Ошибка Мойдодыра. Чем на самом деле хороши грязные руки и немытые овощи – Кровь5

Алексей Каменский

Ошибка Мойдодыра

Чем на самом деле хороши грязные руки и немытые овощи

Существует теория, что гигиена не должна быть слишком уж тщательной. Надо разрешить организму встречаться с патогенами, чтобы, дескать, иммунная система тренировалась и набирала силу. Эту теорию много раз опровергали. Но есть другая, гораздо более интересная и правдоподобная идея. Грязь все-таки нужна — но для знакомства не с вредными, а с полезными микробами. Именно они среди прочего помогают нам регулировать иммунитет и избегать аутоиммунных заболеваний, количество которых в мире в последние годы растет.

Цифры без фактов

Половина истории медицины — это попытки вмешаться в отношения между нашим иммунитетом и микробами. Отношения очень плотные, постоянные и на самом деле довольно плохо изученные. В частности, из-за обилия действующих лиц. По данным недавнего исследования, про организацию которого можно почитать здесь, человек за сутки вдыхает от 100 тысяч до 1 млн микробов, относящихся примерно к тысяче видов. С питанием все гораздо хуже. Суточное количество поедаемых человеком микробов составляет, в зависимости от меню, от 1,6 млн до 1,4 млрд. Если считать не по головам, а по видовому составу, будет существенно меньше, но все равно порядочно. Исследований, аналогичных упомянутым выше, тут не проводилось: посчитать и классифицировать гораздо сложнее, чем просто посчитать.

Есть, однако, оценка, что в среднем за сутки человек тем или иным способом контактирует с 60 тысячами видов микробов.

Патогенны среди них всего несколько процентов, но ведь одним днем дело не ограничивается. А как соотносится «месячная аудитория» микробов с «суточной», вопрос уже совсем темный.

В любом случае понятно, что всех не уничтожишь и от всех не защитишься.

Вакцина из грязи

Стандартный путь нынешней медицины — выбрать среди множества инфекций самые опасные, заразные и распространенные и познакомить с ними иммунную систему с помощью прививки. Прививают в основном от вирусных инфекций, потому что с вирусами сложно бороться другими способами. Но и от бактериальных тоже — например, от столбняка. Вакцина приучает иммунную систему к одному или нескольким конкретным патогенам, против которых вырабатывается адаптивный — благоприобретенный — иммунитет. Вакцинация действует точечно, она не переделывает иммунную систему в целом. Иммунитет к кори не поможет бороться с ветрянкой или коклюшем. Но и не помешает.

С патогенами, против которых мы не привиты, иммунитету предстоит встретиться без подготовки. Поэтому возникает естественная идея: «натренировать» иммунитет, дать ему возможность почаще встречаться с микробами, чтобы он не простаивал. Микробы на немытых руках или упавшем на пол бутерброде попадают в рот или глаза, иммунитет вступает с ними в борьбу, чаще всего побеждает и запоминает этих врагов, чтобы в следующий раз победить их еще легче. Но есть два важных отличия таких случайных патогенов от прививок. Первое понятно: прививка обычно вредит гораздо меньше, чем настоящая инфекция. А второе отличие вот какое. Копаясь в грязи и не моя руки, невозможно нацелиться на самых опасных микробов, перебрать их и успокоиться.

Поборов сотню инфекций, ты не повысишь готовность к встрече с 101-й, которая может оказаться роковой. Иммунитет от постоянной борьбы не натренируется и не станет более умелым.

А запомнить в лицо сотню врагов — не очень существенное достижение, потому что неизвестных потенциально опасных микробов все равно останется гораздо больше.

Примерно так разоблачается идея насчет «грязевых прививок». Правда, исследования на эту тему, насколько я могу судить, не проводились. Нельзя быть стопроцентно уверенным, что со временем не выяснится какая-то удивительная деталь, меняющая ситуацию. Но пока эта деталь не найдена, разоблачение можно считать состоявшимся.

Сложные отношения

Может показаться, что полезные и безвредные микроорганизмы вокруг и внутри нас не имеют отношения ко всей этой истории. От них не надо прививаться, а иммунитету вроде как не нужно с ними бороться. Но на самом деле отношения с нашей иммунной системой у них, скорее всего, даже более сложные, чем у откровенных врагов. Возможно, именно они помогают ей сохранять баланс и не проявлять чрезмерную активность.

«Хороший микроб» — понятие не абсолютное. Бывает, что полезная бактерия мутирует и начинает выделять токсин. Бывает, что потенциально вредная приносит пользу, потому что занимает нишу, где мог бы поселиться кто-то безоговорочно вредный. Иммунитет в большой степени ориентируется на поведение бактерий. Например, в пищеварительной системе, где бактерий больше всего, они могут чувствовать себя относительно спокойно, если только не пытаются проникнуть вглубь слизистой оболочки. Там их сразу встречают иммунные клетки — об этом Кровь5 уже рассказывала. Но у микроорганизмов, давно сожительствующих с человеком, — например лактобактерий или бифидобактерий — есть и другой, более хитрый механизм взаимодействия с иммунной системой.

Микробы для спокойствия

Доказать иммунным клеткам, что ты хороший микроорганизм, нелегко. И сразу этого не добьешься. Врожденная, неизменная часть нашего иммунитета хорошо представляет себе, что такое вирус, бактерия, грибок, из каких белков они построены. Встретив на своем пути таких существ — неважно, хороших или плохих, — иммунная клетка немедленно их съедает. А дальше вступает в действие адаптивный иммунитет. Дендритная клетка — она относится к врожденному иммунитету, но при этом выполняет роль посредника между врожденным и приобретенным — демонстрирует Т-лимфоцитам кусочки уничтоженного ею врага. Какой-то из Т-лимфоцитов оказывается подходящим для его уничтожения, активизируется, размножается, и его потомство начинает бороться с инфекцией.

А вот с хорошим микроорганизмом может получиться иначе. Дело в том, что помимо «лимфоцитов-убийц», Т-киллеров, существуют еще две разновидности: Т-хелперы и Т-супрессоры. Хелперы помогают «убийцам» — усиливают иммунный ответ. А супрессоры его ослабляют. На них-то, судя по всему, и воздействуют давние сожители человека — по крайней мере некоторые. Например, обычно безвредная Bacteroides fragilis, живущая в прямой кишке. Одно из выделяемых ею веществ снижает активность Т-хелперов, тормозя этим иммунную реакцию.

Таким образом, присутствие безвредных микробов создает общий успокоительный фон для иммунной системы.

И именно это, а не постоянные тренировки позволяет ей оставаться в равновесии. Его нарушение приводит к аутоиммунным болезням, аллергиям и воспалительным заболеваниям кишечника — всему тому, что связано с излишней активностью иммунитета.

Кстати, «успокоением иммунитета» хорошо умеют заниматься гельминты, они же глисты — в этой работе много подробностей.

Поэтому с помощью глистов пытаются лечить болезнь Крона, рассеянный склероз и некоторые другие аутоиммунные заболевания.

Используются для этого гельминты, лишенные способности размножаться. Но все это пока эксперименты. В американской базе ClinicalTrials.gov, где собраны клинические исследования со всего мира, нашлось всего три исследования «глистотерапии». И хотя все три закончены, ни в одном не сообщается о результатах.

Прямая зависимость между излишней чистотой и вероятностью возникновения аутоиммунных заболеваний прослеживается во многих работах. Саму по себе чистоту трудно измерить, обычно используются смежные характеристики: развитость экономики стран, где живут исследуемые, уровень их дохода, количество членов семьи (чем больше, тем чаще они контактируют с патогенами), проживание в деревне и т. д.

При чем тут деревенская жизнь?

Деревня не грязнее города. Но именно здесь больше всего той «грязи», где живут дружественные человеку бактерии.

Это прежде всего земля и вода — лужи, болота, реки. Через эти среды наши предки познакомились с бактериями, а потом постепенно научились сожительствовать с пользой и для себя, и для них. И — хотя у производителей пробиотиков может быть на этот счет другое мнение — отсюда их, возможно, проще всего получить отдельно взятому человеку.

Правда, здесь же обитают и патогены, знакомиться с которыми опасно. Увлекшись тонкой настройкой своего иммунитета, вы рискуете подхватить инфекцию, с которой ему будет очень тяжело справиться. Как тут найти правильный баланс и существует ли он в принципе — вопросы, ответов на которые пока нет.

Патогенные микроорганизмы. Иллюстрация: Р. Мьюир, Бактериолгический атлас, 1927 год


Стать донором Помочь донорам
Читайте также