Магомед, который ждет реципиента в гости – Кровь5

Алексей Каменский

Магомед, который ждет реципиента в гости

В армии срочный отпуск дают, только когда рождается, женится или умирает близкий родственник. А если тебе нужно сдать костный мозг?

Фото из личного архива

Магомед Джамиятдинов служит во флоте. В этом есть плюс: у него отдельная квартира в доме для военных в пригороде Махачкалы. 31-летний Магомед живет здесь с женой Лианой и маленьким сыном Абубакаром. Но есть и минусы. Мичмана Джамиятдинова могут в любой момент и на любой срок отправить в море. Он даже в выходные не имеет права покидать территорию махачкалинского гарнизона – полукруга радиусом примерно 30 километров. Зато у него довольно большой отпуск, часть которого, вместе с кроветворными клетками, он не пожалел для спасения незнакомого заболевшего мальчика. Но и с отпуском в армии свои проблемы.

Магомед родился в Махачкале, здесь живут его родители. Но, как у всякого дагестанца, у него есть родное село. Оно называется Нижнее Казанище и находится недалеко от Буйнакска. Бабушка Магомеда умерла десять лет назад, а дед до сих пор живет в собственном доме в Нижнем Казанище.

– Это самое большое село на Северном Кавказе, – скромно замечает Магомед, – приглашаю вас туда в гости, когда приедете к нам в следующий раз.

И это не просто формула вежливости, как у нас в Москве, где все всегда договариваются в ближайшее время уж точно увидеться. Мы впервые встретились, но уже сидим за столом, в центре которого после изобильных хинкалов, чуду и курзе появляется роскошный, испеченный Лианой торт. За ягодами для его украшения Магомед специально ездил в Махачкалу на Второй рынок. Этот рынок только называется Вторым, а так – самый большой, красивый и изобильный.

Магомед не только с женой, но даже с родителями говорит по-русски. «Не хочет по-кумыкски, не слушает меня!» – то ли в шутку, то ли по-настоящему жалуется отец Магомеда: родители сегодня тоже зашли ненадолго повидать сына и его семейство. Мягкий, бесконфликтный Магомед в ответ просто молчит. Уж не знаю, на каком из языков.

– В Махачкале общий для всех язык давно уже русский, – объясняет Магомед уже после ухода отца. – По-русски говорим на работе, на учебе, на улице. В семьях тоже мало кто общается на родном языке, только если совсем недавно приехали из села.

Лиана, кстати, лачка – без русского они бы с Магомедом друг друга просто не поняли. А вот в селах, наоборот, – почти все говорят на родных языках. Понятно, что в Нижнем Казанище, где кумыки составляют 99,1% населения, Магомед тоже переходит на кумыкский.

Как получилось, что Магомед стал военным и донором? Сразу скажу, что только одно из этих событий случилось по зову сердца.

Магомед не похож и не пытается быть похожим на бравого моряка. Просто найти стабильную работу в Махачкале очень тяжело, и в этом смысле служба на Каспийском флоте стала хорошим выходом. А в смысле удовлетворенности тем, что делаешь, – не особо хорошим. Каждое утро в 8 построение, подъем флага, развод. И в любой момент тебя могут отправить в море. Магомед связист. В море у него каждый день четыре часа дежурства, потом учения, отработка навыков, повторение пройденного. Вечером немного свободного времени, с которым непонятно, что делать. Телефоны на борту запрещены, да они и не ловят, когда отойдешь от берега дальше нескольких километров.

Зато донорство – для души. Хотя это и для здоровья полезно, замечает не склонный строить из себя героя Магомед. Кровь он сдает уже девять лет. Вначале попросили друзья – срочно нужна была кровь для переливания. Потом снова попросили друзья, уже другие. А потом Магомед как-то втянулся, стал ездить на станцию переливания регулярно. У него уже 28 сдач, через пару лет может стать почетным донором. Это даст некоторые льготы, а прежде всего – просто приятно. Магомед не очень помнит, как попал в регистр потенциальных доноров костного мозга. Как-то это само собой получилось: взяли кровь на переливание, а заодно и для генетического исследования, необходимого для включения тебя в регистр. И вот в ноябре 2019 года ему сообщили, что он подошел и, если по-прежнему готов пожертвовать свой костный мозг, его ждут на донацию в Кировском НИИ гематологии и переливания крови.

– По поводу того, что это надо сделать, у меня сомнений не было, – признается Магомед. – Но я человек военный, не могу уйти, когда захочу, у нас отпуска по графику.

Есть, правда, отпуск «по семейным обстоятельствам», но там учитываются только жена, дети, мать и отец, братья и сестры – только родные, двоюродные уже нет. Донорства в списке поводов для внепланового отпуска нет. Тем более неродственного донорства. Наверно, это упущение, должно это как-то быть прописано.

Может, стоило поговорить с начальством, объяснить ситуацию?

– Поговорить и объяснить, конечно, можно. Но поймут ли они объяснение, вот в чем вопрос, – рассудительно отвечает Магомед.

Отпуск ему удалось получить только в феврале 2020 года – хорошо, что состояние пациента позволило подождать.

Родители, когда узнали про планы Магомеда, не очень поняли, о чем вообще речь, и только просили его посоветоваться со знакомыми врачами и уже потом принимать решение. А вот жена сразу поддержала, она всегда и во всем Магомеда поддерживает. В поездку разрешили взять сопровождающего – его перелет и проживание тоже оплачиваются. Магомед взял своего лучшего друга Фарида. Они вместе учились, но потом Фарид уехал из Махачкалы на самую границу с Азербайджаном, в село Магарамкент. Выбора у Фарида не было: он младший в семье. Братья живут отдельно, а он должен жить с родителями. На машине от Махачкалы до Магарамкента меньше трех часов, но поехать к другу на выходные Магомед не может: должен оставаться в пределах 30-километровой зоны. Вдруг позвонят и велят срочно явиться, а он не сможет – будут проблемы.

В Кирове они с Фаридом провели примерно неделю. Из двух вариантов донации Магомед выбрал сдачу из вены – для него, без пяти минут почетного донора, это гораздо привычнее. Так что сначала ему несколько дней кололи филграстим, выгоняющий кроветворные клетки из костного мозга в кровь. Из-за этого была ломота в костях, но не сильная. От гостиницы до станции переливания крови недалеко, но возили туда друзей на такси. А сама донация – как сдача крови, только очень долгая, часов пять-шесть, то смотришь телевизор, то засыпаешь. Так в полусне Магомед свои кроветворные клетки и сдал. А потом – в гостиницу, и опять отсыпался, все-таки утомительная была процедура.

Но мыслей, не зря ли во все это ввязался, у Магомеда не было и в помине, ведь он очень помог человеку. А потраченная неделя – ничего страшного, у него отпуск длинный. 30 дней, плюс 5 дней за то, что служишь в Дагестане, плюс 15 дней за выходы в море. Причем неважно, один раз ты вышел или полгода провел не на суше, – все равно 15. И еще даются дополнительные дни на проезд к месту проведения отпуска и обратно – только надо обязательно поставить печати в тамошнем военкомате, что прибыл и что убыл, иначе эти дни будут за свой счет.

Сейчас беспокоит Магомеда главным образом то, что люди о донорстве костного мозга очень мало информированы.

– В Дагестане все кругом спрашивали: ты что делаешь? Зачем тебе это нужно? Я кому-то отвечал, а про кого-то понимал, что с ним и разговаривать не стоит, – рассказывает Магомед.

Наверно, думает он, нужно эту тему начинать доносить детям еще в школе и студентам читать про это лекции.

О своем реципиенте он тоже немного беспокоится и время от времени узнает через регистр, как у него дела. Пока вроде бы все неплохо. В феврале 2022-го, когда пройдет два года после донации, Магомед не прочь с реципиентом встретиться – известно, что во время операции ему было лет пять-шесть, а живет он где-то в Ленинградской области.

– Только пусть уж теперь он сам ко мне приезжает, – говорит Магомед. – Такому гостю я в нерабочее время всегда рад.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также