Мы с конем в доноры идем – Кровь5

Егор Парфенов

Мы с конем в доноры идем

Нижегородская конная полиция о специфике работы и своем типировании

В Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова вступили конные полицейские. В рабочее время они патрулируют парки и стадионы Нижнего Новгорода, а в свободное — ухаживают за лошадьми и орудуют шашкой. Кровь5 познакомилась с ними и узнала, почему эти патрульные пользуются особой популярностью как в самой полиции, так и среди граждан.

Разницы между конным и пешим полицейским вроде бы нет — протокол задержания у них один. Однако конники могут легко перекрыть правонарушителю дорогу, если тот вдруг решит сбежать. Конные патрульные задерживают его и передают пешему наряду или автопатрулю. На лошади в ОВД никого не доставляют — чтобы удержаться в седле, нужна сноровка.

Патруль особой проходимости

Нижегородский кавалерийский взвод создали в 1995 году как часть патрульно-постовой службы. Обязанности как у обычных полицейских: охрана общественного порядка, поиск пропавших людей, проверка документов и просто беседы с прохожими («для профилактики»). Свое отличие конники объясняют физическими величинами: скорость, высота и время.

Увидеть конные патрули (в каждом из них по два всадника) можно в парках, в лесах и на пляжах — там, куда, скорее всего, не проедет патрульный автомобиль.

Вдобавок у патрульно-постовой службы есть временные нормативы: по ним высчитывают, за какое время к нарушителю может прибыть полицейский. Если в условном парке до него нельзя дойти пешком за десять минут, подключают конников.

— Есть места, где машина просто не проедет. Или взять тот же Щелоковский хутор — он просто огромный, пешком его быстро не осилить. А два конных патруля, то есть четыре человека, его спокойно перекрывают. Лошадь экономит время, особенно в случаях, когда родители теряют детей в парке или лесу. Они обращаются именно к нам, — объясняет старший сержант Павел Тюльнев.

В конную полицию Павел пришел пять лет назад. Сразу после армии он стал искать работу в органах. Кавалерийский взвод показался ему наиболее привлекательным. Павлу хотелось получать от работы и самих лошадей новые, непривычные для полицейской службы впечатления.

Все будущие всадники проходят стажировку. Она длится от трех месяцев до полугода. Этого хватает, чтобы узнать повадки лошади и овладеть базовыми навыками верховой езды. Дальше всадник совершенствует их на специальных занятиях по конной подготовке. Так за полгода стажировки Павел сдружился с конем Киплингом — с ним он теперь выходит патрулировать улицы.

Один к одному

Новых лошадей для патрульной службы во взводе повелось брать из орловских рысаков — эти белоснежные либо серые в яблоках лошади уже четверть века несут службу, одновременно украшая своим появлением набережную Волги и улицы города.

В конную полицию попадают только жеребцы старше двух лет. За это время их должны были достаточно объездить, чтобы они могли долго ходить по городской брусчатке и асфальту. Кобыл на службу не берут из-за сезонной течки.

Полицейский из кавалерии должен уметь ездить на любой лошади, но все же за каждым закрепляют одного определенного скакуна.

— На постоянку тебе любой жеребец не подойдет — все они разные как по темпераменту, так и по высоте. Рост коня и самого полицейского — хоть и чисто эстетический, но важный критерий. Не очень красиво и правильно, когда прохожий видит высокого человека на низкой лошади. А ведь именно мы вдвоем формируем престиж полиции, — отмечает Алексей Стеклов, сидящий верхом на Кубке. С ним старший сержант работает с 2016 года.

К слову, клички лошадям подбирают не сами наездники: у коней должна быть родословная, из которой известны клички матери и отца. По их первым буквам и придумывают, как назвать будущего стража порядка.

Специальный режим

Работает взвод по сезонам. Конная полиция патрулирует улицы весной, летом и осенью, а зимой тренируется в крытом манеже, и, кроме того, кавалеристы несут службу в пешем патруле.

Манеж и конюшню полиция арендует в центре города у местного конного клуба. Параллельно здесь ведутся уроки верховой езды и проводят соревнования среди любителей, на которые заскакивают и полицейские. Их участие в соревнованиях по выездке и конкуру для ведомства не обуза, а, наоборот, плюс, работает на тот же престиж полиции. Сотрудники чтят традиции кавалерии и в свободное от службы время обучаются владению пикой и шашкой (а еще джигитовке) — это тоже для соревнований, уже по военно-прикладным видам конного спорта, на службе использовать пику и шашку нельзя.

За копытным напарником следит сам наездник: каждый день чистит денник, кормит лошадь и проводит базовый ветеринарный осмотр.

Ест жеребец только из рук полицейского и только определенную пищу. Конный рацион простой и надежный: сено и овес, иногда особые добавки. В зависимости от состояния коня наездник может тасовать оба корма в разных пропорциях. Иногда лошадь можно побаловать отрубями или солеными брикетами.

Если лошадь серьезно заболевает, ее отправляют к ветеринару, а всадник пересаживается на дополнительного скакуна. Определенного пенсионного возраста у служебных коней нет — списывают их по состоянию здоровья, которое оценивает тот же ветеринар.

— После выхода на пенсию животных передают в конные клубы для обучения детей верховой езде, а также для занятий с детьми с ограниченными возможностями. Ведь эти лошади прошли спецподготовку, так что отличаются спокойным нравом и ладят с людьми.

А для самих лошадей такая езда — отдых: и физический, и психологический, — рассказывает Алексей.

В патруле, как советует ветеринар, без перерыва можно проводить не больше пяти часов.

— Мы, конечно, очень привязываемся друг к другу и не даем им уставать, — добавляет полицейский. — Но лошадь за время патрулирования столько может увидеть. Да и у каждого скакуна свой темперамент, своя реакция на разные поводы. Кто-то запах алкоголя не переносит, а некоторые могут испугаться бетономешалки. Стресс накапливается.

От стресса лошадей оберегают напарники. На тренировках их учат переносить различные шумы, запахи, вспышки света.

В центре внимания

На самом патрулировании ситуацию контролирует наездник, а еще проводит черту дозволенного для любопытных граждан.

— В парке много кто просит нас сфотографироваться и погладить лошадь, — говорит Алексей. — Если ничего подозрительного в этом нет, мы не против. Если же пьяный норовит залезть на лошадь, а на пляжах такое случается, тогда с ним разговор другой: выносим предупреждение. Это больше даже ради безопасности самого пьяного. Все-таки конь — животное: может и на ногу наступить, и толкнуть, и укусить. После предупреждения даже самые буйные понимают, что пора остановиться. В наше время лошади в диковинку, так что, видимо, страх перед неизвестным берет верх.

Конечно, лошадь притягивает к себе внимание. Так, кавалерийский взвод выходил на службу на все матчи чемпионата мира по футболу в 2018 году, которые проходили в Нижнем Новгороде.

Павел и Алексей вспоминают матч Швеции и Южной Кореи: иностранцы были без ума от скакунов, фотографировались, даже в шутку надевали на коней шлемы викингов и перья.

— Граждане часто просят нас погладить лошадку, особенно дети. Мамы пугаются: лошади больше их самих раза в два, а тут — ребенок. Иногда целая очередь выстраивается, как на том же чемпионате мира, — отмечает Алексей. — Мы к таким относимся с пониманием. Конечно, когда толпа собирается у морды твоего скакуна, терпение быстро иссякнет, но мы сдерживаемся. Понимаем, что каждый хочет приложиться к прекрасному.

Такая работа

Вступить в регистр доноров костного мозга предложил командир взвода. Кровь на типирование полицейские сдавали прямо в конном клубе.

— Я еще до армии по возможности сдавал кровь, а иногда и плазму. У некоторых из нас родители были донорами. Так что такой порыв оценит и начальство, и дома, — уверен Павел.

Старший сержант и прежде знал о донорстве костного мозга. Его знакомой, которой требовалась пересадка, подходящего донора не нашли, и она умерла. Павел после случившегося стал читать статьи на эту тему.

— Это в каком-то смысле тоже часть нашей работы, — говорит он о вступлении в регистр. — Мы же охраняем не лесопарки, а жизнь и здоровье людей.



Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также