Без коровы и на железной «раечке» – Кровь5

Шура Ефремова

Без коровы и на железной «раечке»

Сегодня Международный день сельских женщин, который в России отмечается уже не один год, но воспринимается многими как какая-то экзотика вроде национального индейского праздника и дня начала зимнего кочевья. Мало о ком у наших соотечественников столько стереотипов, сколько о жительницах села. В общем, мы попросили разобраться в вопросе двух сельских женщин, потенциальных доноров костного мозга, — нашего постоянного автора Шуру Ефремову и руководительницу клуба в сибирском селе Людмилу Савченко.

— О-о-о, круто! Ты будешь писать про таких тетенек, у них еще грудь большая, и они у коров молоко берут, — восторженно выдала моя знакомая коренная москвичка, услышав, что я готовлю материал о сельских женщинах.

— Доярок, ты имеешь в виду? — попыталась уточнить я.

— Доярок, точно. Слово это забыла, — ответила москвичка с высшим образованием и приличной должностью.

И оказалось, что приятельница моя в своем мнении не одинока, в интернете дела еще хуже. Из первой найденной мной статьи я, например, узнала, что «сельские женщины ходят с немытой головой и грязью под ногтями, а городские более высококультурные».

Сама я еще совсем недавно была сельской женщиной и, к слову, никогда к скоту ближе чем на 15 метров не подходила, и грудь у меня средненькая такая, и платка на голове никогда не носила. Так же как и городские дамочки, я каждый день мылась, регулярно делала маникюр, педикюр. Работала не в поле с пастухом, а за компьютером в уютном кабинетике. И в промежутках рассказывала землякам о костном мозге, предлагала им пополнить базу доноров кроветворных клеток ради спасения жизни тяжелобольных людей.

Кстати, когда я организовала в родном селе Ермаковском Красноярского края донорскую акцию, пришли на нее в основном женщины. Без лишних вопросов и сомнений они закатывали рукава и подписывали анкеты-соглашения. Никто из них не спросил: «А это для меня опасно? А мне будет больно?» Интересовались только одним: «А как скоро я подойду? Когда меня выберут? Я готова прям сейчас ехать, если надо». Одной из первых пришла Людмила Савченко.

«Мое убеждение такое: если можешь помочь, помоги, — заявила она. И пояснила: — В моем переулке за последние 20 лет не от рака умерли всего два человека. Остальные — все от него, и дети, и взрослые. Это страшно, а если их выздоровление зависит от меня, я готова им помочь. И за подвиг это не считаю. Я поддерживаю любое донорство — если надо посмертно органы отдать, я тоже за».

Фото из личного архива

Люда — художественный руководитель дома культуры, устраивает в селе все праздники и народные гуляния. Она поет, танцует, читает монологи и воспитывает одна троих детей. Училась в колледже искусств в ближайшем городе. Познакомилась там с будущим мужем, горожанином. Он был старше нее на 13 лет, с восьмилетней дочкой от предыдущего брака. Люда с ней подружились, но, когда приемной дочери исполнилось 18 лет и воспитанием ее уже не нужно было заниматься, муж собрал вещи жены и троих общих детей, сунул тысячу рублей на дорогу и отправил обратно в село. Люду это не сломило, а наоборот, закалило характер. Ей-то я и решила позвонить, чтобы побеседовать о сельских женщинах.

 — Говорят: «Можно девушку вывести из деревни, но деревню из девушки — никогда».

— Забавная фразочка, не более того. Что самое интересное, это даже не пословица и не поговорка, и неизвестно, откуда пошло выражение. Если его автор хотел сказать о безвкусице и внешнем виде, то и в городе есть женщины и девушки, не умеющие следить за собой и подбирать правильно одежду.

 — А как сельские девушки следят за собой? Многие думают, что они ходят с немытой головой.

— Мне кажется, что, наоборот, мы, сельские женщины, больше уделяем себе внимания. Я в свои 35 лет выгляжу моложе своего возраста, причем без ботокса. Каждый день увлажняю кожу гиалуроновой кислотой, летом — природной косметикой, хожу регулярно в салоны. Девушки у нас делают наращивание ресниц, я тоже, кстати. Да-да, в селах сейчас все это есть. Свеклой и углем не пользуемся.

 — Ты говоришь, больше уделяешь себе внимания. Это из-за свободного времени? А как же «женщина в селе встает на работу с петухами и ложится только с закатом солнца»?

— Я приезжаю в город, и меня бесят пробки. За этот час, что нужно ехать из точки А в точку В, я в своем селе успеваю сделать кучу всего: дома все дела переделаю и себе внимание уделю.

 — Один мой знакомый выразился так: «Сельская девушка проста, она не требует многого, она не ждет, что в кровать ей будут нести кофе, дарить цветы. Сельская девушка лишена романтизма и знает, как должен вести себя настоящий парень». Люда, расскажи уже наконец всем женщинам, как должен выглядеть настоящий парень.

— А как он должен выглядеть? Вообще, корежит от слов «настоящий мужчина», «настоящая женщина». По мне, любой мужчина — настоящий. Просто он может быть хорошим человеком, а может быть плохим. Сельская женщина нетребовательна? Но как она может быть нетребовательна? Мы так же хотим цветов, подарков, романтических ужинов, встреч в кафе, походов в кинотеатр. Мы просто реалистичнее. Если у человека нет денег, то требовать ничего в этом плане не будем и уходить от такого человека не станем. А ухаживать человек может и без цветов и подарков. Женщина — везде женщина, повторюсь, всем нам хочется новое платье, духи, конфетки и, конечно, власть над миром.

 — Сельские женщины мечтают выйти замуж за городского парня? Тоже, кстати, миф из интернета.

— Три ха-ха и сбоку бантик! Мой бывший муж всем хвастался, что он взял жену деревенскую. При этом я, деревенская, жила в благоустроенном особняке в 100 квадратов. Я не знала, как топить печку, за меня тяжелую домашнюю работу делали братья. И я к нему, к городскому, пришла жить в деревянный барак полублагоустроенный. У нас не было в доме воды, туалета, бани — ездили мыться к его родственникам. Я у него в городе научилась таскать по 24 ведра воды в день, чтобы стирать руками. Я вообще выросла в интеллигентной семье: папа военный, мама воспитательница детского сада, по маме у меня пять поколений учителей. И, конечно, я зачитывалась книгами, а вечерами слушала стихи, которые мне читала мама.

В общем, я никогда не мечтала выйти замуж за городского, и в моем окружении не было таких девушек, и сейчас, общаясь с молодежью, я не слышу такого.

 — А в городе ты хотела бы жить?

— В небольшом провинциальном городке — да, но только в частом доме. Я не смогу жить в квартире, где справа, слева, снизу, сверху другие люди.

 — Говорят, в селах женщины крепче и детей рожать не разучились.

—  Наверное, да. Все-таки в селах не так разрушены семейные ценности, как в городе. В городе больше насаждают образ гордой независимой женщины, которая может все. У нас женщина — это мать. Семья важна, человек не должен быть один, без детей.

 — Получается, карьера — это не для сельской женщины?

— У нас в селе есть предпринимательница, которая открыла большой салон красоты — там не только подстригают волосы, там есть все, что есть в больших мегаполисах. И она сейчас обучает молодых специалистов и дает потом им работу. Она захотела, и она сделала себе карьеру. У нас вообще много женщин занимают высокопоставленные должности, и многие долго стоят у власти, по десять лет.

 — А сколько получают в селе?

— Коэффициент в селах выше, и зарплата, соответственно, больше. У нас две школы, пять детских садов, куча магазинов, военная база, кафе, у людей хорошо развито фермерское хозяйство. Возможно, прозвучит банально, но если у человека есть образование, то у него будет работа. Моя зарплата — порядка 40 тысяч рублей. Так что хватает и на бытовые нужды, и на еду, и на развлечения.

 — Расскажи, как в селе развлекаются.

— Ой, ну собираются девки, кучкуются, подходят к окну гармониста, кричат его. Выходит Ванька — обычно гармонисты все Иваны. Он поправляет кепку, одергивает рубаху, садится на лавочку, разводит гармонь и поет: «Светит месяц, светит яркий»… Примерно так вы нас представляете? Конечно, так давно никто не отдыхает, даже поколение 60+. Если говорить про молодежь, то она очень много гуляет. Ходят в спортзал, бары и кафе, катаются на машинах — все как в городе. Автолюбители устраивают разные гонки в грязи. Я гоняю на своем мотоцикле Racer Magnum, зову его нежно «раечка».

 — А тебя твои сельчане не считают выскочкой?

— Может, и считают, но я не слышала. Хотела бы услышать, если такое есть. Соседи посматривают хмуро, когда я на байк сажусь в своей кожаной куртке и брюках. Говорят, так мать не должна себя вести.

 — Люда, а какие темы обсуждается в селах? Например, в городах сейчас много говорят про однополую любовь, полигамию, феминизм. Как с этим у вас? Обсуждается или нет?

— Увы, я не знаю, есть ли в Ермаковском ЛГБТ-пары. Но чаще жителей села беспокоят непривязанные собаки, плохие дороги и сезонное, про картошку: «А вы уже выкопали картофель? Ой, а мы еще нет!» И, конечно, коронавирус обсуждают.

Фото: Сергей Прокудин-Горский


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также