Чтение с Кровь5: фрагмент из книги «Нездоровые женщины» – Кровь5

Чтение с Кровь5: фрагмент из книги «Нездоровые женщины»

Фото: Издательство “Бомбора”

Издательство «Бомбора» готовит к выходу книгу Элинор Клегхорн «Нездоровые женщины. Почему в прошлом врачи не хотели изучать женское тело и что заставило их передумать». Кровь5 публикует фрагмент из нее — о том, как менялся подход к лечению рака у женщин.

За последние 100 лет медицина пришла к пониманию того, что у 70% белых женщин и 80% темнокожих женщин в какой-то момент жизни появляются миомы матки. У последних вероятность возникновения проблемы в молодом возрасте в два-три раза выше. К тому же у них чаще образуются крупные миомы, вызывающие неприятные симптомы и снижающие качество жизни. Маленькие опухоли часто никак себя не проявляют, но некоторые женщины страдают из-за сильных болей в животе, обильных кровотечений и дискомфорта во время секса — симптомов, часто игнорируемых врачами.

Медики до сих пор точно не знают, что провоцирует развитие миом. Теории о том, что они обусловлены генетикой или повышенным уровнем эстрогена, не облегчают страдания женщин, а также не способствуют быстрой диагностике заболевания и уважительному отношению к пациентке. Несмотря на то что сейчас доступны различные варианты борьбы с этой проблемой, например обезболивание, физиотерапия, гормональные препараты (в том числе комбинированные оральные контрацептивы), наименее инвазивные лапароскопические операции и миомэктомии, многим женщинам говорят, что им нужно либо принимать обезболивающие, либо делать гистерэктомию (удаление матки. — Кровь5).

Миф о том, что гистерэктомия — это единственный вариант лечения миомы, появился более 100 лет назад и существует до сих пор. Эта операция по-прежнему связана с огромными рисками для здоровья и качества жизни женщины.

Она может привести к проблемам с мочевым пузырем и кишечником, а также способствовать опущению стенок влагалища. Удаление матки создает дополнительную нагрузку на таз, что приводит к хронической тазовой боли и проблемам с мобильностью. Кроме того, гистерэктомия может снизить половое влечение и ослабить сексуальные ощущения. К сожалению, женщинам часто не сообщают об этих серьезнейших осложнениях.

Говорят, что американские врачи обычно настаивают на гистерэктомии, к которой нет никаких показаний, поскольку гинекологам нужно провести минимум 70 таких операций за время своей резидентуры. В Великобритании распространенность ненужных гистерэктомий объясняется ограниченными знаниями специалистов, гинекологической «культурой» и отсутствием стимулов к нехирургическому фармацевтическому лечению. Не желая бороться с невежеством и ставя во главу угла прибыль, традиции и удобство, а не беспокойство о пациентках, гинекология продолжает подводить их.

Пока врач Блэнд-Саттон превозносил достоинства гистерэктомии, хирург-новатор и терапевт Луиза Мартиндейл исследовала гораздо менее инвазивные варианты лечения миом. В 1913 году она посетила фрайбургскую клинику, где Крениг и Гаусс совершили революцию в гинекологии с помощью рентгенотерапии. Мартиндейл, первая женщина-терапевт Брайтона, купила аппарат мощностью 200 тысяч вольт, чтобы лечить миомы матки и рак груди «интенсивными» рентгеновскими лучами. Она стала одним из первых медиков Великобритании, которые стали применять эту альтернативу травматичному хирургическому вмешательству.

К 1920 году Мартиндейл вылечила 37 женщин с маточными фибромиомами в Женской больнице Нью-Сассекса, которую она сама основала. Терапевт считала, что для пациенток среднего возраста, у которых миомы были не больше «шестимесячной беременности», рентгеновское излучение было «лечением делюкс».

Хотя высокие дозы могли привести к рвоте и лучевой болезни, последствия казались менее существенными, чем у гистерэктомии, восстановление после которой занимало месяцы. Мартиндейл лечила директрис и школьных матрон, писательницу, чиновницу и бизнес-леди, которые не могли позволить себе надолго оставить карьеру. Врач пришла к выводу, что рентгенотерапия «улучшает здоровье пациенток, не нарушая привычный им образ жизни». Этот метод лечения «избавлял от нервного шока после полостной операции, <…> и, что самое важное, он в высшей степени успешен в подходящих случаях и ни разу не привел к смертельному исходу».

К началу 1920-х годов рентгенотерапия стала применяться в нескольких британских больницах для лечения миомы матки и хронического эндометрита — воспаления, вызванного бактериальной инфекцией. В больницах было полно хирургов, призывавших пациенток сделать гистерэктомию, но результаты врачей, применявших рентгенотерапию, говорили сами за себя. Этот метод лечения подходил женщинам, которые не перенесли бы операцию, например из-за анемии или заболеваний легких, сердца и щитовидной железы. Он уменьшал миомы, менструальную кровопотерю и способствовал беспроблемной менопаузе с минимальными приливами. Рентгенотерапия также открывала «великолепные возможности» для лечения других тяжелых женских заболеваний. В 1920-х годах рак матки, яичников и шейки был ведущей причиной смерти женщин.

«Ни в одном случае <…> женщина-врач не нужна так, как при раке», — писала Мартиндейл в 1922 году. Из-за «естественного нежелания <…> быть осмотренными мужчинами» многие женщины не обращались за медицинской помощью до тех пор, пока не становилось слишком поздно.

Имея возможность обратиться к врачу-женщине, они «смягчили» бы свой «ужас», а их жизни оказались бы спасены. Женщины страдали из-за недостатка медицинских знаний, исследований и услуг, а также несправедливого отношения врачей. Мартиндейл призывала женщин-медиков следовать интуиции, жертвовать собой, руководствоваться здравым смыслом и проявлять сочувствие ради «служения человечеству». Открытие рентгеновских лучей и появление лучевой терапии ознаменовали сдвиг в лечении женщин в сторону гуманности. Мартиндейл призывала «бесстрашных» коллег храбро расширять возможности медицины.

В 1924 году Хелен Чемберс, ведущий эксперт по лечению рака, прочла лекцию «Прогресс в проблеме рака» в Женской медицинской федерации (организации, основанной в 1917 году в Лондоне для поддержки женщин в медицине). Чемберс исследовала влияние радия на кровь и опухоли в онкологической лаборатории больницы Миддлсекса с 1911 года. Во время выступления она предложила членам Женской медицинской федерации сформировать комитет, который изучил бы лечение рака шейки матки радием. В итоге в него вошли Мартиндейл, Анна Луиза Макилрой и другие выдающиеся патологоанатомы и гинекологи, в том числе Элизабет Хердон. Последняя наблюдала за проведением радиевой терапии в Европе и применяла ее в своей практике в Университете Джонса Хопкинса.

В течение следующих четырех лет комитет работал в трех разных женских больницах, предлагая пациенткам радиевую терапию — лечение прошли более 300 женщин. Рецидивов было мало, и многие полностью вылечились. Однако настолько опасная терапия требовала специального помещения и хорошо обученного персонала. В 1928 году комитет обратился к публике с просьбой собрать средства для больницы, в которой будет проводиться «радиационное лечение женщин, страдающих раком и родственными заболеваниями».

Через два года здание на Фитцджон-авеню в Северном Лондоне было преобразовано в больницу на 30 коек, в которой работали исключительно женщины. Директором стала доктор Хердон.

Больница существовала благодаря пожертвованиям частных лиц и средствам общественных организаций, включая Медицинский исследовательский совет. Кампания Британской империи по борьбе с раком предоставляла радий. Лечение стоило дорого, но в больнице имелись бесплатные места. В 1930 году была открыта больница Марии Кюри, названная в честь выдающейся женщины-физика и химика, получившей Нобелевскую премию в 1911 году за открытие радия, лечение которым считалось предпочтительнее и безопаснее скальпеля хирурга-мясника. Терапия проводилась врачами женского пола, которые понимали и уважали тела своих пациенток. В итоге больные раком матки стали обращаться за помощью до того, как заболевание успевало прогрессировать, поскольку знали, что их будет лечить и консультировать понимающий человек. Они стали меньше стыдиться интимных частей своего тела.

К 1937 году около тысячи женщин прошли лечение рака матки в больнице Марии Кюри.

Около 83% пациенток «с операбельным раком на ранней стадии» остались живы спустя пять лет после терапии, и на тот момент это был второй показатель среди онкологических клиник всего мира.

К 1967 году, когда больницу Марии Кюри соединили с клиникой Маунт-Вернон на северо-западе Лондона, лечение рака прошли 13 802 пациентки. У большинства их них был рак шейки матки, матки и груди, но у некоторых — рак яичников, вульвы, влагалища и прямой кишки.

Великолепные женщины-врачи превратили зародыш идеи в первую в Великобритании онкологическую клинику для женщин. Они совершили революцию в лечении одних из самых разрушительных болезней женского тела и достигли этого как активистки-феминистки, которые были решительно настроены изменить медицинскую помощь женщинам в то время, когда хирургическое мастерство мужчин стояло выше женского здоровья и благополучия.

Женщины-врачи, развеивавшие старые мифы и продвигающие гуманные методы лечения, добились невероятных успехов в первые десятилетия ХХ века. Возлагая на себя ответственность за избавление от гинекологических заболеваний и расширение знаний об организмах пациенток, медики вроде Мартиндейл и Мошер стремились не только улучшить их здоровье, но и помочь освободиться от социальных оков. В Великобритании в 1920-х годах возникла особая потребность в просвещении женщин об их телах и здоровье.

Стать донором Помочь донорам
Читайте также
16 августа 2022
11 августа 2022
08 августа 2022
26 июля 2022
08 июля 2022
29 июня 2022
22 июня 2022
16 июня 2022
03 июня 2022
26 мая 2022
20 мая 2022
13 мая 2022