Трансплантация красоты: как устроена пересадка волос, бровей, ресниц, бород и зубов – Кровь5

Мария Портнягина

Трансплантация красоты: как устроена пересадка волос, бровей, ресниц, бород и зубов

Кровь5 — о случаях, когда трансплантация делается не столько по медицинским показаниям, сколько ради привлекательности. И о цене преображения.

— Первые проплешины появились, когда мне было года 22. Я, конечно, расстраивался, видя себя в зеркале или на общих фото с друзьями, но со временем как-то подзабил на это, — рассказывает Андрей, сейчас ему 29, на голове у него ровная каштановая шевелюра. Больше года назад он сделал пересадку волос в одной из стамбульских клиник.

Андрей живет в Волгограде и занимается продажей промышленного оборудования. По его словам, залысины карьере не помеха, а вот устройству личной жизни явно не способствуют.

— На всех фото в приложениях для знакомств я то в кепке, то так голова повернута, чтобы не бросалось отсутствие волос, но на свидании же потом все сразу понятно, — делится молодой мужчина. — Теперь я доволен своим видом. Хотя про операцию особо не распространяюсь. Родные знают. А знакомые, конечно, удивляются при встрече.

Восстановить свои волосы у Андрея шансов не было. Ни витаминами, ни дорогими шампунями, ни тем более народными средствами. При андрогенной алопеции, которую ему диагностировал трихолог (специалист по проблемам волос и кожи головы), волосяные фолликулы оказываются чувствительны к тестостерону, они слабеют — и волосы в итоге выпадают. Такая чувствительность генетически обусловлена — лысеют из-за нее и мужчины, и женщины (правда, по-разному: у мужчин волосы редеют обычно на макушке и висках, у женщин — по всей голове).

Причин облысения множество: дефицит витаминов, микро- и макроэлементов, изменения в гормональном фоне, например, при беременности или менопаузе, аутоиммунные нарушения, токсичное лечение, как в случае химиотерапии, сильный стресс и др. Но чаще всего при них облысение временное. А вот андрогенная алопеция — самая частая причина, из-за которой обращаются к пересадке волос.

Турецкую клинику Андрею посоветовал институтский друг, которому тоже там пересадили волосы. В его случае облысение вроде как мешало работе: он — ведущий на свадьбах, а раз оказываешься в центре внимания на большом торжестве — изволь соответствовать внешне.

— В Стамбуле я провел несколько дней, сама операция заняла часа четыре, — говорит Андрей, — За все про все — осмотр, пересадку, наблюдение после нее, необходимые лекарства — я заплатил около 200 тысяч в переводе на рубли. Кто-то копит на отпуск или машину, а я вот, выходит, чтобы стать увереннее в себе.

Культ волосатости

Турция, кстати, неслучайно в мировых лидерах этого направления медицинского туризма. Эксперименты такие проводили еще античные эскулапы. А вот история трансплантации волос в ее современном изводе отсчитывается с конца XIX века, когда турецкий доктор Менахем Ходара успешно пересадил волосы пациенту с фавусом (или, по-другому, паршой, хронической грибковой инфекцией преимущественно кожи) — с нетронутых участков головы на пораженные болезнью.

Сегодня трансплантация волос поставлена в этой стране на поток. В одном Стамбуле несколько десятков клиник, которые специализируются на пересадке волос.

Действуют свои программы «все включено»: трансфер из аэропорта, бронирование отеля, услуги переводчика и, собственно, сама процедура, включающая консультацию, пересадку и послеоперационное наблюдение.

Пациентов не только из России, со всего мира привлекают широкое предложение и соотношение качества (турецкие хирурги, что называется, набили руку на таких операциях) и цены. На стоимость влияет многое: сильное ли облысение, по какой технологии проводится пересадка. В то же время высокий спрос и желание сэкономить рождают серый рынок этих медуслуг — его масштаб не поддается оценке.

С Турцией конкурируют Индия (популярна у британцев, вероятно, из-за колониального прошлого и низкой цены), Мексика (туда едут из соседних США), Венгрия и Польша (они борются за пациентов из Европы). В России это направление тоже развивается: клиники, предлагающие пересадку волос, расположены главным образом в Москве и Петербурге.

По данным Международной ассоциации хирургического восстановления волос, объем мирового рынка таких пересадок вырос с 2014 по 2021 годы на 64% — до 6,5 млрд долларов.

Число операций, проведенных по всему миру в 2019-м, превысило 735 тысяч (с 2016-го рост на 16%).

Разумеется, и здесь наблюдался спад из-за пандемии COVID-19, однако это не отменяет общего тренда последних лет: индустрия красоты, соцсети, приложения для знакомств диктуют требования и к мужской внешности. И в их числе, похоже, густая шевелюра: 85% обратившихся за пересадкой волос — мужчины. Так, если раньше сплетни о звездах касались, допустим, того, кто из сестер Кардашьян и куда вколол ботокс, то теперь «герои» — миллиардеры Илон Маск и «наш» Павел Дуров, победившие облысение благодаря трансплантации волос.

Тонкие настройки

На рост популярности таких пересадок влияют и технологические новации. Операции становятся менее инвазивными, а значит, менее травмирующими. Вообще-то облик современной трансплантации волос наметили японские специалисты еще в начале прошлого века.

В 1930-е годы доктор Сёдзи Окуда начал пересаживать небольшие лоскуты кожи с волосами, взятые у пациента, для восстановления бровей, ресниц и… волосяного покрова в лобковой зоне.

В 1940-е японский дерматолог Тамура усовершенствовал этот метод — перед пересадкой он стал разделять лоскуты на более мелкие фрагменты.

Технологии пересадки постоянно улучшаются. Чтобы волосы после трансплантации смотрелись естественно, в том числе, надо правильно выбрать угол, под которыми пересаживаются волосяные фолликулы. В последние годы в трансплантации волос начали использовать роботов — для большей точности. К тому же стало понятно, что структурированные волосы (кудрявые, афро и т. п.) требуют особой сноровки хирургов-трансплантологов, чтобы избежать неправильного врастания.

Между тем базовых методов на сегодня два — это трансплантация фолликулярных объединений (Follicular Unit Transplantation, FUT) и их экстракция (Follicular Unit Extraction, FUE).

Первая технология более быстрая, но и более травматичная. При ней из затылочной части головы (как правило, она значительно меньше подвержена облысению, как вариант — еще из височных зон) вырезается лоскут кожи, покрытый волосами, который делится на фрагменты в несколько миллиметров. Их пересаживают в облысевшую зону через микроразрезы. На место, откуда высекается лоскут для трансплантации, накладывается шов, зачастую там остается шрам, заметный при короткой стрижке.

Технология экстракции более щадящая, но длительнее и скрупулезнее, а следовательно, дороже. При ней из донорской зоны вырезаются миллиметровые фрагменты кожи с волосяными фолликулами, каждый делится из расчета в 1–4 «луковички», которые пересаживают в облысевшую зону также через микроразрезы. Есть усовершенствованная версия, когда для пересадки фолликул вместо скальпеля используется специальный инструмент с тонкой иглой.

Число фрагментов — их называют графтами (от англ. graft — «трансплантат», «лоскут»; так сложилось, что в русском языке используют не перевод, а транслитерацию), — необходимое для трансплантации, индивидуально для каждого пациента. Может быть пересажено от 500 графтов до 6 тысяч, в среднем — около 4 тысяч графтов. Стоимость пересадки одного графта колеблется в пересчете на рубли от 80–90 рублей и выше.

Сама операция занимает 4–8 часов — в зависимости от сложности и выбранной технологии. Через несколько недель после нее волосы в зоне с пересаженными фолликулами выпадают (это «шоковое» выпадение), но спустя 3–5 месяцев там будут расти новые волосы. Более или менее приглядный вид стоит ожидать примерно через год. Но опять же все индивидуально: у кого-то быстрее, у кого-то медленнее. Бывает, что кожа склонна к рубцеванию, тогда на месте вживления графтов могут оставаться небольшие, малозаметные шишки.

Вообще пересадка волос — не безобидная процедура, все-таки это операция, пусть и под местной анестезией.

Возможны болезненные ощущения, отеки сразу после пересадки. При микроразрезах есть риск занесения инфекции (особенно он высок на сером рынке медуслуг) — пациентам поэтому назначают антибиотики.

Случается, что ожидаемого результата удается добиться только за несколько процедур. Зато на один из самых частых вопросов пациентов, решившихся на пересадку волос, «Доктор, это навсегда?» — ответ, как правило, положительный.

Перемена мест

Трансплантация волос на голове, с затылка в лобную или височные зоны (виски, к слову, могут быть и источником трансплантата, и местом для пересадки), — наиболее популярная процедура. Но возможности гораздо шире. Пересаживают брови, чтобы сделать их гуще или убрать проплешину, допустим, из-за шрама. Пересаживают ресницы. У мужчин это пересадка волос, чтобы богаче смотрелась борода. И пожалуй, экзотические случаи — трансплантация волос на грудь.

Причем, если нет возможности взять волосы с затылочной части или висков, прибегают к другим волосяным покровам на теле — той же груди, спине, ногах, плечах — там, где есть возможность добыть те самые графты. Хотя по структуре и скорости роста волосы в этих зонах отличаются от бороды и волос на голове, но ситуации бывают разные, иногда другого источника для пересадки просто нет. Правда, с природой не всегда удается совладать: волосяные фолликулы, взятые с тела, могут хуже приживаться.

Причины облысения и технологии пересадки аналогичны тем, что и при трансплантации волос на голове. Однако Американская ассоциация пластических хирургов в числе поводов к пересадке бровей называет также трихотилломанию (расстройство, при котором человек склонен вырывать у себя волосы, что ведет к поредению, в тяжелых случаях — к облысению), а также гипервитаминоз А (то есть выпадение волос может быть связано не только с дефицитом полезных веществ в организме, но и с переизбытком). Такая операция в США стоит от 3 тысяч до 8 тысяч долларов — цена зависит от сложности. В случае бровей наилучший результат обычно сохраняется в течение двух лет, после этого может потребоваться повторная пересадка. К тому же такие волосы тоже седеют, а значит, пересаженные брови придется окрашивать.

В росте популярности пересадки бровей немалую роль опять же играет мода: последние годы в тренде густые брови. Например, британский таблоид Daily Mail недавно опубликовал фоторепортаж о том, как проводится такая трансплантация.

— Честно говоря, я легко поддаюсь влиянию идеальных изображений в соцсетях. Я боролась с очень тонкими, редкими бровями с тех пор, как выщипала их в 1970-х, тогда было модно иметь две тонкие дуги, как у моделей из рекламы, — откровенничает 63-летняя Лиз Джонс, которая за процедуру, длившуюся около пяти часов, заплатила 6 тысяч фунтов стерлингов. Для этого ей срезали два небольших лоскута с затылка.

По словам доктора, проводившего пересадку, обычные клиенты его клиники в Лондоне — лысеющие мужчины, однако в месяц в ней проводят 7–8 операций по трансплантации бровей у женщин.

После такой процедуры надо соблюдать множество ограничений и правил: принимать обезболивающие, антибиотики, кортизон — для снятия отека, опрыскивать зону с пересаженными фолликулами физраствором каждые час-два, не спать первое время на животе, не находиться под открытыми солнечными лучами, никакого макияжа и т. д.

— Я думаю, что мои брови сногсшибательны. Это такое облегчение, что не нужно рисовать их каждое утро. Я чувствую себя увереннее, могу смотреть людям в глаза и обедать с кем-то на улице при дневном свете, больше не беспокоясь, что они пялятся на мои плохо нарисованные брови, — подытоживает Лиз спустя время после пересадки.

С ресницами тоже интересно. Их пересаживают, используя графты с поверхности головы, а еще… с ног. Причем волосы сохраняют характерную скорость роста, так что такие ресницы придется периодически подстригать! При этом трансплантация ресниц не рекомендована тем, кто проходит лечение, ведущее к выпадению волос (к слову, такой эффект могут давать даже некоторые противозачаточные средства), а также переживающим стресс — с большой вероятностью пересаженные ресницы выпадут, как и их предшественники. Пересадка волос ради новых пышных ресниц стоит от тысячи до 6 тысяч долларов США — опять же в зависимости от сложности операции.

И в дополнение — про трансплантацию зубов. Да, и такое бывает!

Пересаженные человеческие зубы находили еще у древнеегипетских мумий, правда, нет уверенности, что доноры — вероятно, рабы — лишались их добровольно.

Эксперименты с пересадкой зубов от животного человеку проводили лекари в XVI–XVII веках. Так, например, англичанин Чарльз Аллен в 1685 году выпустил инструкцию по зубной трансплантации от собак, коз, овец и бабуинов, убеждая публику, что такие зубы приживались и что это гуманее, чем использовать зубы другого человека.

В 1728 году француз Пьер Фошар в знаменитом трактате о стоматологической хирургии описал случай, когда пересадил военному моряку зуб сослуживца, который оказался большим по размеру — пришлось его подгонять. По словам Фошара, моряка он встретил восемь лет спустя, и тот рассказал, что донорский зуб продержался шесть лет, пока его не разрушил кариес. Чуть позже, в 1756-м, немец Филипп Пфафф писал о возможности трансплантации зубов от трупов и способах фиксации их у реципиентов с помощью свинца и воска.

Такие операции, впрочем, сопряжены с массой рисков, прежде всего это несовместимость тканей донора и получателя, а также перенос разных инфекций (из актуальных для того времени — сифилиса).

Вместе с тем есть альтернатива — аутотрансплантация, пересадка собственных зубов. Зубы, которые чаще всего у человека удаляют первыми — из-за запущенного кариеса или других осложнений, — это нижние «шестерки», правая или левая. При этом основная нагрузка при жевании идет как раз на 6-е, а также 7-е зубы.

А еще ведь есть 8-е, не столь в этом занятии задействованные. Так что, например, при удалении «шестерки» на ее место можно пересадить «восьмерку».

Однако процедура эта редкость, чаще пациенту предлагают установить имплантат. Делают же аутотрансплантацию зуба, когда имплантация невозможна. Допустим, из-за непереносимости компонентов. Или когда человек еще юн и растет, как и его зубы (но только не молочные — их не трансплантируют), и пересаженный свой зуб тоже будет расти, в отличие от имплантата. А еще — когда пациент хочет остаться при своем.

Иллюстрации: Юлия Замжицкая

Стать донором Помочь донорам
Читайте также
22 июня 2022
16 июня 2022
03 июня 2022
20 мая 2022
13 мая 2022
28 апреля 2022
08 апреля 2022
01 апреля 2022
30 марта 2022
23 марта 2022
16 марта 2022
10 марта 2022