Александр, который не отчаивается – Кровь5

Александр Сафаров уверен: решение о том, чтобы стать потенциальным донором, изначально живет внутри человека. Фото С. Мостовщикова

Александр Сафаров, Владивосток

потенциальный реципиент костного мозга

Родился я в глубинке, километрах в двухстах от Владивостока. Мать и отец разведены, живут порознь. Есть у меня родной младший брат, не подошедший мне как донор, не всегда везет, как говорится.

Я переехал во Владивосток после школы, поступил на мировую экономику, почему бы и нет. Правда, мне пришлось временно отчислиться: пару лет назад болезнь обострилась, я проводил много времени в больницах.

Началось все в классе восьмом или в девятом. Я перестал физически выносить уроки физкультуры. В один из таких уроков мне стало слишком плохо, я не смог даже толком подняться. Добрел до больницы, начали обследование. Сначала ни о чем, потом взглянули на клинический анализ крови — гемоглобин нулевой. Отправили экстренно во Владивосток. Ну и все, так я в первый раз лег в больницу, в гематологию. Через пару недель вынесли мне вердикт: апластическая анемия.

Маме сразу объяснили, что надо будет побегать с документами, что понадобится много средств, что надо крепиться. А мне сказали, что должен лечиться, не халтурить, пить все таблетки и держаться. Так, собственно, и получилось. Курс лекарств, переливания крови. Когда это все не помогло, начали искать что-то новое. Мать связалась с петербургской онкогематологией, больницей имени Горбачевой. Нас пригласили туда. Месяца два-три мы там провели.

Там по нарастающей рассматривали все варианты, включая трансплантацию костного мозга. Подняли все эти базы данных, искали мне донора, но практически ничего в России не нашлось. Сейчас я живу в основном в больницах. График такой: полтора месяца лежишь, две недели гуляешь на свободе, если повезет. А то и просто одну неделю, по-разному. Поддержание жизни, грубо говоря — переливания крови и лекарства. Но сейчас я ложусь уже гораздо реже, чувствую себя лучше. У меня были курсы иммуноглобулина, он как-то перестраивает иммунитет, дает мне ремиссии. Посмотрим. Если снова пойдет сильный рецидив, тогда придется всерьез браться за идею донорства.

Все это мешает, конечно, но, если руки не вешать, особенно кому-то на шею, с этим возможно не выживать, а жить. Вполне. К сожалению, я видел, что не каждому хватает на это сил. Отчаиваются. И это грустное зрелище.

Что касается донорства костного мозга, то это, мне кажется, сложный вопрос. Потому что больной человек может себя поставить на место здорового. А вот здоровый человек на место больного себя не поставит никогда. Никаких слов и доводов тут привести невозможно. Поэтому мне кажется, что это решение, которое уже есть внутри человека, оно готово и не нуждается в объяснениях. Нужно просто сказать: вам это ничего не стоит. Это минутная процедура, но она может подарить кому-то целую жизнь.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание «Русфонда», и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками, и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5.

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также