Чтение с Кровь5: фрагмент из книги «История крови» – Кровь5

Чтение с Кровь5: фрагмент из книги «История крови»

Фото: Издательство «Бомбора»

На протяжении всей истории человечества кровь считалась особой субстанцией. Как менялось представление о ней, рассказывает в своей книге «История крови: от первобытных ритуалов к научным открытиям» нидерландский гематолог Марк Бугаертс. С разрешения издательства «Бомбора», выпустившего ее на русском языке, Кровь5 публикует фрагмент о том, как ученые по группам крови исследуют человеческую миграцию.

Когда в 1901 году появились идеи Карла Ландштейнера о группах крови и их наследовании, географы и этнологи увидели в этом настоящий прорыв. Они считали, что, если просто взглянуть на распределение A, B, 0 и AB, можно отследить миграции и вторжения народов.

Они сделали любопытные открытия. Группа крови 0, по всей видимости, была особенно распространена в Северо-Западной Европе (Ирландия, Шотландия), а группа крови А чаще встречалась выше — на севере Европы (Швеция, Норвегия, Дания). У коренных индейских племен Северной Америки была обнаружена почти исключительно группа 0, а у аборигенов Австралии — A.

Все стало еще интереснее, когда появились данные о распределении резус-факторов. Например, среди белого населения Европы и США более 80% резус-положительных людей, в то время как баски, живущие во Франции и Испании, держат мировой рекорд (что составляет 40%) по резус-отрицательности. Например, в монгольских племенах только у 1% мы найдем отрицательный резус.

По прошествии времени в дополнение к классической системе AB0 и резусам добавились еще более редкие и экзотические разновидности. Всего известно более 30 различных групп крови.

Одна из них — так называемая группа Диего. Она считается особенностью некоторых коренных индейских племен Бразилии и Венесуэлы. Однако, к большому удивлению гематологического сообщества, Диего неожиданно была обнаружена у нескольких пациентов в Японии, Китае, Макао и Гуанчжоу (Кантон), а также в некоторых племенах канадских и североамериканских индейцев. Последовавшая за этим кропотливая палеонтологическая детективная работа помогла воссоздать схемы миграции некоторых доисторических монгольских племен, которые переселились из Центральной Азии через Берингов пролив (и забрали с собой Диего) на западное побережье Северной Америки, затем двинулись дальше на юг и в итоге поселились в регионах Ориноко и Амазонки.

Другим прекрасным примером того, как разница в группах крови может предоставить людям эволюционное преимущество (и таким образом осуществить классический дарвиновский естественный отбор), может служить группа крови Даффи. Люди с этой группой крови испытывают недостаток одноименного белка на поверхности красных кровяных телец.

Однако малярийным паразитам (Plasmodium vivax) необходимо именно это вещество для проникновения в эритроциты. Так что нет белка — нет малярии. 70% чернокожих людей, а в некоторых районах Центральной Африки даже 100% имеют эту группу крови. Клетки, в составе которых есть белок Даффи, в основном встречаются у белого населения. Таким образом, естественный отбор устойчивой к паразитам крови шел веками (а все обладатели белка Даффи умирали от малярии, чаще прежде, чем успевали завести потомство или мигрировать в более безопасные регионы). Миграция населения в XXI веке, разумеется, изменит эту картину. Это прекрасное дополнение к концепции дрейфа генов.

Но настоящая суматоха поднялась в 1970-х годах, когда была продемонстрирована корреляция между группами крови и… религией. Исследования в Ливане (потомки древней финикийской империи) выявили необъяснимое преобладание группы крови 0 среди православных греков, А — среди православных армян и В — среди мусульман-суннитов. Гемоглобин S чаще встречался у шиитов, а талассемия — у суннитов. Все указывало на то, что группы крови и гемоглобин определяют предрасположенность к определенной религии. На самом деле все обстоит противоположным образом. Религиозные предписания тысячелетней давности, запрещавшие браки между людьми различных вероисповеданий, заведомо привели к выбору определенных групп крови.

Еще одним важным прорывом для географических гематологов стало открытие человеческого лейкоцитарного антигена (HLA) профессором Жаном Доссе. Этот парижский иммунолог и гематолог стал свидетелем серьезной аномалии при переливании крови в больнице Отель-Дьё в 1952 году. Только что родившая женщина потеряла много крови, ей сделали переливание, и у нее неожиданно началась лихорадка. Сначала подумали, что произошла ошибка: возможно, перепутали группы крови или неправильно провели анализы. Но с АВ0 все было в порядке, а весь протокол строго соблюдался. Так что должно было быть другое объяснение. Возможно, есть еще какие-то неизвестные характеристики крови, которые нужно учитывать при переливании? Ведь она также содержит другие клетки (лейкоциты и тромбоциты) и много белков плазмы.

Именно этот случай помог Доссе открыть человеческие лейкоцитарные антигены — группы крови, которые присутствуют не в красных, а в белых кровяных тельцах. У человека могут появляться антитела (например, во время предыдущих переливаний, из-за лейкоцитов), и при новом переливании может возникнуть серьезная аллергическая реакция. Позже будет доказано, что эти группы также присутствуют в различных тканях (сердце, легких, почках, печени), поэтому с 1960-х годов их начнут называть системой тканевой совместимости человека. Позже выяснилось, что они играют важную роль в отторжении трансплантированных органов. В 1980 году Доссе получил за свои заслуги Нобелевскую премию по физиологии и медицине.

Затем данные о группах HLA были дополнены. Им были даны не очень оригинальные названия A, B, C и D, но в каждом из этих разрядов было несколько десятков категорий. От каждого родителя вы получаете одну A, одну B, одну C и одну D. Таким образом, классический профиль крови пациента может выглядеть приблизительно так: A2A3, B7B27, C3C7, D11D13. Само собой разумеется, что возможно множество комбинаций (несколько сотен миллионов), и поэтому мы можем рассматривать HLA-профиль конкретного человека как практически уникальный.

Это также означает, что система тканевой совместимости человека — надежный способ определить происхождение (полезно в спорах об отцовстве), а также показать, что конкретная категория, например A1, часто или редко встречается в определенных группах населения и иногда даже на другом конце света. Это делает кровь бесценным инструментом для историков, этнологов и географов.

Одна из самых запоминающихся историй миграции для нас, западных европейцев, — это походы викингов с VIII по X век. Во время своих набегов они, как и большинство армий, оставляли после себя некоторый генетический материал, позволяющий нам точно отслеживать их перемещения, например на основе профилей HLA.

Географические гематологи смогли выделить два пути миграции, основываясь среди прочего на связи HLA-групп: A3 и B7. Северо-западные набеги викингов привели их корабли в Ирландию, Шотландию, Исландию, Гренландию и, возможно, к канадскому и американскому побережьям. Вторая волна устремилась дальше на юг, также через нидерландские регионы (вспомните битву при Лёвене в 891 году) до Нормандии, Средиземноморья, Гибралтара и Южной Италии. Норманны путешествовали от Балтийского моря к Черному и Каспийскому, при их участии возникло Древнерусское государство, впоследствии ставшее Россией.

Кровь предоставила нам подтверждение ранее известных этнографических данных, например распределение людей со светлыми волосами и голубыми глазами. Или, что еще более необычно, возникновение контрактуры Дюпюитрена — шишки на ладони над сухожилиями мышц-сгибателей одного или нескольких пальцев («коготь викинга»). Эта относительно редкая аномалия встречается в Дании и Швеции, на родине викингов, а также на территориях их завоеваний в Западной и Центральной Европе. Контрактуру редко можно увидеть в Африке, Южной Америке и Китае.

Иногда кровь опровергала старые догадки.

Точный анализ групп крови и тканей у популяций острова Пасхи, Полинезии и Южной Америки убедительно показал, что первоначальные волны миграции через Тихий океан шли с запада на восток, из Полинезии в Южную Америку. А не с востока на запад, от Лимы до острова Пасхи и далее, как попытался продемонстрировать норвежский антрополог Тур Хейердал в своем захватывающем «Путешествии на „Кон-Тики“».

Интересна и история открытия народа айну. В 1787 году Жан-Франсуа де Лаперуз (французский вариант Джеймса Кука) исследовал Хоккайдо, самый северный остров Японии. К его удивлению, местные жители оказались совершенно не похожими на остальное японское население. Айну были белыми, у них был широкий разрез глаз, а мужчины носили длинные бороды. Вскоре появились всевозможные гипотезы о древнем народе, эмигрировавшем туда из Европы. Они процветали, пока в 1978 году другой француз — гематолог, генетик и антрополог Жак Руффье — не сравнил кровь айну с профилями живущих южнее японцев. Как выяснилось, этот народ имеет куда больше общего с азиатами, нежели с европейцами. Возможно, они — дальние потомки Homo sapiens, которые первоначально иммигрировали в Азию (около 50 тысяч лет назад), были несколько изолированны и пережили более поздние вторжения монголов. Это также будет подтверждено генетическим тестированием митохондриальной (материнской) ДНК и анализом Y-хромосомы.

Несмотря на все многообразие человеческой расы, связующим звеном между всеми этими профилями и типологиями крови останется факт того, что мы все произошли от одного вида — Homo sapiens. И если бы вы смогли заглянуть достаточно далеко в родословные людей, увидели бы, что каждый связан со всеми, и поняли бы, что на самом деле нет никаких генетических барьеров между группами, ранее считавшимися отдельными расами.

Стать донором Помочь донорам
Читайте также
04 октября 2022
20 сентября 2022
08 сентября 2022
07 сентября 2022
01 сентября 2022
26 августа 2022
23 августа 2022
22 августа 2022
16 августа 2022
11 августа 2022
08 августа 2022
26 июля 2022