«Есть ощущение, что я могу на что-то влиять» – Кровь5

«Есть ощущение, что я могу на что-то влиять»

Привлечение молодежи — задача, которую ставит перед собой каждый регистр доноров костного мозга. Поэтому Кровь5 решила взять за правило больше рассказывать о молодых добровольцах, состоящих в Национальном регистре доноров костного мозга имени Васи Перевощикова (Национальном РДКМ), — о том, что их привлекло в регистр, что их волнует и интересует, как они ищут себя в этом мире. Знакомьтесь, Мария Объедкова.

— Мы проехали через 15 стран. Из Москвы — в Азербайджан, Грузию, Армению, Турцию, Иран, оттуда прилетели в Индию, объехали ее, потом отправились в Малайзию, Таиланд, Лаос, Вьетнам, Китай, затем — в Казахстан, Киргизию, Таджикистан, Узбекистан, опять в Казахстан и вернулись в Москву. По пути заехали на день рождения папы в Волгоград, — рассказывает Маша о путешествии, в которое она отправилась с молодым человеком, теперь бывшим, спустя несколько месяцев после своего совершеннолетия — сейчас ей 22.

За исключением двух перелетов, весь остальной маршрут ребята проехали автостопом. По их подсчетам, вышло 27 тысяч километров, по времени — 2,5 месяца.

— К моменту, когда мы оказались в Индии (это главная цель их поездки. — Кровь5), я уже была готова взять билет домой, — вспоминает девушка. — Было сложно из-за того, что не знаешь, где будешь ночевать, сможешь ли достаточно отдохнуть.

Случалось, что мы ночевали на улице. Из самых трешовых ситуаций: как-то у нас украли телефоны, пришлось ехать до города, где есть банкоматы и магазины техники, чтобы снять деньги и купить новые, — тысячу километров мы были без связи.

Водители, по ее словам, им попадались нормальные, только раз по пути в Индии один вел себя навязчиво и пытался к ней приставать. Но, несмотря на сложности, Маша продолжила путешествие.

Маша и Миша в Иране, январь 2018 года

— Я решила, что, если что, родители помогут мне вернуться, — говорит она. — Мы с Мишей не смогли все правильно спланировать и к тому же взяли в дорогу совсем небольшую сумму, которую удалось скопить: на путешествие, включая два перелета и три визы, у нас на двоих вышло около 100 тысяч рублей.

После возвращения в Россию Маша думала о том, чем ей заняться. Некоторое время она работала в кофейне, а потом по примеру подруг стала бебиситтером в Kidsout — службе, которая помогает нанимать нянь для присмотра за детьми. Возраст — самый разный, Маше больше нравится от четырех лет и старше.

— С ними можно общаться, они интересно мыслят, что-то выдумывают, — объясняет она. — В этой работе надо находить общий язык с детьми и, что не менее важно, с родителями. Немного похоже на путешествие автостопом — ситуация, которая учит общаться. Мне кажется, я научилась лучше понимать детей, чего они хотят. А хотят они простого: внимания.

На это же время пришлось вступление Маши в Национальный РДКМ.

— Мне попался пост где-то в соцсетях о донорстве костного мозга, стало интересно, но я никак не могла взяться и разобраться в этом подробнее. Искала что-то в интернете, только информации было мало, — рассказывает Маша.

В итоге она пришла в отделение «Инвитро» и спросила, можно ли вступить в регистр и правда ли, что это бесплатно, ей сказали, что да и все про все — заполнение анкеты и сдача образца крови — займет всего несколько минут. Так просто и быстро девушка стала потенциальным донором.

— Что меня побудило? Я читала, насколько редко находится подходящий донор для пересадки (вероятность — один на 10 тысяч. — Кровь5), насколько это дорогая процедура, что мало доноров в России, что в Германии с этим намного лучше, — объясняет Маша. — Я потом написала пост в соцсетях, что вступила в регистр. Многие поддержали, сказали: «Класс!»

Маша определяет себя как активистку, архивистку и деятельницу искусства. Она пишет прозу и стихотворения, проводит перформансы. Волонтерит в «Ночлежке», помогающей бездомным, а также в «Мемориале» и «ОВД-Инфо» (обе организации признаны Минюстом РФ «иностранными агентами»).

— Я хочу жить в классном мире! Чтобы было благополучно все с правами, было меньше насилия, равнее возможности, — говорит Маша.

 — Кроме волонтерства я всякие штуки придумываю. Например, рассказываю про половые инфекции, про ВИЧ, как можно провериться, где пройти тестирование — занимаюсь секспросветом. Зачем я все это делаю? Есть ощущение, что я могу на что-то влиять.

Еще одна Машина грань — она собирает архив своей семьи.

— Я родилась в Волгограде, там живет папа, а мама с недавних пор и родственники по ее линии — в Азербайджане, в деревне Ивановка. Их предков, как староверов, сослали туда около 200 лет назад, — рассказывает девушка. — С самого детства я каждый год туда езжу. Поэтому чувство, что у меня там кусочек дома, в Волгограде и тут, в Москве (в столице Маша живет уже 2,5 года. — Кровь5).

Сейчас ее родственники принадлежат к трем разным общинам: молоканам, баптистам и пятидесятникам. По словам Маши, между собой они живут дружно, но обособленно от остальных и только недавно стали вступать в браки с азербайджанцами.

Азербайджан, лето 2000 года. Слева направо: Машины четвероюродный брат Вася, единоутробная сестра Катя, мама с Машей на руках и двоюродный брат Антон

— К России родственники относятся мифически, что ли, как к большой родине, куда когда-нибудь вернутся. Кто-то, да, уезжает, но таких мало, — добавляет она. — Хотя они говорят по-русски, но с каким-то акцентом. Одна родственница считает, что они сохраняют старую речь. Я в это не особо верю, потому что в Ивановку очень много людей приезжает, это популярное туристическое место, там красиво, горы.

Что сохраняется, как замечает Маша, так это консервативный уклад.

— На праздники все готовят примерно одни и те же блюда и приносят их друг другу, когда приходят в гости. Допустим, Новый год — на столе стоит четыре вида оливье. Едят много, вкусно — это, наверное, главное развлечение, — продолжает она. — Азербайджанских блюд мало, в основном что-то свое. Например, особая лапша, которую я больше нигде не встречала. На дни рождения, на похороны женщины собираются вместе, катают лапшу, сушат и готовят ее на мясном бульоне.

Маша собирает аналоговые и цифровые фото, видео, письма. Интервью с родственниками в Ивановке ей помогает делать мама.

— У меня братьев и сестер троюродных только от одной бабушки почти 50 человек. — говорит девушка. — По папиной линии я мало кого знаю, сейчас пытаюсь хотя бы с двоюродными братьями и сестрами поддерживать связь. Месяц назад я ездила в Волгоград, тетя дала мне флешку с кучей фотографий. Я их потихоньку разбираю.

Какой-то четкой цели у Маши пока нет. Но она думает в будущем делать выставки.

— С акцентами на историю миграции, например, — поясняет она. — Бабушки у меня сидели в тюрьме за свою религиозность в советское время. Об этом тоже.

Из того, что у нее уже собрано, самая старая фотография датируется началом XX века, дореволюционным временем. Предположительно на снимке ее прапрабабушка и прапрадедушка.

Подготовила Мария Портнягина
Фото из личного архива


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также
18 августа 2022
12 августа 2022
10 августа 2022
04 августа 2022
27 июля 2022
26 июля 2022
17 августа 2022
16 августа 2022
11 августа 2022
08 августа 2022
05 августа 2022
02 августа 2022