Олег Тиньков: «Я просто не мог ничего не сказать после того, что я прошел» – Кровь5

Олег Тиньков: «Я просто не мог ничего не сказать после того, что я прошел»

Фото: Вдудь / youtube.com

Бизнесмен Олег Тиньков дал большое интервью Юрию Дудю (признан иностранным агентом), где в том числе рассказал о своем лечении в Германии, о плачевном состоянии отечественной онкогематологии и о том, как пережитое повлияло на его позицию по Украине. Пересказываем самое интересное.

О выздоровлении

Юрий Дудь: Ты каждые 15 минут закапываешь глаза, почему?

Олег Тиньков: У меня такое аутоиммунное заболевание. Называется «реакция „трансплантат против хозяина“», РТПХ. К сожалению, ничто не проходит без следа. Потому что эти пересаженные клетки убивают рак (я в моменте в ремиссии нахожусь), но они атакуют. У меня кожа была красная, год я еще чесался. Сейчас у меня остался рот немножко — везде, где слизистая. И глаза сильно атакует. И потому я к вечеру не могу ничего читать, ну и слава богу. И приходится закапывать глаза. Это последствия трансплантации, но парадоксальным образом это то, что спасает мою жизнь. Такой инь и ян. Ты должен страдать. Понимаешь, донорский костный мозг убивает все патогенные клетки, но иногда должен тебя чуть-чуть подъедать. А если этого нет, то, значит, он и раковые плохо убивает.

<…> 9 июля у меня будет два года после трансплантации. Это считается очень крутой срок. Вообще в кровяных раках учитывается пятилетняя выживаемость. Прошло пять лет — значит, ты выжил. Поэтому я сейчас в такой промежуточной фазе нахожусь. По последним цифрам у меня 50 на 50 сейчас выживаемость на ближайший год. Было меньше. Начал всего с 10%. Сейчас до 50% добрел.

<…> Даст Бог, скоро увижу своего донора, потому что в Германии можно через два года с донором встречаться. Это будет, мне кажется, очень эмоциональная для меня встреча: эта немка мне жизнь сохранила.

О лечении в Германии

Ю. Д.: Твое лечение стоило 120 тысяч евро?

О. Т.: Столько стоило лечение в Германии, где мне спасли жизнь тремя химиями. Еще 120 тысяч стоила сама пересадка. Итого где-то 250. Это обычная немецкая клиника в Берлине, называется Helios.

<…> Там было смешно. Я еще ничего не понимал, что такое рак, что такое лейкемия. Они мне вливают, носят всякие пакеты. Я говорю профессору Глассу: ну можно мне какие-то американские самые дорогие таблетки, у меня деньги, я могу себе все позволить. Он на меня так посмотрел: «Олег, успокойся, ты получаешь самое лучшее лечение, которое сегодня возможно при твоем диагнозе в мире. Более того, в соседней палате лежит у нас садовник, и он получает то же самое лечение. Просто ты платишь за это деньги, а ему это бесплатно по немецкой страховке».

Он говорит, у нас не подразделяют, как в вашей стране (он тут бросил камушек в наш огород, но заслуженно), садовник получает те же самые лекарства — все, что науке сегодня достижимо. Никакие деньги тут ничего не решают.

<…> И второе отличие, о котором говорил профессор Гласс: «У вас в России всегда врут: родственникам говорят один диагноз, а больному — другой. Мы не врем. Я тебе сразу говорю: у тебя шанс выжить небольшой, но мы будем стараться».

Ю. Д.: Еще в интервью Валерию Панюшкину ты рассказывал про лечение. Ты в своем духе, в своем стиле рассказал, что во время химиотерапии ты занимался сексом. Физически это возможно?

О. Т.: У меня там Алена была с Украины. Она меня спасала, носила от другой украинки борщи, утку, которую она готовила. Кстати, кормят ужасно, ужасно кормят в немецких больницах. Так вот, она с раковыми больными годами. Сказала, что такого ни разу не слышала. Ну а я вот так. Думаю, это какие-то физиологические особенности организма.

<…> Притом что при гематологических онкологиях — при лейкемиях, лимфомах и так далее — самая сильная химиотерапия. Потому что у тебя везде раковые клетки, не какой-то один орган.

<.> Есть такой доксорубицин красный, его называют Red Devil («красный дьявол» в переводе с английского. — Кровь5). Красная штучка очень неприятная.

Меня все спрашивают: «Как тебе химиотерапия?» Я лучше не нашелся, чем объяснить, сказать: «Ну вот наркотики наоборот».

Обратно пропорционально любым наркотикам.

Ю. Д.: Ты каждый год проходил чекап. В декабре делал полное обследование. Но даже оно на ранней стадии не поймало рак?

О. Т.: Это называется Acute Leukemia, острый лейкоз. Чем отличается острый: он может развиться за две недели. Даже когда во время ковида закрылись все раковые больницы, единственные, кого они принимали, — это больные с лейкозом. Там счет идет на дни. Мне Гласс сразу сказал: «Если не начнешь сейчас химиотерапию, ты умрешь».

<…> У тебя начинают ни с того ни с сего производиться раковые клетки костным мозгом. Забивать всю систему. Они пустышки. Почему «белокровие» — другое название этой болезни? У тебя кровь не красная становится, такая она прям светлая. Такой лейкоз не профилактируется.

Об отечественном здравоохранении

Ю. Д.: Ты говорил, что взрослая гематология в России это мрак и ужас.

О. Т.: Это такая легкая формулировка. Если ты не в городе-миллионнике и тебе 50 лет, и у тебя лейкемия, то с вероятностью 90% ты умираешь. Если ты в любом европейском городе и в деревне любой и тебе 50 лет, и у тебя лейкемия, с вероятностью 50% даже в 40 ты умираешь. Вот разница.

Нету ничего.

Нет нормальных палат. Нет обученных нянечек. Нет врачей. Нет медикаментов, нет химиотерапии. Нет доноров.

У нас проект по обучению нянечек. А сейчас Фонд семьи Тиньковых ремонтирует три [клиники]. Строим трансплантационные центры в Челябинске, в Екатеринбурге и еще где-то.

Комментарий Кровь5: Имеется в виду проект фонда по модернизации трансплантационных отделений государственных клиник. Первый такой проект сейчас реализуется в Челябинске. Уже этой осенью в Челябинской областной клинической больнице появятся стерильные боксы с уникальной системой вентиляции для проведения трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. Стоимость всех работ составит около 27 миллионов рублей. Следующие на очереди больницы в Екатеринбурге и Иркутске.

О. Т.: Я хотел потратить своих 200 миллионов долларов на это. Даже больше, мы хотели миллиард в итоге собрать и что-то поменять. Мне уже начали деньги большие компании присылать: «Северсталь» и еще не буду говорить какие. Миллионы долларов уже присылали. Я даже не просил, все равно стали слать. Потому что понимали, какое великое дело.

Ю. Д.: Давай объясним, что такое эндаумент. У тебя есть миллиард долларов на благотворительность, и ты его вкладываешь.

О. Т.: Да, вкладываешь в какой-то бизнес, и проценты от инвестиций идут туда.

Грубо говоря, набегает в год десять процентов прибыли — это сто миллионов, и эти сто миллионов разбрасываются на благие дела.

Идея была собрать миллиард долларов под 10%, чтобы, по-простому, 100 миллионов долларов был бы бюджет этого фонда ежегодный. Мы хотели сделать регистр, договориться с «Первым каналом», со «Вторым», с «Третьим». Сделать рекламу. Я рекламу умею делать. И как бы мы хотели все это дело двинуть.

Комментарий Кровь5: Олег Тиньков говорит о своих планах в прошедшем времени. Судя по всему, эндаумент так и не был создан.

Ю. Д.: Ты говорил, что смертность от рака крови в России у взрослых очень высокая, а у детей она сильно снизилась. Какие цифры?

О. Т.: У детей выживаемость — 95%, 5% умирает. А у взрослых 40–50% выживают, 50–60% умирают. Понятно, что в когорте 70–80 лет умирают типа 95%, а в когорте 30 лет выживают 60%.

Ю. Д.: Правда, что человек, благодаря которому выживаемость детей сильно поднялась, это Чулпан Хаматова?

О. Т.: Сто процентов она это сделала и подняла. Конечно, там ряд коллег, есть Алексей Масчан. Там командная работа фонда «Подари жизнь». Но человек, который двинул эту тему и двинул ее капитально, — это Чулпан Хаматова. Тут двух мнений быть не может. Я борюсь за свою карму, а она уже в раю. До нее реально 40% выживало. Десятки тысяч детей в России сейчас не умирают благодаря одной женщине. Это роль личности в истории.

Об осуждении действий России в Украине

О. Т.: Простите за пафос. За последние два с половиной года я больше года провел в боксах таких закрытых с иммунодефицитом. Когда мне делали четыре химиотерапии. Все раковые больные меня сейчас понимают. Когда ты лежишь, у тебя лимфоциты — ноль, нейтрофилы — ноль. Тебе ничего нельзя, нельзя с внешним общаться миром. В ковид это все узнали. А я вот в таком состоянии находился год. Жена заходила во всем стерильном иногда. И дети. И, дай им Бог здоровья, спасибо за то, что меня спасали. Если бы не они, я бы, конечно, не выжил. Меня там откачивали адреналином два раза. То есть я уходил, у меня было давление 80 на 60. Я сейчас не помню, но что-то такое.

У меня были страшные два сепсиса. Потом пересадка костного мозга и далее по списку.

Я почему длинные волосы-то отрастил? Потому что я был лысый полтора года. Я так устал быть лысым, что захотел вырастить длинные волосы. Такая сублимация.

<…> Так вот, я столько смертей насмотрелся. Гематологическое отделение — это там, где больше всего умирают. Рак крови — там смертность за 50% — зависит от возраста. Я где-то находился на 60% смертности, 40% — выживаемости. Ну и где-то так и нахожусь сейчас. И когда ты видишь: эти трупы все время увозят. И смерть, смерть, и сам умираешь. И ты молишься Богу.

Семья мне сделала такой коллаж: жена, дети, и каждый подписал: «Олег, мы тебя ждем дома», «папа, мы тебя ждем». Я смотрел на этот коллаж и думал: «Боже мой, хочу видеть внуков, Боже мой, хочу выжить. И тут ты видишь, что просто погибают дети, женщины, люди.

<…> Я просто не мог ничего не сказать после того, что я прошел. Ты можешь умирать от рака, да. Но почему ты просто умираешь от бомбы? Потому что ты живешь в Украине? Ну как это может быть в XXI веке?

Подготовил Никита Аронов


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также
30 сентября 2022
23 сентября 2022
15 сентября 2022
31 августа 2022
26 августа 2022
24 августа 2022
04 октября 2022
04 октября 2022
28 сентября 2022
27 сентября 2022
26 сентября 2022
23 сентября 2022