Елена, которая не боится врачей – Кровь5

Елена, которая не боится врачей

Елена Орлеанская, 35, Москва, сотрудница благотворительного фонда, потенциальный донор костного мозга

— Я работаю всю сознательную жизнь в детских благотворительных фондах. Я связала себя с медициной катастроф, когда, например, человек попадает в пожар или ребенку требуется пластика, потому что кто-то из взрослых выстрелил ему в лицо. В 99% случаев это не стечение обстоятельств, а пофигизм и даже иногда злой умысел взрослых. Но если сильно по этому поводу печалиться, крыша поедет.

К желанию помогать детям я пришла в 14–16 лет. Я жила в проблемной семье — у меня была замечательная мать и отец, который на тот момент перешел с алкоголя на наркотики. Мне не хотелось идти домой — было страшно. В итоге начала искать место, где могла бы просто заныкаться до 11 часов вечера, а позже вернуться домой и сразу лечь спать. Тогда я поступила в педагогический колледж, где различные фонды набирали волонтеров. Я поработала сразу с несколькими: где-то допоздна, два-три раза в неделю вела уроки у детей из приюта, где-то учила сурдоазбуку и знакомилась с больными ДЦП.

После колледжа учителем я не стала — зато продолжила работать в фондах. От желания быть ментором для детей я перешла к роли некоего просителя, маркетолога. Я продаю идею добра. Стучусь во все двери, прошу людей включиться в донорство или помощь детям.

О донорстве костного мозга я начала узнавать лет десять назад, из-за истории Васи Перевощикова. Мне показалось очень обидным, что одному мальчику не нашли донора в стране со 150 млн человек. На тот момент я жила в Новокузнецке, где людей вообще не типировали. Клиники были только в Москве и Питере. Но потом появилось «Инвитро». И два года назад я стала потенциальным донором костного мозга. За эти два года, слава богу, еще никому не подошла. Просто если я кому-то понадоблюсь — значит, кто-то очень близкий мне по крови тяжело заболел. Я этого не хочу. Мама не знает, что я вступила в регистр. Она когда узнала, что я просто донор крови, у нее уже чуть ли не инфаркт случился. Но мне удалось ее убедить, что все в порядке. Сказала, что я теперь почетный донор Москвы — а за это полагаются льготы. Тогда она успокоилась. Ей было страшно, что я отдаю себя ни за что. Но я до сих пор потихоньку ее успокаиваю, убеждаю, что это никак мне не повредит.

Перед типированием у меня лично не было никаких опасений. Когда ты много работаешь с детьми, то вся медицина на тебя страха не наводит. Я в этой теме уже с подросткового возраста и ничего не боюсь. Разве что боюсь за реципиента, который, не дай бог, возьмет мой костный мозг, а тот все равно не подойдет.

Подготовил Егор Парфенов


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также