Мой лейкоз сломался – Кровь5

Мой лейкоз сломался

Мария Идрисова продолжает рассказывать о трансплантации костного мозга и возвращении к нормальной жизни. В этой колонке она пишет, как пережила первые недели после операции

За время ожидания я стала настолько готова к повторной трансплантации, что ждала ее примерно как дети ждут Деда Мороза в новогоднюю ночь. Готовилась не только эмоционально. Купила красивую чашку, тарелку, полотенца и пижаму — все должно способствовать выздоровлению и хорошему настроению в этот непростой период.

В палату зашла со счастливой улыбкой на лице, которую моя новая соседка не поняла.

Как никогда раньше я была настроена на лечение, а самое главное — на успех! В моей голове не было и крошечной мысли, что что-то сложится не так, как нужно. Успех — и точка.

Все тридцать дней моей госпитализации были пропитаны сравнением первой и второй пересадки. Итоги наблюдений: у одного человека две трансплантации могут проходить совершенно по-разному. Впрочем, обе укладывались в рамки нормы, и обе принесли много физической боли. Боль связана с тяжелым мукозитом. Суть этого состояния в том, что слизистые во рту, пищеводе и желудке обновляются, а старые ткани просто облезают. Есть, пить, говорить — все это становится проблемой. Ну и тошнота, постоянная, непроходящая, изматывающая.

Тут главное — обойтись без драматических вопросов: «За что мне это?» Я так и делала, принимая все как данность. Абсолютно ничего не ждала ни от себя, ни от лечения. Просто проживала этот момент глубоко и с чувством.

Где-то мой донор, наверное, думал обо мне, а я часто думала о нем. Какой он все же молодец! Я знала, что мой герой уже второй раз не пожалел свой костный мозг для чужого человека. Для спасения жизни совершенно постороннего, незнакомого человека, понимаете?! Мысленно я желала ему самой лучшей жизни и крепчайшего здоровья.

Однажды я увидела в коридоре отделения, на микроволновке для пациентов, записку, адресованную работникам кухни. Там были указаны данные двух доноров и даты, когда их нужно кормить. С того дня, выходя в коридор, я непременно смотрела по сторонам, думала: вдруг увижу того, кто меня спас. Но этого не случилось.

Шли дни, и все больше страхов и сомнений оставалось позади. Со мной постоянно был муж, после него приехала мама. Примерно через три недели после трансплантации, когда показатели крови стали стабильными, меня отпустили из обычного стационара в дневной. Все следующие дни я проживала с удовольствием.

Много гуляла, читала, наслаждаясь Петербургом. Два раза сходила в ботанический сад и именно там заметила, что вижу жизнь еще ярче, чем раньше. Столько в ней недооцененной красоты!

Наступил момент, когда все прошло: и волнения, и страхи. Осталась твердая уверенность, что лейкоз сломался.

Начался период восстановления, хотя медикаментозную поддержку я все еще получала ежедневно. Я знала, что высокодозная химия оставляет следы в организме человека, но не предполагала, что в скором будущем меня ждет удар — те самые последствия.

Об истории своей болезни Маша рассказывает в своем инстаграме.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также