На первом месте – Кровь5

Наталья Нехлебова

На первом месте

Фото: Мария Ионова-Грибина

12 лет назад Ильяс Закиев вступил в регистр доноров костного мозга, став одним из первых в его базе – по его собственному признанию, почти случайно. А в 2020-м его кроветворные клетки потребовались для спасения ребенка, страдавшего от лейкоза.

– Я был в командировке и выключил личный телефон, – рассказывает Ильяс. – Сообщение я получил, только когда спускался по трапу самолета: «Есть пациент, которому подошел ваш костный мозг. Будьте готовы, мы позвоним и скажем, когда нужно будет сделать повторные анализы». Двенадцать лет назад я сдал 4 миллилитра крови, чтобы стать потенциальным донором костного мозга, и забыл об этом.

– Я не думал, что это какой-то значимый поступок в моей жизни. Это была случайность, а не взвешенное решение. И я не придал этому никакого значения и никогда об этом не вспоминал, – признается Ильяс.

Маленькие решения, большие последствия

Ильяс стал одним из первых в российской базе доноров костного мозга. Научно-производственный центр «Росплазма» открывал региональные отделения, которые занимались сбором донорской плазмы крови. При отделении в Кирове (который вообще считается одной из столиц российской гематологии) в 2009 году была создана лаборатория HLA-типирования, и донорам плазмы предлагали стать и потенциальными донорами костного мозга. При федеральных клиниках, которые занимались трансплантацией костного мозга, постепенно выстраивались регистры доноров этого биоматериала.

До этого существовал советский регистр. В 1985 году вышел приказ Минздрава СССР о создании «Регистра типированных доноров для трансплантации костного мозга». Базы доноров костного мозга пополнялись за счет доноров крови. Списки составляли на станциях переливания и пересылали их в Гематологический научный центр РАМН. В 1989 году в республиканском регистре было 15 тысяч человек.

Но в 1996 году все остановилось – из-за нехватки средств на привлечение доноров и обработку их данных. Генотипы советских доноров остались в архивах. Время российских регистров пришло только в 2000-х.

Двенадцать лет назад Ильяс жил в Казани. Учился в Казанском государственном технологическом университете.

– Я часто сдавал кровь и плазму, – рассказывает он. – Моя мама мне говорила, что донорствовала, когда была студенткой. И для меня было как-то естественно делать то же самое. Во время сдачи плазмы мне предложили сдать 4 миллилитра крови для типирования, чтобы вступить в регистр доноров костного мозга. Я сейчас уже не помню, может, тогда мне объяснили, что есть заболевания крови, которые лечатся вот таким путем, но особо я не вникал.

Вообще не задумывался о том, насколько это важно, да и о костном мозге не знал ничего, мне просто было интересно. Сейчас я понимаю, что даже у маленьких решений большие последствия.

Ильяс закончил университет, переехал в Пермь, женился, родились дети.

– Это сообщение о том, что есть человек, которому нужна моя помощь, было неожиданным, – признается Ильяс. – Моя жена Елена спросила, не будет ли последствий для моего здоровья. Я поговорил с начальником отдела развития донорства Кировского НИИ гематологии, где находился пациент, который генетически совпал со мной. Мне объяснили, как это будет происходить и что это безопасно для меня. Я много прочитал про донорство. Стало понятно, что это стандартная процедура. Чего тут можно бояться? Я успокоил родных. Они меня не отговаривали – то есть переживали, конечно, но старались этого не показывать.

Сначала было неизвестно, точно ли потребуется пересадка. Ильяс сдал анализы в Перми, чтобы убедиться: он здоров и подходит для донации. Очень долго ждал результатов, потому что начались январские праздники. В конце марта 2019 года врачи приняли решение о трансплантации. Ильяс взял отпуск и поехал в Киров сдавать кровь на повторное типирование.

– Так совпало, что мне позвонили в начале отпуска и сказали, что нужно ехать. Я ответил: раз нужно, ждите. В Кирове врач-трансфузиолог мне рассказал, что кроветворные клетки будут забирать из вены – так делают в 70 процентов случаев.

Страха не было. Очень хотелось узнать, кто мой реципиент. Но, понятно, знать мне этого не положено. Мне сказали только, что это маленький ребенок.

Что дальше

В апреле Ильяс приехал в Киров на донацию. С работы отпустили легко, все отнеслись с пониманием. Подготовка заняла четыре дня. Каждый день ему делали стимулирующий укол, который выгоняет клетки костного мозга в основной кровоток. За день до процедуры были небольшие ограничения в еде – нельзя было есть молочное и жирное.

– Забор клеток длился шесть часов, – рассказывает Ильяс. – Сидел полулежа в кресле. В одну вену вставляют жесткий катетер, и эта рука не сгибается на протяжении всей процедуры, а в другую руку вставляют гибкий катетер и закольцовывают кровь через специальный аппарат, который отфильтровывает кроветворные клетки и возвращает кровь обратно в вену. Ничего необычного не было. Ухудшения самочувствия не заметил.

Больше всего Ильяс хотел знать, что будет дальше с ребенком, для которого он сдал клетки.

– Я спрашивал, что дальше. Когда я смогу узнать, что с ребенком. Мне сказали, что переходный период будет длиться два-три месяца и только потом станет ясно, есть ли улучшения, – рассказывает он, – я выдержал эти сроки. Через два месяца начать писать в Кировский НИИ: мол, как дела у пациента?

«Все хорошо, – говорили мне, – трансплантация прошла успешно, пациент идет на поправку».

Еще через полгода Ильяс снова спросил о том, как чувствует себя его реципиент. Все хорошо, ответили ему, а буквально через две недели написали, что случилось ухудшение и принято решение о повторной трансплантации.

– И тут уже сомнений не было, ехать или не ехать. Сдал анализы в Перми – и в конце октября поехал в Киров.

В Кирове Ильяса встретили те же медсестры, так же он прошел четыре дня подготовки и так же сдал кроветворные клетки. В этот раз ему рассказали о том, кого он спасает: это шестилетняя девочка, и у нее лейкоз.

– Я сидел в этом кресле снова и думал, что этой девочки еще не было на свете, когда я сдал свои 4 миллилитра крови, чтобы вступить в регистр доноров костного мозга. А сейчас она есть, и мы совпали генетически, и я просто очень сильно хочу, чтобы с ней все было хорошо и чтобы она поправилась.

Ильяс вернулся в Пермь к своей семье, к работе. Через полгода он снова написал в Кировский НИИ письмо с просьбой рассказать, как чувствует его генетический близнец.

– Была пандемия, от лечебного учреждения было сложно добиться ответа, – говорит он, – но они мне все-таки ответили, в июне:

«Пациент выписан и проходит лечение по месту жительства».

Мы делаем одно дело

Через полтора года Ильяс может встретиться с девочкой.

– Я бы очень хотел увидеть ее. Просто чтобы знать, что у нее все хорошо, что ей лучше, что все это она пережила не зря, – делится Ильяс. – Но, конечно, это должны решить ее родные, захотят ли они увидеться со мной.

– Я рад, что тогда не задумываясь сдал кровь для типирования. Рад, что смог помочь, – объясняет Ильяс.

Он говорит, что темой донорства костного мозга продолжает интересоваться:

– Я теперь много знаю об этом. Знаю, как много видов рака крови. И как сильно нам нужны доноры. Меня только удивляет, что в пропаганде донорства есть какая-то несогласованность между разными медицинскими учреждениями. А контакта нет. За 12 лет, которые прошли с тех пор, как я сдал кровь на типирование, появился Национальный регистр имени Васи Перевощикова, другие регистры. И как-то это все разобщено: все вроде одно дело делают, а сообща не работают. А это так нужно. Такая же история внезапной болезни может же коснуться каждого. И если так, то какие могут быть другие решения, кроме как действовать?


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также