«Когда было трудно, я не стеснялся просить о помощи» – Кровь5

«Когда было трудно, я не стеснялся просить о помощи»

Фото из личного архива

Отец Василий служит в храме, помогает онкогематологическому центру и растит пятерых детей. А еще развивает донорство костного мозга в родном Саратове, он и сам потенциальный донор. Мы не могли упустить шанс познакомить вас с ним.

– Мой день начинается с обращения к Богу. В храме мы все – священники и прихожане – обращаемся к Богу в совместной молитве, и это дарит нам чувство единства. Похожее чувство единения я испытываю в саратовской онкогематологической больнице, в которую хожу уже восемь лет (имеется в виду Университетская больница имени В.Я. Шустова. – Кровь5).

А началось все году в 2014-м. Мне позвонили и попросили причастить ребенка в онкоотделении гематологии. Я пришел. Артему тогда было три года. Я причастил его, пообщался с мамой. Оказалось, мы живем по соседству. Я предложил прийти еще.

Так я подружился с Артемом. Он говорил, что вырастет и станет священником, будет ходить в больницы к детям. К сожалению, Артема уже нет… Но он многому меня научил: терпению, радости, дружбе. Когда его не стало, я понял, что потерял друга.

Помню, когда я пришел во второй или третий раз в палату Артема, там стали собираться и другие дети. Все они нуждались в поддержке, утешении, простом общении. Для меня все они герои, ведущие неравный бой с тяжелыми болезнями. Причем не только сами маленькие пациенты, но и их мамы, бабушки, иногда папы.

Я старался общаться со всеми, поддерживать, утешать, как получалось. Иногда людям в таких отделениях нужно помогать отвлечься, просто о чем-то поговорить. Очень важно, чтобы человек не оставался наедине с болезнью, тяжелой и не всегда излечимой. Конечно, мы говорили и о духовном. О вере, о молитве, о надежде.

Я понял, что нужен там. Как священник, как человек, которому не все равно.

В детских палатах стены часто украшены героями мультиков или просто чем-то веселым, чтобы подбодрить. Ведь круглосуточно находиться в белых стенах крайне тяжело. И вот там, в онкоотделении, ты учишься жить и радоваться простым вещам. Например, что ты можешь выйти на улицу, когда захочешь. И понимаешь, что есть две жизни: за дверями больницы и внутри отделения. Абсолютно разные жизни.

Кто-то из этих детей уже вырос, у них есть свои семьи. Но бывало и по-другому… Я сохраняю имена тех детей, кого уже нет.

Кто-то из этих детей уже вырос, у них есть свои семьи. Но бывало и по-другому… Я сохраняю имена тех детей, кого уже нет.

«Трансплантация», «костный мозг», «донор» – все это слова, которые звучат постоянно в стенах подобных заведений. А в терминах разбираются все: от самого пациента до нянечки.

О продвижении донорства

Я восемь лет приходил в больницу, общался с людьми, поддерживал как мог, причащал, если была такая необходимость… И от врачей, и от пациентов слышал про пересадку костного мозга, про то, что есть такой регистр доноров костного мозга, но почему-то никогда не интересовался подробностями. Мне теперь очень стыдно за такую мою невнимательность. Словно это что-то далекое, отвлеченное, нас не касающееся. На самом деле никто не застрахован от беды, и коснуться это может любого из нас.

А в конце прошлого года к нам пришла волонтер из Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова Олеся (Олеся Дубовская – о ней мы недавно рассказывали. – Кровь5). На встречу собралось несколько десятков молодых людей – прихожан храмов, несколько студентов семинарии, – и Олеся нам буквально на пальцах все рассказала. Вот есть больной человек, которого можно попытаться вылечить, если пересадить клетки костного мозга. Их можно получить из костного мозга здорового человека. Но поскольку подходит не каждый и для пересадки нужно подбирать донора, то был создан такой вот регистр, где собраны данные о донорах, полученные посредством специального исследования (генотипирования, о котором можно больше узнать здесь. – Кровь5). И в случае необходимости очень быстро можно выяснить, есть ли в регистре подходящий донор. То есть если у заболевшего есть своего рода генетический близнец, то его костный мозг подойдет для пересадки и поможет спасти жизнь.

Честно скажу, меня эта информация потрясла.

Сделать доброе дело и спасти кому-то жизнь – это так просто! Не надо совершать подвигов, входить в горящий дом, рисковать жизнью. Достаточно просто сдать кровь на анализ и вступить в регистр доноров костного мозга.

Мне даже не требовалось времени на размышления. Я твердо решил, что хочу вступить в регистр и, если понадобится, стать реальным донором костного мозга.

Уже на следующий день после этой акции я пошел в лабораторию «Инвитро» и сдал 4 миллилитра крови для генетического типирования. Многих почему-то пугает эта процедура, более того, нередко она обрастает какими-то домыслами, совершенно не соответствующими действительности. Просто из-за того, что людям не хватает элементарных медицинских знаний.

Когда мои родственники узнали, что я стал потенциальным донором костного мозга, то уточнили: «У тебя будут из позвоночника мозг забирать?» Объясняешь: нет, не из позвоночника, это другое, костный мозг – это кроветворные клетки. Удивляются. Потому что иногда даже в медицинских сериалах эту процедуру забора костного мозга показывают как что-то страшное.

На самом деле это достаточно безопасная манипуляция. А донор даже может выбрать способ забора костного мозга. Можно через прокол тазовой кости под общим наркозом, это более быстрая процедура. Либо через вену – продолжительность этой процедуры на порядок дольше, но зато без наркоза. Я пока для себя не решил, какой способ для меня предпочтительнее.

Кроме того, я вижу, что у людей в принципе есть недоверие к любым медицинским манипуляциям. Тем более если в результате этой процедуры у тебя что-то возьмут, перельют другому человеку. Многие очень настороженно к этому относятся: вдруг это навредит здоровью. При этом ведь просто донорство крови у нас достаточно широко распространено, и о нем многие знают, многие и сами сдают кровь. Но о том, что можно стать еще и донором костного мозга, знают немногие. Донорство крови и донорство костного мозга в чем-то похожи, но одновременно есть и большие отличия.

Супруга Татьяна меня поддержала в этом. Но, к сожалению, сама она не может вступить в регистр по состоянию здоровья. Татьяна даже расстроилась из-за этого. Но здесь есть очень важный момент: стать донором костного мозга может только полностью здоровый человек. Даже условием вступления в регистр доноров является отсутствие противопоказаний.

А если, например, я подойду кому-то в качестве донора костного мозга, то предварительно пройду расширенное медицинское обследование, после которого врачи решат, могу я стать реальным донором или нет. Думаю, что на самом деле в каких-то других условиях человек вряд ли сможет пройти такую проверку состояния здоровья.

О пути в храм

Мне всегда нравилось ходить в храм, с самого детства. И к окончанию школы я твердо решил поступать в духовную семинарию. Уже когда служил в храме, познакомился со своей будущей супругой – она была его прихожанкой. Вступили в брак, затем родились дети: два сына и дочь. А пять лет назад произошло пополнение семьи.

Мы отдыхали в санатории, в Саратовской области, куда привезли детей из приюта. И наши подружились с одним мальчиком, Савелием. Оказалось, он был из поселка, который мы хорошо знаем, в котором есть знакомые. По ходу общения выяснилось, что подросток, которому было 13 лет, живет в приюте, дома очень сложная ситуация, родители лишены родительских прав, а самого Савелия вот-вот должны отправить в детский дом, если никто не усыновит.

Сложно сказать, как принимаются такие решения. Гипотетически мы с супругой обсуждали возможность взять приемных детей, но думали: может быть, когда-нибудь. А здесь как-то в одночасье решили взять ребенка в семью.

Вот тогда и выяснилось, что у Савелия есть младшая сестра Кристина. По закону при усыновлении братьев и сестер нельзя разлучать. Да мы и не смогли бы. Так что уехала супруга отдыхать с тремя детьми, а вернулась с пятью.

Конечно, было бы неправдой сказать, что все проходило гладко. Подростковый возраст сам по себе сложен, а тут еще на него накладывается адаптация к новым условиям жизни: другая семья, другой дом. И ребятам было тяжело, и нам приходилось непросто. Но при этом мы с Татьяной твердо знали: у нас есть возможность помочь, есть желание, есть силы, а детям нельзя быть без родителей. А потому был настрой, что справимся. Трудности всегда есть, все предусмотреть нельзя. Но раз взялись, надо этим путем продолжать идти, сложные ситуации разрешать, не стесняться просить помощи у тех, у кого есть опыт приемного родительства.

Я, как священник, полагаю, что донорство – это благое дело с христианской точки зрения. Верующий призван помогать ближнему, и, участвуя в донорстве, мы таким образом выполняем эту заповедь. Дарим больному человеку шанс на излечение. Донор делится своим костным мозгом абсолютно бескорыстно и безвозмездно.

Недавно мы проводили просветительскую акцию среди православной молодежи. В храме собрались 30 молодых ребят, которые очень внимательно нас слушали, задавали вопросы, высказывали свои сомнения.

У нас нет задачи, чтобы все пришедшие непременно вступили в регистр доноров. Человек должен быть внутренне готов к этому.

Некоторым мы так и говорим: надо еще подумать, взвесить все за и против, тогда и приходить. И все же приятно, когда треть от пришедших решается вступить в регистр, – это говорит и об их зрелости, и о готовности служить людям.

Ведь, если разобраться, моральный «бонус» от донорства костного мозга – вещь неочевидная. Когда сдаешь кровь и ее сразу переливают тому, кто нуждался, то ты видишь результаты своего благого дела. А здесь ты вступил в регистр, но неизвестно, позвонят ли тебе и скажут, что «вы подходите в качестве донора», или нет. С другой стороны, если мой костный мозг так и не понадобится, значит, мой генетический близнец жив и здоров.

Подготовила Елена Бабичева


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также
25 ноября 2022
18 ноября 2022
15 ноября 2022
09 ноября 2022
01 ноября 2022
25 октября 2022
25 ноября 2022
24 ноября 2022
23 ноября 2022
22 ноября 2022
18 ноября 2022
18 ноября 2022