Звезда иммунного мира – Кровь5

Алексей Каменский

Звезда иммунного мира

История очень странной клетки, без которой наш иммунитет не смог бы работать

Дендритная клетка не похожа на других действующих лиц иммунной системы. Этот звездообразный лейкоцит – гонец, посредник между двумя параллельными мирами: врожденным и приобретенным иммунитетом.

Пролог

Эта история началась 400 млн лет назад. Тогда еще не было ни нынешних континентов, ни Атлантического океана, растения только начали выходить из воды на сушу, а до динозавров оставались сотни миллионов лет. Самыми совершенными существами на Земле были рыбы, а венцом эволюции – рыбы с челюстями, челюстноротые. Именно тогда мир живой природы раскололся, и трещина прошла по иммунитету. У челюстноротых рыб появилась совершенно новая система защиты – адаптивная. Она могла подстраиваться, меняться, приспосабливаться к болезням, запоминать и узнавать их. Но не могла заменить собой древний врожденный иммунитет, подобно тому как позвоночник приходит на смену хорде, а легкие – жабрам. Так возникли два параллельных мира.

Обитатели мира врожденного иммунитета – умелые, деятельные, но совсем не стремящиеся к совершенству клетки. Они просто делают свою работу. Это макрофаги с их прекрасным аппетитом, пожирающие все подряд – вирусов, бактерий, остатки погибших клеток. Это юркие нейтрофилы, которые первыми встают на борьбу с микробами и первыми гибнут. Это натуральные киллеры – клетки, буквально прыскающие ядом во все, что им кажется подозрительным.

Клетки обычного иммунитета ничему не учатся, им все известно с рождения

Светлый, высший мир населен совсем другими существами. Они избранные – в буквальном смысле этого слова. Больше всего среди них Т-лимфоцитов. Эти клетки обладают огромными возможностями, но главное для них – не навредить. Поэтому молодые Т-лимфоциты проходят строгий отбор, и большая их часть гибнет, лишь бы не нанести случайно вред. И все-таки для любой инфекции среди оставшихся в живых почти всегда найдется лимфоцит, умеющий с ней бороться.

А еще в светлом мире обитают B-лимфоциты, тонкие мастера по изготовлению антител. Если можно быть светлее самого света, то это про B-лимфоцитов. У них есть память – однажды встретившись с инфекцией, они узнают ее в следующий раз. И они, в отличие от T-лимфоцитов, способны к саморедактированию. Дело в том, что Т- и B-клетки во время своего развития подвергаются отбору: те из них, которые воспринимают собственные белки организма как врагов, безжалостно уничтожаются. Но B-клеткам перед этим дается шанс переделать свои рецепторы и попробовать пройти отбор еще раз. Такое умение самосовершенствоваться даже среди людей встречается нечасто.

Но светлые до смешного беспомощны. Они ничего не могут сделать без посредничества прирожденных убийц и пожирателей: адаптивный иммунитет не работает без врожденного. Беда светлых еще и в том, что параллельные миры не видят друг друга. Мы ведь тоже не можем по-настоящему увидеть даже первый слой сумрака. Смутные очертания, невнятные звуки, легкие запахи цитокинов.

400 млн лет назад родился медиум, которому доступны оба мира. Его зовут Дендритная клетка, я буду для краткости называть его Дендрит. Или, еще проще, Дэн.

Сумеречный дозор

Суперспособности проявились у Дэна не сразу. Так часто бывает. Вспомните Антона Городецкого – он сумел стать Светлым магом только в 25, да и то лишь благодаря особой проницательности Бориса Игнатьевича.

Дэн тоже ни о чем не подозревал. Он родился в простой рабочей семье. От его деда произошли почти все клетки врожденного иммунитета. Родными братьями Дэна были толстяки-макрофаги. Дэн и сам был в детстве довольно пухлый, их с братьями часто путали. Пути подростков разошлись, когда они переселились из костного мозга в кровь. Макрофаги даже в путешествии ухитрились еще больше округлиться, а вот с Дэном стали происходить странные вещи.

Все лейкоциты более или менее на одно лицо – полупрозрачные шарики с короткими волосками. Дэн же становился похож на звезду – во все стороны тянулись длинные нити-лучи.

Правда, родичи сравнивали его не со звездой, а с растрепанным человеком. Молодые лейкоциты толпами бродили по кровеносным и лимфатическим сосудам, поглядывали на Дэна и напевали: «Степка-растрепка». Дэну было очень обидно, но он не знал, как ответить, – ничего не приходило в голову. Однажды он спрятался от насмешников в самом дальнем капилляре – и вдруг, повинуясь внутреннему голосу, решительно шагнул сквозь его стенку. Он оказался прямо под кожей, недалеко от поверхности.

Повинуясь тому же внутреннему голосу, Дэн стал ждать. Волосы его все росли, а зачем, он понятия не имел.

Началось. Нечто, на взгляд Дэна, совершенно немыслимых размеров, а на самом деле микроскопическая щепочка случайно воткнулась в кожу, и через порез внутрь полезли незнакомые, но явно враждебные живые существа. Началась битва. Мимо протопал макрофаг, поглощая все на своем пути и толстея на глазах. Дэн тоже обхватил щупальцами одно из существ – и проглотил.

Посланник

Почему-то голод сразу прошел. Желудок успокоился, зато противоречащие друг другу мысли сменяли одна другую с удивительной быстротой:

– Надо уходить как можно скорее. Но куда? Не знаю. Значит, я испугался? Кажется, нет. Тогда что?

Но Дэн уже протиснулся сквозь стенку и понесся вперед, даже не заметив, что вокруг теперь не кровь, а полупрозрачная лимфа. Мысли на ходу стали приходить в порядок. Дэн не прикладывал к этому ни малейшего усилия, но внутри него как будто заработало целое аналитическое бюро. Оно разрезало проглоченную бактерию на части, потом еще и еще. Дэн с удивлением рассматривал себя: по всей длине лучей выскакивали маленькие аккуратно упакованные коробочки, как будто внутри него из кусочков бактерии изготовили блюда китайской кухни на вынос. (Напомню, история эта очень давняя, позже такие белковые кусочки стали называть антигенами; антиген – это нечто способное вызвать иммунный ответ.)

Тем временем стенки сосуда разошлись в стороны, и Дэн оказался в новом, удивительном месте. Он стоял, вжавшись в стенку лимфоузла, а в центре зала были Светлые. Т-лимфоциты – он их почему-то сразу узнал. Светлые подходили и рассаживались вдоль его лучей – вот, оказывается, зачем они выросли.

И еще Дэн понял, для кого он резал бактерию на кусочки, – лимфоциты слишком нежные и изысканные существа, чтобы им можно было показать страшного микроба целиком.

Они ощупывали упаковки, но что-то им не нравилось, они качали головами и отходили, а за ними шли следующие.

Очередь все двигалась и двигалась мимо Дэна, как траурная процессия при прощании, и вдруг один из Т-лимфоцитов буквально вцепился в упаковки. Посредническая миссия Дэна была окончена – он доставил Светлым образец болезни, с которой тем временем продолжали бороться его соплеменники из «нижнего» мира, и нашел среди них именно того Т-лимфоцита, которому предстояло вмешаться в бой. Миссия лимфоцита, наоборот, только начиналась – о ней можно почитать здесь.

Эпилог

Каждый иногда ощущает в себе нечто не совсем обычное. Внутренний голос, вещий сон, внезапное озарение. В эти моменты человек приближается к другому, параллельному миру. Если верить Лукьяненко, это же происходит, когда взглядываешь на часы, а на них, скажем, 9 часов 9 минут или 12:12.

Границы между мирами зыбкие. Поэтому ничего странного, что гонцом и посредником может становиться не только Дендрит. Макрофаги-пожиратели тоже могут разлагать врагов на части и показывать их Т-лимфоцитам. Но – реже и не так умело, как это делают Дендритные клетки. Даже B-лимфоциты, обычно ожидающие сигнала от Т-лимфоцитов, могут порой брать руль в свои руки и демонстрировать антигены Т-клеткам. Иногда и другие обитатели «нижнего» иммунного мира демонстрируют суперспособности.

Чтобы восстановить авторитет Дендрита, расскажу про одну его хитрость, которая, судя по всему, другим гонцам пока не была неведома.

Светлые так устроены, что понимают сигналы обычного мира, только если они специальным образом упакованы – представлены в компании так называемых белков тканевой совместимости (MHC). Причем эта компания сообщает Светлым весьма существенную информацию. Если «плохой» антиген демонстрируется в сопровождении MHC первого класса – он происходит из внутренностей клетки. Значит, клетка заражена – допустим, каким-то вирусом. А эскорт в виде MHC второго класса говорит о том, что антиген происходит из межклеточного пространства. Это может быть тот же вирус, но только еще никуда не проникший. Знание, откуда взялся антиген, очень ценно: с вне- и внутриклеточными микробами лимфоциты борются по-разному.

Дендритные клетки умеют демонстрировать оба типа антигенов. А чудо вот в чем: иногда они межклеточные зловредные белки представляют лимфоцитам как внутриклеточные. То есть, очевидно, сразу готовят Светлых к тому, что вирус, пока что гуляющий между клеток, может забраться и внутрь. Гениальная предусмотрительность.

Иллюстрация: Юлия Замжицкая


Стать донором Помочь донорам
Читайте также