстоит определить, – рассказывает один из ведущих российских неонатологов Ольга Лукоянова, педиатр, доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник лаборатории питания здорового и больного ребенка московского Национального медицинского центра (НМИЦ) здоровья детей. – У детей, получающих грудное молоко, реже развиваются воспалительные заболевания, такие как отит и инфекционные заболевания желудочно-кишечного тракта.

Преимущество очевидно, однако бывает, что грудное вскармливание невозможно в силу жизненных обстоятельств. Например, из-за болезни матери. Или нежелания женщины переносить тяготы кормления. В подобных ситуациях Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует в первую очередь применять донорское грудное молоко.

Опыты и практики

Иллюстрация: Будущий король Людовик XIV на руках у своей кормилицы. Неизвестный автор

В Бразилии, США, Канаде, Израиле, Италии, Финляндии и некоторых других странах существуют банки грудного молока, причем как государственные, так и частные. Они принимают молоко у населения, обрабатывают его и тем самым гарантируют безопасность.

Бразилия – мировой лидер в этой области: в стране 210 таких банков. Для сравнения: в Ассоциацию банков грудного молока Северной Америки входит 13 организаций. Польза от этих учреждений огромна. В Бразилии за пять лет после создания первого банка донорского молока детская смертность снизилась на 73%. С 2005-го в стране отмечается День донора грудного молока (19 мая), а с 2010-го к этой инициативе присоединился ряд европейских государств.

В России первый банк донорского молока появился в Москве в 2014 году, на базе Научного центра здоровья детей РАМН. Следующий – в Уфе, при Республиканской детской клинической больнице. И еще один – в 2019 году в Областном перинатальном центре в Челябинске.

Доноры в них тщательно обследуются, молоко проверяется и пастеризуется на специальном оборудовании, чтобы не допустить бактерии и вирусы. Только все эти учреждения – стационарного типа, они обслуживают лишь своих пациентов, так что пропускная способность их невелика. Для наглядности: за первый год работы из московского банка донорское молоко получили всего 50 детей.

А что делать остальным, кто в нем нуждается?

Мать мать поддержит

Фото: Андрей Карелин. Мать, дитя и кормилица

Те, кто не отправился сразу в магазин за смесью, начинает свое участие в квесте, то есть поиске грудного молока в интернете. Во многих странах действуют неформальные сообщества по обмену донорским молоком. Правда, официальные структуры не рекомендуют к ним обращаться. Те же американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), Ассоциация банков грудного молока в Северной Америке и аналогичная ассоциация в Европе выступают против неофициального обмена. Но это лишь рекомендация. Причем от организаций, заинтересованных получать в свои банки грудное молоко – к этому привязано их финансирование. Общественные донорские организации объясняют подобные заявления как раз конкуренцией за грудное молоко и настаивают на том, что донорство должно быть доступно каждому.

В России помимо трех упомянутых банков донорству грудного молока с 2013 года содействует добровольческое движение «Молочная мама». Ключевой принцип: молоко должно быть только бесплатным. Поскольку отсутствие выгоды исключает подделки, махинации и риск эксплуатации тела кормящей женщины.

История создания «Молочной мамы» началась с того, что психолог Ольга Родичева искала донора грудного молока для своего третьего ребенка. Она опубликовала в интернете запрос, оставила свои контакты, и ей пришел вал сообщений от других женщин со словами как поддержки, так и критики. «Вы такая смелая, а я боюсь открыто признаться, что у меня не хватает молока», – писала одна мама. «Фу, какая гадость, вы не мать!» – возмущалась другая.

– Когда в почте одно письмо – от женщины из Твери, желающей подарить молоко, а другое – от матери, которая пишет: «Я живу в Твери, но не знаю, как здесь молоко найти», как-то не по-человечески было не соединить их, – вспоминает Ольга. – Сначала мы с моими единомышленниками это делали вручную, просто пересылая друг другу адреса мам. Потом у нас появилось сообщество в «Живом журнале», где мы вывешивали их контакты. Но набили шишек и поняли, что в открытую публиковать контакты нельзя. Так у нас появилась закрытая база данных, а потом мы переехали на отдельный сайт.

«Молочная мама» объединяет русскоязычных жителей из 435 населенных пунктов в 25 странах, в их числе – государства Азии, Африки, Южной Америки.

Чтобы представить масштаб, достаточно сказать, что благодаря деятельности «Молочной мамы» нуждающимся малышам ежегодно передается порядка 4,5 тонны донорского грудного молока.

Всю работу по обслуживанию процессов между кнопками на сайте «Подарить молоко» и «Найти молоко» делают около 30 волонтеров. Они же ведут страницы в соцсетях, переводят на русский язык научные статьи и лекции, публикуют просветительские материалы по теме молочного донорства, организуют обучающие вебинары.

Чтобы получить или подарить молоко, человек заполняет анкету на сайте и оставляет свои контакты. От чат-бота ответ приходит мгновенно, от модераторов – в течение суток. Такая скорость ответа объясняется тем, что, как правило, ими выступают мамы с маленькими детьми, причем еще и живущие в разных часовых поясах.

– Это в каком-то отношении профессиональное волонтерство, – рассказывает Ольга. – Есть те, кто помогает нам оплачивать домен и хостинг, иногда мы покупаем статьи в научных журналах, оплачиваем вебинары. Однако какой-то централизованной поддержки у нас нет, потому что мы не оформлены как НКО, не имеем бухгалтера, расчетного счета, стабильных поступлений. В принципе это и не нужно. Все и так работает. Но мы будем очень рады помощи в апгрейде нашего старенького сайта.

Особые обстоятельства

Фото: 1900 год. Женщина кормит ребенка

Доноры молока, без сомнения, альтруистки: ими движет желание помочь ближнему. Ведь сцеживание, хранение и передача молока – это труд, время, которое они тратят безвозмездно.

«Было желание помочь», – коротко ответила Татьяна Макарова на вопрос Кровь5 о том, как она пришла к молочному донорству. И этот ответ характерен для большинства. «Я узнала случайно о такой практике, мои друзья и родственники были в шоке, никто не знал, что такое бывает, – рассказывает донор под ником tanyatabachnik. – Я помогла маме близнецов, у которой на двоих не хватало своего молока».

Часто к идее стать молочным донором приходят из-за гиперлактации: молока так много, что даже в сцеженном виде оно уже перестает помещаться в морозилку, а выбросить жалко.

«Я помогала нескольким семьям, – пишет Irina le-Deygen. – Первый мой лишний запас молока забрала семья для приемной дочки».

Алиса Гаврилова была донором полгода, и это был незабываемый опыт: «Мама, которую я поддерживала, – герой. Она каждую неделю ездила за молоком в три семьи из разных городов. Ее ребенок был недоношенный, и использование грудного молока вместо смеси помогало ей справится с чувством вины».

Мама под ником Olga Loukkonen пришла к донорству парадоксально: после неудачной попытки стать реципиентом. Живя в Испании, она написала запрос в «Молочную маму». Донор нашелся в 75 км от ее дома, но трехмесячная дочь отказалась принимать чужое молоко, и женщина пыталась вызвать лактацию у себя. Попытка оказалась настолько успешной, что уже через две недели она нажала на сайте «Молочной мамы» кнопку «Подарить молоко» – и желающие его получить тут же нашлись.

– В моей практике была женщина, у которой был большой запас молока, а ребенок не выжил, и ей было важно это молоко отдать, – рассказывает Татьяна Лебедева, специалист по грудному вскармливанию из Ростовской области, преподаватель Ассоциации консультантов по естественному вскармливанию. – Еще у нас была женщина, которая погибла при родах, и семь мам-волонтеров собирали молоко, которое другой волонтер отвозил бабушке для ребенка этой женщины. Этой бабушке мы потом индуцировали лактацию – да, можно вызывать лактацию у нерожавших женщин. А вообще я надеюсь, что донорство молока станет в нашей стране нормой.

К слову, о норме: за восемь лет работы волонтеры «Молочной мамы» отметили необычное явление, которому пока нет объяснения.

– Обычно спрос на молоко превышает предложение, – замечает Ольга Родичева. – В Москве – значительно. Но есть удивительный город Челябинск, он один такой на планете, где ситуация обратная: мам, готовых делиться молоком, больше, чем тех, кто хотел бы взять.

Сами челябинцы – местные врачи и психологи, с кем побеседовала Кровь5, – затрудняются растолковать этот феномен.

– Я бы даже сказала, что у нас почти нет донорства молока, – говорит Ксения Власова, педиатр челябинского медцентра «Здоровый ребенок». – Оно больше развито в Москве, Санкт-Петербурге. Я в своей практике не сталкивалась с реципиентами донорского молока, а вот непереносимость смесей встречаю примерно у половины детей на искусственном питании.

Молочный путь

Иллюстрация: Леонид Пастернак. К родным. 1891 г.

И все-таки, чтобы грудное донорство стало нормой, нужно решить несколько ключевых проблем. Главная из них – безопасность донорского молока.

– Мы же не обмениваемся другими биологическими жидкостями с незнакомцами у метро, кровью например, – замечает педиатр Ольга Лукоянова из НМИЦ здоровья детей. – Я не против донорского обмена, но процесс должен контролироваться специалистами. Обмен молоком через интернет опасен, потому что оно может содержать Т-клеточный лейкоз человека, цитомегаловирус, ВИЧ и гепатиты A, B, C, стрептококки, стафилококки, синегнойную палочку…

Если обратиться в прошлое, то в кормилицы традиционно нанимали красивых женщин 20–35 лет с веселым характером и «развитыми умственными способностями», так как считалось, что с молоком передается и красота, и ум.

В наше время мифов про суперспособности грудного молока не меньше, но больше в жанре страшилок. Есть, например, предубеждение, что с молоком передаются все вирусы и болезнетворные бактерии, которые только есть у кормящей женщины.

– Если мыть руки, использовать чистую посуду и выполнять нехитрые правила гигиены по протоколу Академии медицины грудного вскармливания, то через грудное молоко передается немногое, – говорит Татьяна Лебедева. – А от опасного, что может передаться, помогает пастеризация.

В идеале пастеризовать грудное молоко нужно на специализированном оборудовании под контролем профессионалов. И в этом смысле идеальным решением проблемы, как считает Ольга Родичева, было бы развитие уже имеющихся в стране банков донорского молока. Например, на их базе можно было бы оказывать населению платные услуги пастеризации и скрининга здоровья доноров. В результате принимающие семьи будут уверены в биологической безопасности продукта, а банки получат деньги на развитие.

– Это была бы настоящая кооперация, – уверена Ольга Родичева. – Когда в одном месте донор мог бы пройти скрининг, а принимающая семья – заказать пастеризацию. И главное, такое сотрудничество с неформальными сетями и в сами банки привлечет больше доноров. Но подобные решения можно принять только на высоком уровне – в Минздраве. Пока надежд на это немного. Мы пытались подружиться с банками молока, но они с нами дружить не хотят. И не верю, что ситуация изменится в ближайшее время.

Мешает развитию молочного донорства и другой миф: что молоко от неродственника ребенку не подходит.

– Пастеризованное донорское молоко может не подойти только в случае аллергии на конкретные продукты, – объясняет Татьяна Лебедева. – От него невозможны осложнения.

– За всю историю грудного обмена в мире мы не знаем ни одного случая, когда ребенок заболел или умер от донорского молока, но мы постоянно слышим про опасности, – добавляет Ольга Родичева. – Грудное молоко не относится к жидкостям категории biohazard (представляющим биологическую опасность. – Кровь5). И я считаю недопустимым отношение некоторых чиновников к неформальным донорам как к заведомо глупым, ничего не соображающим женщинам. Им кажется, что раз женщины сами отвечают за своих детей, руководят неформальным молочным обменом, договариваются между собой без медицинских чиновников, то все умрут.

Ситуация усугубляется, как только оказываются замешаны деньги. Уже несколько десятилетий производители молочных смесей и сторонники грудного вскармливания конфликтуют по вопросам этики в рекламе искусственного питания. В 1981 году сами производители поддержали принятие Международного кодекса маркетинга молочных смесей на Всемирной ассамблее здравоохранения ВОЗ, который рекомендует полностью отказаться от рекламы смесей. Начиная с этого момента 65 стран приняли законы на основании данного документа. На Россию этот кодекс повлиял мало.

Движение «Молочная мама» занимается и этим вопросом. Оно взяло на себя миссию стать представителем IBFAN в России – Международной сети по надзору за продуктами детского питания для детей грудного и раннего возраста, которая борется прежде всего с агрессивным маркетингом молочных смесей и выступает за информирование населения по вопросам детского питания.

– Мы считаем нашей заслугой, что на сайтах некоторых педиатров теперь нет рекламы производителей смесей, – говорит Ольга Родичева. – Конечно, наша работа многим не нравится. Это потеря спонсоров, денег, но нас слышат талантливые врачи, ученые, чиновники, которые пытаются ужесточить законы, касающиеся рекламы смесей.

Кроме того, сообщество «Молочная мама» запустило проект, где публикует фото кормящих мам, чтобы показать, что кормление грудью ребенка в публичном месте – это нормально. И время от времени Facebook отправляет аккаунт «Молочной мамы» в бан – «за фото сексуального содержания». По словам Ольги Родичевой, российская техподдержка соцсети предлагает прекратить публикацию таких фото, хотя по правилам они разрешены, так что приходится решать проблему разблокировки через знакомых в техподдержке США.

Всю работу волонтеры движения проводят в свободное от основной занятости и родительских дел время. Наверное, их есть, за что критиковать, как любого, кто делает что-то важное. А можно и поддержать. Например, прямо сейчас помочь «Молочной маме» с созданием нового сайта.


Стать донором Помочь донорам
Читайте также