Галина, которая стала донором в 56 лет – Кровь5

Никита Аронов

Галина, которая стала донором в 56 лет

Казахстанский Регистр доноров гемопоэтических стволовых клеток гибко смотрит на возраст добровольцев. Вот и первый его реальный донор Галина Алексютина поделилась своими клетками в 56 лет. Было непросто, но женщина рада шансу помочь и уверена, что ее направлял сам Всевышний.

— Еще когда училась на медсестру, я по ночам работала в хирургии, в реанимации санитарочкой. Это было детское отделение, к нам попадали малыши с тяжелейшими травмами после ДТП. И до такой степени душу щемило от того, как это несправедливо, что такие маленькие уходят из жизни! Мне самой всего 18 лет было, а уже тогда возникали мысли: как бы хорошо было что-нибудь отдать, какой-нибудь свой орган или часть тела, чтобы кого-то из деток спасти, — вспоминает Галина Алексютина.

Потом народились дети. Врачом женщина так и не стала. «Не сбылась мечта». Зато стала медсестрой и много лет помогала детям и взрослым в поликлиниках и больницах. Внучка у Галины появилась на свет с тяжелым ДЦП. И немалую часть заботы взяла на себя бабушка. Она ездила с девочкой на реабилитацию, возила в клиники в Китай, временно ради этого увольнялась с работы. И это тоже часть пути к донорству, потому что именно так Галина оказалась в Научно-производственном центре трансфузиологии. Шла мимо с пачкой резюме и зашла.

— Я еще подумала: зачем это мне, далеко же от дома, я поближе работу хотела. Но все-таки решила попробовать. А меня сразу и взяли. Сказали завтра выходить на работу. Видно, это было послание Всевышнего с небес, чтобы я узнала о донорстве кроветворных клеток, — уверена Галина Николаевна.

Так она попала в стерилизационное отделение. И вот настал конец года, и на очередной планерке с сотрудниками заговорили о донорстве. Дело в том, что регистр в Казахстане государственный, строится по госзаказу. И оставались деньги, чтобы дотипировать в том году еще пятерых человек, а желающих что-то не было. Вот и решили привлечь к делу коллектив. Галина пошла домой, посовещалась с обеими дочерями и с их мужьями, и они впятером пришли сдавать кровь на типирование.

Два года прошло, центр крови перешел на одноразовые расходные материалы, и отделение стерилизации сократили. Галина Николаевна устроилась в поликлинику. А потом в 2018 году ей позвонил тогдашний директор регистра.

— У меня сердце бешено застучало, а он мне рассказал про пациента с острым лимфобластным лейкозом, который целый год лежал в больнице. И все, что можно было сделать без пересадки костного мозга, врачи уже сделали, — объясняет Галина Николаевна.

Она расстроилась, что, наверное, не подойдет по возрасту. Но врач ответил, что это не беда. Сказал посоветоваться с семьей. Но женщина даже советоваться ни с кем не стала. Сразу решила, что будет донором.

— Потом он ко мне работу приехал с записной книжечкой. Там два фенотипа выписаны. Показал мне: вот ваша кровь, а вот его, — вспоминает Галина Николаевна. — Даже пытался выяснить, не можем ли мы с тем мальчиком быть дальними родственниками. Я с ним совпадала по девяти из десяти генов тканевой совместимости. Был, кстати, еще один донор, молодая женщина, но та отказалась. Так что надежда оставалась только на меня.

В Казахстане — не так, как в России: донора на весь период подготовки к забору клеток кладут в больницу. А вместе со временем на обследование Галину положили сразу на две недели. Причем в ту же детскую больницу, где лежал реципиент, только на другой этаж. И никаких тебе прогулок по городу, как у доноров Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Но ради хорошего дела Галина Николаевна была готова потерпеть.

Донация далась пожилой женщине нелегко. Из-за недоступных вен на руках ей с самого начала поставили подключичный катетер. И он ей здорово мешал жить те две недели. И тут вот еще какое совпадение: Галине Николаевне как раз надо было сдавать экзамены на подтверждение высшей сестринской категории.

— Так что когда я на донации лежала в кресле, то тесты учила. Мне доктора говорили, что только медики так могут, — улыбается женщина. — И домой потом вернулась своим ходом, несмотря на 30-градусный мороз.

Впрочем, чего скрывать: самочувствие после сдачи клеток было плохое.

— Я отекла и как будто постарела лет на десять, — признается Галина. — Но за две недели все это ушло, я полностью восстановилась и вышла на работу. Главное, мальчик выздоровел. Он теперь вырастет, создаст семью!

У пациента и правда, по словам врачей, все хорошо. Ему уже 17 лет, он полностью выздоровел и ходит в школу. Только встречаться с Галиной Николаевной пока не готов — стесняется своей болезни. Но женщина надеется, что когда-нибудь он все-таки передумает.

Фото: Чингиз Бакишев


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также