Денис, который решил сердцем – Кровь5

Снежана Каратаева

Денис, который решил сердцем

Прежде чем стать реальным донором костного мозга, Денис Пургин из Нижнего Новгорода получал звонок из регистра трижды. О своем пути к донорству он рассказал Кровь5.

— Я держу в руках открытку и понимаю, от кого она, — вспоминает Денис момент, когда получил первое послание от своего реципиента. — Волнение было. Спрашиваю у врача: «А как я должен к нему обращаться-то? „Дорогой мой реципиент?“ Имя хотя бы скажите!»

«Руки приучены»

На Нижегородском телевизионном заводе имени В. И. Ленина (НИТЕЛ), в конструкторском бюро, есть небольшая мастерская, где изготавливаются специальные единичные приборы. Именно там работает Денис Пургин — мастер по ремонту аппаратуры и приборов.

— Телевизоры мы не делаем, — предупреждает он мой вопрос и с гордостью добавляет: — Оборонка. Оборонная промышленность.

Завод этот с более чем вековой историй и, пусть название не вводит в заблуждение, специализируется на выпуске радиолокационных станций и комплексов для Вооруженных сил РФ. В годы Первой мировой войны на предприятии запустили производство форпостных телефонных аппаратов, позднее на заводе изготавливали гражданские телефоны, детекторные приемники, громкоговорители, затем — переговорные устройства для танков, самолетов, кораблей. После Великой Отечественной войны им была выпущена первая радиолокационная станция. По сей день НИТЕЛ является ведущим производителем радиолокационной техники в нашей стране.

Телевизоры, между прочим, завод тоже производил, с 1960 года и до середины 2000-х. «Чайка», «Радий», «НИТЕЛ», а еще видеодвойки, которые ежедневно включались во многих домах по всей стране.

О своей работе Денис говорит, что она не шаблонная, а творческая.

— Приходит нам, например, задание: сделать какую-то вещь, чтобы ею можно было управлять, отрабатывать какие-то параметры, чтобы был поворот антенны, — приходится думать головой, а не только руками по шаблону действовать, как это бывает в цехах, где изготавливают одно и тоже тысячу раз изо дня в день, — рассказывает Денис. — В двух словах не объяснишь, учиться надо.

Пургин сам учился, и получалось быстро, потому что руки приучены. Еще в детстве он ради удовольствия «баловался паяльником» — ремонтировал разную аппаратуру, магнитофоны, плееры.

Одновременно с учебой в гуманитарном институте прошел в техникуме ускоренную программу для монтажников, после чего пришел на практику на завод. Ему предложили там работать, так и дослужился до мастера.

«Вступай в наши ряды»

С юношеских лет Денис сдает кровь, сейчас он кадровый донор. В 2012-м на одной из донаций ему и рассказали о донорстве костного мозга.

— Я сдал кровь, и медработники вскользь упомянули, что есть еще такая процедура, дали буклетики с информацией и сказали: «Если надо, вступай в наши ряды», — вспоминает Пургин.

Денис начал искать информацию, по крупицам: в интернете ее тогда было мало, да и та, что была, большей частью состояла из мифов о вреде здоровью. Даже знакомый медик, как он вспоминает, об идее донорства костного мозга высказалась критически.

— Меня это не остановило, видимо, интуиция сработала, сердце подсказало, — говорит Денис. — Я решил, что это вещь хорошая, пошел и сдал кровь, чтобы вступить в регистр. Мне тогда было 22 года.

Спустя всего месяц Денису позвонили и сказали, что он как донор подошел, а потом еще раз, уже через пару лет. Однако в обоих случаях он оказался «не самым подходящим» (из подошедших доноров врачи выбирают наиболее совпадающего с реципиентом. — Кровь5).

Наконец в 2017 году Пургину поступил третий звонок, и на этот раз совпадение оказалось лучшим из имевшихся. Родителям Денис решил ничего не рассказывать, знала только супруга, которая его поддерживала с самого начала. Сама она относится к теме донорства благожелательно, но вступить в регистр не может из-за медотвода.

— Если при первых звонках у меня не было никакого волнения, то после третьего появилось, — признается Денис. — Возникла какая-то животная боязнь за себя, что ли. Но такое состояние было недолгим. Врачи рассказали мне про подготовку реципиента к процедуре кондиционирования, а это высокодозная химия, убивающая и здоровые, и больные клетки крови. И если потенциальный донор откажется в этот момент, то пациенту уже не помочь. И вот тут у меня прекратились все сомнения.

Денису сделали забор клеток костного мозга из подвздошных костей. Его проводят под общим наркозом.

— Сразу после процедуры у меня понизился гемоглобин, немного темнело в глазах, но потом все прошло, — рассказывает Пургин. — Пару недель тянуло в мышцах. Это похоже на чувство после занятий спортом: не болит, но есть напряжение. Прошло уже три года, я в хорошей форме.

«Пусть жизнь будет яркой и красивой»

О своем генетическом близнеце Денис знал только то, что он лечится в Москве. Пургина не особо интересовало, кто реципиент, главное, что его волновало, — чтобы тот пошел на поправку.

Через два месяца после процедуры, в канун Нового года, Денис получил анонимную открытку.

— В ней не было имени отправителя и кому она адресована, просто слова поздравления, — говорит он. — Сейчас уже и не вспомню, вроде: «Уважаемый донор! Пусть твоя жизнь будет долгой, яркой и красивой». Я спросил у сотрудников регистра: «А ответ-то мне можно написать? И как я должен обращаться к моему реципиенту?» Потом уже узнал, что его зовут Константин, а он врачей донимал, чтобы узнать, кто я и откуда.

Два года, как и полагается по правилам, Денис и Константин обменивались на праздники поздравительными письмами через сотрудников регистра и врачей.

«Все без слов»

В сентябре 2019 года Денису и Константину предложили встречу, приуроченную ко Всемирному дню донора костного мозга. Генетические близнецы не раздумывая согласились.

Мероприятие проходило в Москве. В небольшом зале собрались доноры и реципиенты, на лицах — волнение, слезы. Каждую пару приглашали в центр зала, в эти моменты слышались восторженные вздохи, всхлипы, аплодисменты друзей, родственников. Денис и Константин были последними по очередности.

Денис и Константин

— Мы до этого стояли рядом, я еще смотрю на него и думаю: «Может быть, это он?» Так и оказалось, — вспоминает Пургин. — Нас объявили, мы вышли. Ничего не могли сказать друг другу, все без слов. Смотрю в зал — супруга моя рыдает, и Константина жена тоже. Мы встретились еще раз, уже вечером, у них дома. Вот же совпадение: окна нашей гостиницы выходили прямо на их дом.

Во время застолья Денис узнал, что у них схожие профессии: Константин работает в институте связи. А еще что у него родилась внучка.

Константин, по словам Дениса, настоящий боец: то редкую инфекцию подхватит — вылечится, то сердце прихватит — восстановит, то позвоночник сломает — поправит. И вот рак. Пять курсов химиотерапии не помогли, понадобился донор.

— Нашелся я. Слава богу, что интуиция меня когда-то не подвела, — радостно замечает Денис. — Мы общаемся с Костей по телефону, наши жены стали хорошими приятельницами, постоянно друг с другом на связи. Мы все хотим встретится, но пока никак не выходит — то коронавирус, а сейчас у Кости снова процесс восстановления, борется.

В том же 2019-м по месту работы Пургину прислали медаль «За содействие донорскому движению». Вручили ее в торжественной обстановке. До этого момента на заводе и не знали, что Денис поделился своим костным мозгом, он никому не говорил. Зато после этого к Денису подходили коллеги, знакомые, интересовались, задавали вопросы. Некоторые из них вступили в регистр и теперь ждут своего совпадения.

Фото: Личный архив


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также