Свои. Семейный альбом Ольги Кирилиной – Кровь5
Бюллетень
Выпуск № 7

Снежана Каратаева (текст)
Татевик Керобян (рисунки)

Свои

Семейный альбом Ольги Кирилиной

Ольге 36 лет, у нее трое детей. Как и вся ее семья, она родом из Тулы. Мечтала стать учителем или врачом, но в результате по совету родителей закончила юридический институт и сейчас целые дни проводит за договорами, трудится в фирме по производству светодиодных конструкций.

Впрочем, мир Ольги состоит не только из бегущих строк и светящихся стендов. Несколько лет назад она вступила в группу помощи детям с онкологическими заболеваниями. Стала помогать: переводила им деньги, распространяла информацию у себя в социальных сетях. Однажды на сайте Русфонда узнала о проведении акций по сбору крови на типирование в разных городах. Тула как раз оказалась в списке. Ольга сразу же поехала в клинику, указанную на сайте Русфонда, и сдала кровь на типирование. Теперь Ольга ждет совпадения с реципиентом, а ее старшая дочь ждет, пока ей исполнится 18, чтобы типироваться вслед за мамой.

В промежутке между продажами светодиодных конструкций и воспитанием троих детей Ольга встретилась с проектом Кровь5, чтобы показать свой семейный альбом и рассказать историю своей семьи в нескольких фотографиях.

Родители Ольги с новорожденной дочерью

Мои родители в молодости работали на машиностроительном заводе, там и познакомились. Папа увидел маму и сразу обратил на нее внимание. Она отличалась от многих других. Как рассказывал сам папа, мама была тихая, скромная, гулять никуда не ходила, не пила и не курила, вкусно готовила. Стандарт для идеальной жены. Я была первым ребенком в семье, мама сдувала с меня пылинки. Не разрешала кататься на велосипеде, на коньках, роликах. Боялась, что я обязательно упаду, разобью коленки, что меня собьет машина… Мама всю жизнь работала экономистом в банке. А папа после завода попал в правоохранительные органы: начал с самых низов, потом получил высшее юридическое образование и дослужился до должности заместителя начальника УБЭП. Он никогда не воспитывал меня строго, говорил, что нужно помогать людям и не проходить мимо чужой беды. Наверное, от него у меня и пошло желание помогать. Когда папа узнал, что я хочу вступить в Регистр, руку мне пожал, сказал: «Молодец, горжусь тобой». А вот мама негативно восприняла: ей казалось, мне обязательно что-то повредят.

Ольга с младшей сестрой на диване

Это я с младшей сестрой, мы сидим на диване у бабушки и дедушки. Целая фотосессия была: на меня нацепили бант, платье. Папа сам фотографировал и проявлял пленки — помню, как я вместе с ним сидела в темной ванной, когда он доставал все свои проявители, светила ему фонариком… У нас с сестрой пять лет разницы, первое время она была моим разочарованием. Родители готовились к появлению нового члена семьи. Меня спросили: «Хочешь или нет?» Я дала согласие, но только на брата. Когда родителям стало известно, что у них будет вторая дочка, отец мне сказал: «Олечка, понимаешь, мы вот с мамой в магазине стоим в очереди за ребенком, но может случиться так, что братиков в наличии не окажется. Нам придется становиться опять в конец очереди и снова ждать. А это очень долго. Или надо забирать девочку. Ты как?» Я подумала: ладно, пусть будет сестра. Но только при условии, что она будет красивая. Я себе представляла красивую сестренку, как с обложки журнала. Когда мама родила, мы с папой поехали в роддом. Он до сих пор помнит мое выражение лица. Я стояла в шоке, не понимала, что вообще происходит, кто этот комочек в одеяле. Она плакала, была вся красная как свекла. Я посмотрела и подумала: «Эх, обманули». Я любила ее, хоть и ревновала, ведь мама уделяла ей больше внимания, пока она была маленькая. Как раз тогда папа стал моим лучшим другом, он проводил со мной много времени. Мы жили в двухкомнатной хрущевке вшестером: в одной комнате — мама с папой и сестрой, в другой — я с бабушкой и дедушкой. Папа придумал отодвинуть шкаф и поставить туда мою кровать, за счет чемоданов ее расширили и вместо односпальной кроватки получилась полуторка. Папа часто приходил и спал со мной, чтобы мне было не так обидно.

Бабушка и дедушка Ольги

На этой фотографии мои бабушка и дедушка. Бабушке было 17 лет, когда началась война, к тому времени она хорошо научилась шить. Тренировалась на своих подругах, шила им нижнее белье (в то время это был дефицит), платья и кофточки. В первый призыв она не смогла попасть на швейную фабрику, хотя очень хотела, потом уже ее зачислили и она стала шить обмундирование для солдат. Бабушка рассказывала, что ей удавалось из небольшого куска материи сшить три вещи, тогда как другим — только две, за это ее очень ценили. Так она всю жизнь и работала на швейной фабрике. Бабушка училась вместе с дедушкой в одном классе и, как она рассказывала, совсем не помнила того мальчишку, который стал ее вторым мужем. Для бабушки это был второй брак, от первого у нее остался сын. А дедушка считал бабушку высокомерной девушкой и не думал, что она на него обратит внимание. В годы войны он работал на Тульском оружейном заводе — собирал оружие. А после войны был мастером в цехе машиностроительного завода. Уже после бабушкиного развода он стал проявлять внимание, причем изначально — к ее сыну: помогал, угощал леденцами, всегда спрашивал, как, мол, у мамы дела, привет ей передавай. Бабушка на это особенно внимания не обращала, а потом дед пришел и сказал: «Ты мне очень нравишься, и сын твой, хочешь, я буду с вами, я буду помогать». Бабушка согласилась, они поженились, и у них родился мой папа.

Ольга в день свадьбы с мужем

Мы с мужем учились вместе в одном вузе. Когда я пришла учиться, то обалдела: столько мальчиков! — высоких и не очень высоких, красивых и некрасивых. Выбирай не хочу. Познакомились мы на посвящении в студенты, он был худенький очень, но симпатичный. А я тогда обращала внимание на высоких и плечистых. В общем, сначала не выявилась симпатия, долгое время мы просто общались. Потом он пришел к моему подъезду и сказал: «Ну, давай жениться?» Я сказала: «Ну, давай, Бог любит троицу». На тот момент это было мое третье предложение. Я подумала: сколько можно отказываться? Свадьбу гуляли в Туле, мы женились одними из первых среди наших друзей, молодые были очень. Родители за голову хватались, что мы так рано решили пожениться. Но зато на свадьбе веселились лучше всех.

Дочь Ольги со своей бабушкой и тетей

Это фотография была сделана на дне рождения моей старшей дочери, ей исполнялось четыре годика. У нас так принято, что мы собираемся всегда все вместе, так и детей приучаем. Нашим воспитанием с сестрой занимались бабушка и дедушка. Посменно они с дедушкой к нам каждый день приезжали и уезжали поздним вечером, ехали с другого конца города (мы уже переехали в отдельную квартиру). Бабушка читала мне книжки, а дедушка делал со мной уроки. Помню, во втором классе нам задали писать сочинение на тему «Мир, который я вижу из своего окна». Дед сел со мной писать сочинение. Он выглянул в окно и сказал: «Пиши: мусор вывозят нерегулярно, в мире нет стабильности, в политике и экономике все неправильно». Я написала. В школе учитель стал вслух читать лучшие сочинения. Я поняла, что что-то не так, когда зачитали сочинения одноклассников, у которых было написано: мир прекрасен, птички, качельки, «мороженко». Когда очередь дошла до моего сочинения, мне было стыдно, все ребята смеялись. Но «пять» я все-таки получила. Когда появились уже мои дети, бабушка и дедушка так же к нам приезжали, уже к своим правнукам. Дедушка умер раньше бабушки. Уже перед смертью бабушка сказала (ей было 90 лет): «Олечка, как же мне жалко, что я уже не могу тебе помочь — а я так хочу».

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Содержание бюллетеня