Дарья, которая поделилась жизнью – Кровь5

Дарья Цветова стала реальным донором костного мозга, невзирая на противостояние семьи. Фото З. Кодзаевой

Дарья Цветова, Белгород

маркетолог, донор костного мозга

Мама растила меня одна, поэтому я с 15 лет начала работать промоутером в рекламном агентстве, зарабатывала на еду и одежду. А потом, когда поступила учиться в Старый Оскол, надо было еще больше денег, чтобы квартиру снимать. Училась я на эколога, но разочаровалась в этой профессии на первой же практике, когда поняла, что эколог в России должен не природу защищать, а сидеть и помалкивать. Так что я так и осталась работать в рекламе. Сейчас я маркетолог.

О костном мозге я раньше почти ничего не знала. Только по телевизору видела, что собирают деньги больным детям, потому что им нужна пересадка за границей. В какой-то момент моя соседка Надежда, волонтер в фонде «Святое Белогорье против детского рака» сделала пост о том, что у нас в городе проходит донорская акция. И у меня это отложилось где-то на подкорке. А потом я пришла в «Инвитро» сдавать свой анализ крови и случайно увидела ту самую бумажку о донорстве, на которую обычно никто не обращает внимания. Сразу попросилась сдать кровь на типирование. Меня приняли без очереди, позвали самую опытную медсестру.

Было это в марте, и уже в августе мне позвонили из регистра и сказали, что я кому-то подошла! Честно говоря, я никому дома о своем типировании не говорила, а тут сказала, что поеду в Петербург сдавать костный мозг. Мама была против, муж против — все были против, думали, что меня там разберут на органы. Но они понимали, что мое решение принято и необратимо.

А ведь мама меня сама такой воспитала, я с детства знала, что если ты можешь кому-то помочь, то надо помогать. Мама у меня сама медсестра, работала в доме престарелых и всегда относилась к этим бабушкам и дедушкам с уважением, без капли брезгливости. И я все свое детство в доме престарелых бывала, старалась этих людей развлечь.  

В общем, никто не верил, что после донации я вернусь живой. Но мужа удалось переубедить, и на первую консультацию в Санкт-Петербург мы с ним поехали вместе. Там ему очень подробно рассказали о донорстве костного мозга и о его последствиях. Вообще, надо сказать, что одни врачи контактируют с пациентом, а другие с донором. Так вот, те что общались со мной, так отстаивали мои интересы, что это даже немножко раздражало. Мама  моя за меня так никогда не переживала, как они.

Сдавать костный мозг мне предложили методом афереза, то есть из венозной крови. Меня немножко пугало, что 4 часа нельзя будет встать с кресла и в туалет сходить. Но оказалось, что и это возможно. Четыре дня перед донацией мне кололи препарат, чтобы кроветворные клетки попали из костного мозга в кровоток. Первые два дня ломило спину, но если пить много воды и не сидеть на месте, боль проходит. Поэтому я все время была в движении: посетила Эрмитаж и Юсуповский дворец, сходила в театр, погуляла по Невскому. Второй и третий день были уже без боли.

Потом сама донация. Из-за большой массы реципиента предполагалось, что я буду сдавать костный мозг два дня. Но все, что нужно, удалось собрать за один день. Все это время я проболтала с врачами и сотрудниками регистра. Четыре часа пролетели незаметно. Чувствовала я себя хорошо. Меня выписали на следующий день. Я встретилась с сестренкой, которая учится в Питере. Выпили с ней даже по бокалу вина. А на другой день я пошла к ней в институт и рассказала студентам о донорстве.

На днях я сдала анализ крови уже дома. Все у меня в полном порядке. Мама, которая так переживала, теперь мной очень гордится. А муж поначалу обижался, что я его не послушалась. Но сейчас он решил сам сдать кровь на типирование. Ждем ответа из регистра. 

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также