Как руководительница всех ростовских «Пятерочек» поделилась костным мозгом – Кровь5

Никита Аронов, Наталия Нехлебова

Как руководительница всех ростовских «Пятерочек» поделилась костным мозгом

Фото: Анна Иванцова

Виктория Пожидаева приложила неимоверные усилия, чтобы вступить в регистр. А потом, несмотря на напряженный график и отговаривающих друзей, стала реальным донором и спасла от лейкоза совершенно незнакомую женщину.

Едва Виктории исполнилось 18, она пошла сдавать кровь. Спусковым механизмом стала трагедия в Беслане. Тогда по всей стране собирали кровь для пострадавших.

— Я тогда первый раз пошла на станцию переливания, а потом меня затянуло. Когда кто-нибудь спрашивает, зачем я это делаю и почему, сами такие вопросы кажутся странными и диковатыми. Правильнее было бы спросить других, почему они кровь не сдают.

А Виктория и студенткой кровь сдавала, и потом, когда работала на разного уровня руководящих должностях в федеральных розничных сетях. И сейчас, когда управляет собственным бизнесом — строит общежития и столовые для двух атомных станций, занимается коммерческой недвижимостью. Но донорство костного мозга — это история того периода жизни, когда наша героиня была директором кластера в «Пятерочке», руководила всеми магазинами сети в Ростове-на-Дону.

Заработок позволял помогать благотворительным фондам, чаще всего «Подари жизнь» и Русфонду. И вот на русфондовском сайте Виктория наткнулась на информацию о создании Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Женщина сразу поняла, что непременно должна в него вступить. Шел 2015 год, и сделать это было сложно, особенно в Ростове.

— Я связалась с Русфондом, и мне сказали, что вариантов только два. Либо мне самой приехать в Петербург, либо отправить туда пробирку с моей кровью в контейнере с охлаждающим элементом, — вспоминает Виктория.

Она выбрала второй способ, но реализовать его оказалось непросто. Сначала никто в городе не был готов забрать у нее кровь и отдать пробирку на руки. Потом такое учреждение нашлось, и начались переговоры с транспортной компанией о том, чтобы послать в Санкт-Петербург термосумку самолетом.

— У меня была такая безумная мотивация вступить в регистр, что, если бы отправить пробирку не удалось, я бы сама полетела в Питер, — признается Виктория. — Но, к счастью, пробирку доставили, мне позвонили и сказали, что все получили и отправили на анализ.

Конечно, можно было подождать поездки в Петербург или какого-нибудь более удобного способа сдать кровь на HLA-типирование. Но как откладывать, если помощь может потребоваться прямо сейчас?

И помощь потребовалась! Всего через несколько месяцев Виктории снова позвонили из регистра и объявили о совпадении. В то время очень многое во взаимодействии с донорами еще не было отлажено, и Виктории пришлось слетать в Санкт-Петербург аж трижды. Сначала сдать кровь на дополнительные обследования и подтверждающее HLA-типирование. Потом — на разговор с врачом в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачевой. И наконец — на саму донацию. Виктория хорошо зарабатывала и каждый раз была готова прилететь за свой счет, но в регистре настаивали, что донор ни в коем случае не должен нести никаких затрат.

— Мне говорили: у нас структура, у нас система, не нарушайте ее, — вспоминает донор. — Один приезд мне особенно запомнился. Это, видимо, был какой-то день анализов. И вся больница была заполнена взрослыми и детьми, все с онкологией. Меня вели без очереди, я пыталась отказаться. Но мне объясняли, что это правильно, что сейчас важно пропустить меня, потому что от меня зависит жизнь человека. У меня стоял ком в горле. И я прониклась огромным уважением к врачам, которые там работают.

Можно было бы написать, что после такого визита Виктория еще сильнее убедилась в правильности своего решения, только это будет неправдой. Она с самого начала была в этом убеждена тверже некуда.

— Это было мегаосознанное решение, — говорит Виктория. — Притом что почти никто меня не поддержал. Ни родные, ни друзья, ни коллеги. Все запугивали, упирали на то, что у меня маленький ребенок. Была еще другая реакция — восхищение и слова о том, какая я молодец. Мне все это так раздражало, что я просто перестала о своем донорстве говорить. Последним, кому все-таки сказала, был мой непосредственный начальник, директор дивизиона «Юг» Геннадий Таран. Он не был удивлен, зная мою социальную активность и эмоциональность. Только спросил: «Зачем тебе это нужно?» — переживал за мое здоровье. Я ответила: «Мне кажется, это всем нужно».

Должность директора кластера магазинов жутко нервная и требует постоянного присутствия. Так что Виктория отпросилась на три дня. А потом обещала, что будет на телефоне. И способ забора клеток она, как человек занятой, выбрала оперативный, из тазовой кости.

— Просыпаюсь от наркоза, лежу на животе, прекрасно себя чувствую. Только в горле першит. Это потому что там трубочка была, через которую я дышала во время наркоза. Мне вливают кровь, и стоит высокий молодой человек (видимо, ординатор) и держит пакет повыше, чтобы она лучше текла. Все вокруг меня буквально носились! — вспоминает Виктория. — Могу сказать, что поясница болела капитально и окончательно прошла только через неделю.

Еще через несколько дней донор позвонила в регистр узнать, все ли хорошо у реципиента. Сказали, что да, все хорошо. А через два года, в 2018-м, они наконец-то познакомились. Правда, только по телефону.

— Эту женщину зовут Татьяна, она старше меня на несколько лет. Сама тоже южанка, из Краснодара, но сейчас живет в Израиле, — рассказывает Виктория. — Она очень звала к себе в гости. Но я до пандемии не успела съездить.

Еще Татьяна рассказала, что после пересадки у нее изменились вкусовые пристрастия и потемнели волосы. Учитывая, что Виктория брюнетка, может, правда, так чужой костный мозг действует.

— Мы иногда созваниваемся. Я спрашиваю Татьяну о здоровье. У нее все хорошо, болезнь больше не вернулась. После этого начинаются сплошные слова благодарности, и я говорю: все, хватит! — улыбается Виктория.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также
25 ноября 2022
18 ноября 2022
15 ноября 2022
09 ноября 2022
01 ноября 2022
25 октября 2022
25 ноября 2022
24 ноября 2022
23 ноября 2022
22 ноября 2022
18 ноября 2022
18 ноября 2022