Накануне – Кровь5

Накануне

Мария Идрисова 12 лет сражается с лейкозом. Мы уже писали о ней накануне ее второй трансплантации костного мозга. И вот теперь, когда самые страшные 100 дней позади, девушка рассказывает о своей пересадке, восстановлении и возвращении к нормальной жизни. Каждую неделю мы будем выпускать новую колонку нашей героини.

 Мария Идрисова. Фото из личного архива

«Как же хорошо, что предстоящая трансплантация костного мозга станет второй в моей жизни! Пережить ее будет намного легче первой, сработает принцип „предупрежден — значит вооружен“. Теперь все будет почти идеально. К ужасным ограничениям в питании готова. Врачи и отделение знакомы. Даже знаю, какие таблетки наверняка помогут от разрушающей жизнь всех онкогематологических пациентов тошноты» — такие вот мысли крутились в голове после того, как врач сообщил о необходимости повторной ТКМ.

Про тошноту не преувеличение. После пересадки физическая боль переходит в психоэмоциональное расстройство, невозможно лишний раз что-то понюхать, выпить или съесть, а иногда даже пошевелиться. Внутри все горит огнем. Жить в эти моменты омерзительно. Тем не менее новость о трансплантации я приняла легко и даже радостно, ведь рецидивы не могли не напрягать. Нужны были серьезные меры. Я это понимала.

Когда те первые мысли в голове прижились и освоились, возник новый вопрос: а точно ли у одного и того же пациента две пересадки происходят одинаково?

Я знала, что сам процесс трансплантации легкий и относительно безопасный, но то, что происходит до и после «дня ноль», — вот чего стоит опасаться. До — это высокодозная химиотерапия. Разрушительные последствия многочисленных химий уже проявили себя, но эта особая, ударная. Каким после всего этого станет мое здоровье, пострадают ли органы и системы организма, изменится ли группа крови? А может, наоборот, донорский костный мозг станет для меня источником отличного здоровья?

Но беспокоила не только физическая сторона. Что станет с моей жизнью, моим браком, какой стану я сама? Как переживут мою трансплантацию родные люди? Я бы не думала об этом, но давно варюсь в гематологическом котле и много раз видела на примере других пациентов, как меняется их жизнь и отношения с близкими. Друзья перестают ими быть, супруги отворачиваются, выбирая легкий путь, который могут осилить. Да и сами пациенты ломаются порой под давлением ситуации. Мне повезло: после первого лейкоза, трех рецидивов и первой трансплантации костного мозга я пережила положительные перемены, изменившись к лучшему. Соответственно, и жизнь моя изменилась. Но могла ли я сказать наверняка, повезет ли снова?

Самое важное — как сложится процесс реабилитации. Я слишком хорошо знала, каким разным он бывает. Одних выписывают буквально через 60–70 дней после пересадки, а другие годами мучаются тяжелыми осложнениями. И бывают эти осложнения очень страшными, плохо поддающимися лечению.

Конечно же, я в своей привычной манере была настроена на самое лучшее. Но, как ни крути, онкогематология — не шутки. Четыре месяца спустя могу сказать, что не все мои ожидания сбылись.

Об истории своей болезни Маша рассказывает в своем инстаграме.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также