«Парикмахер должен уметь отгадывать ребусы» – Кровь5

«Парикмахер должен уметь отгадывать ребусы»

Сегодня День парикмахера. В этой профессии тоже есть доноры, например Вера Сальникова из деревни Коряково. Она рассказала, как стричь людей портновскими ножницами и при чем тут психология.

— Мой отец работал водителем, у него были умелые руки, по дому все делал, да еще и семью стриг сам, портновскими ножницами. Видит, что у меня волосы отросли, и говорит: «Садись, будем тебя ровнять». И слышится за спиной звук стали и легкий хруст. А когда я была в старших классах, он и меня научил стричь все теми же ножницами. Берешь их в руку — тяжелые, граммов двести пятьдесят весят, длинные — сантиметров двадцать. Держишь их, и рука дрожит от усталости. А отец еще учит, как держать, как голову на проборы делить. В тот момент совершенно не думала, что сама буду работать парикмахером.

Я грезила психологией. В старших классах все ученики ходили на дополнительное профессиональное обучение: делопроизводитель, повар, портной, медицинская сестра, психолог-педагог.

Я выбрала психологию. Это был мой юношеский максимализм: всем помочь, спасти и разобраться в себе, научиться быть откровенной.

Но вступительные экзамены в институт провалила. Стою возле дверей моей несостоявшейся мечты и думаю, на кого пойти учиться. Рассуждаю так: готовить я не люблю и не хочу, шить не умею, пойду, думаю, на парикмахера, держать в руках ножницы умею, год отучусь, а потом снова буду пробовать поступать на психолога.

Но меня так затянуло искусство стрижек, окрашивания, причесок, что после окончания обучения твердо решила работать по профессии.

Но и тут есть психология. Чтобы понравиться клиенту, надо быть хорошим психологом. Мужчины и женщины рассказывают мне о разводе, о свадьбе, о болезнях, о детях. Для них приход ко мне — это терапия, не просто стрижка, а возможность выговориться, получить совет. Приходил ко мне молодой парень, у него была мистическая внешность — черные окрашенные волосы, белые линзы и большие тоннели в ушах. Пока я его стригла, он рассказал о пережитом в детстве страхе. Его маленького взяли на похороны к бабушке, он был очень напуган, ему было жутко от вида смерти. Думаю, тот образ, который у него сейчас, — прямое взаимодействие с пережитым. Очень важно слушать человека.

Парикмахер должен уметь отгадывать ребусы, щелкать их как орешки.

Бывает, приходит девушка и говорит: «Сделайте мне вот так — ч-и-и-к, вот тут — вжих-вжих, вот так вот — раз, а чтобы здесь было так».

Она тебе говорит непонятными словами, и ты должна ее понять. В моей голове сразу же рисуется картина или чертеж. В итоге получается, что мы с ней рисовали одно тоже произведение.

Я стригу уже 19 лет. Сейчас ухожу от этого дела, но оно меня не отпускает, не отпускают и мои клиенты, которые со мной уже много лет. Со многими мы стали друзьями, ходим друг к другу на праздники. Я люблю свою профессию, но я уже не горю ей.

Три года назад я частично сменила специальность, стала церемониймейстером – организатором похорон. День стригла и красила, другой — провожала красиво людей в последний путь.

Я пишу надгробную речь, планирую похороны, контролирую весь ход церемонии. И помогаю людям психологически справиться с утратой.

В 2011 году у меня родилась доченька — Машенька. Ей при рождении поставили диагноз «острый лимфобластный лейкоз». Мы лечились гормональной терапией. Дочь боролась за жизнь, но болезнь не отступила, и когда Маше было два месяца и один день, ее сердце остановилось.

Через два месяца мы с мужем организовали фонд помощи детям с онкологическими заболеваниями «Седьмой лепесток».

Название это из сказки Катаева «Цветик-семицветик», где девочка Женя помогла больному мальчику. Наша Машенька ушла, но она осталась, чтобы помогать другим. Мы оплачивали анализы и обследования в московском и петербургском центрах, транспортные расходы и траты, связанные с лечением, но не предусмотренные квотой.

Когда умерла дочь, я ничего не знала о донорстве костного мозга. Но в 2013 году мы впервые провели акцию по вступлению в регистр доноров. Кровь тогда сдали мы с мужем и еще одиннадцать человек. Через год одному из вступивших даже позвонили и сказали, что он подошел как донор, но в последний момент нашелся другой человек. За семь лет проводимых акций участниками стали более ста человек.

Подготовила Шура Ефремова


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также