Александр, убедивший отца лечиться – Кровь5

Снежана Каратаева

Александр, убедивший отца лечиться

Фото из личного архива

Лейкоз у отца Александра Строгина был столь агрессивным, что времени на поиск неродственного донора просто не было. Но до того, как пожертвовать свои кроветворные клетки, Александру пришлось убеждать отца, что даже при всех возможных рисках трансплантация – это шанс на спасение.

Волгоградец Александр рос в семье трудоголиков. Отец всю жизнь проработал сварщиком, мать – физиотерапевтом. Без дела не сидели и после трудового дня. Отец по молодости ходил на танцы, а уже будучи постарше, увлекся боевыми искусствами. Он-то и приучил сына чем-то одним не ограничиваться. Александр тоже занимался танцами, в основном русскими народными, играл в шахматы, посещал и другие спортивные секции. Танцы, впрочем, ему нравились больше всего.

– Я хотел поступать в военный институт – как большинство моих родственников. Готовился. Но на медкомиссии меня запороли. О военном деле пришлось забыть, – досадует Строгин-младший.

В этом году он получил диплом инженера-металлурга. Однако с металлургией связывать свою жизнь не хочет. Ближе танцев для него ничего нет.

– Я всю студенческую жизнь провел весело, на гастролях. С коллективом мы ездили по разным городам России, – рассказывает Александр. – Танцами я планирую заниматься и дальше. Но пока главное – поднять отца на ноги.

В конце прошлого года Строгин-старший заболел коронавирусом. Два месяца провел в больнице. Однако лучше ему не становилось. Из-за плохих показателей крови врачи назначили Виктору обследование, которое показало, что у него лейкоз.

– Лечение длилось около девяти месяцев, но химия не помогла. Нам сказали, что нужна трансплантация костного мозга, – вспоминает Александр.

Времени на поиск неродственного донора не было. Да и возраст Строгина-старшего, а ему 58 лет, играл против него.

– Узнав, что нужна пересадка и какие могут быть последствия, отец сник, думал даже отказаться от лечения, но я настоял, – говорит Строгин-младший. – Сказал ему: «Никаких раздумий, ты будешь продолжать лечение! Если есть шанс, будем бороться!»

Отец, как отмечает Александр, человек сильный. И работал всю жизнь не покладая рук – дома целая папка похвальных грамот. Сам построил дом на дачном участке. И до болезни еще заявил, что и у сына должны быть дача, дом. Что такая у него мечта.

Когда речь заходит о гаплоидентичной трансплантации костного мозга, чаще имеется в виду пересадка клеток ребенку от родителя или от родных братьев-сестер (как это возможно, Кровь5 недавно рассказывала). Тут же трансплантация была от сына отцу. Совпадение 50%-ное, но других вариантов не было.

– Забор клеток мне проводили нетипичным способом – не из руки, а из вены на шее, потому что за пару дней до донации я сломал руку, – рассказывает Александр. – Я чувствовал ломоту в костях, недомогание, температура была. Но все это скоро прошло.

Сейчас, пока отец восстанавливается, Александр находится с ним рядом. Строгин-старший потихоньку возвращается к тренировкам по карате. И ждет момента, чтобы начать исполнять свою мечту – построить сыну дом.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также