Система такова, что социальный педагог – это палач – Кровь5

Система такова, что социальный педагог – это палач

Фото: Надежда Храмова

Сегодня профессиональный праздник у социальных педагогов. И, конечно, среди этих чутких и ответственных людей есть потенциальные доноры костного мозга. Одна из них, Ксения Свалухина из Тюмени, рассказала Кровь5 о тонкостях работы, подходу к детям и о том, почему она год назад ушла из профессии.

– В школе я всегда была на стороне ребенка, просила, а часто и требовала от коллег уважения к ученикам. Дети приходили ко мне и говорили: «Ну вот что она орет и хамит? Сами же говорите, что любую конфликтную ситуацию надо смягчать, а она орет. Я что, должен молчать?»

Мы требуем, именно требуем, а не просим от ребенка нежности и внимания, а сам взрослый проявляет грубость и резкость по отношению к маленькому, но человеку. «Иванов, ты голову дома забыл, а не тетрадку», – говорит учитель. «Дочь, ты двойку получила, сама и исправляй, твоя ответственность, твои проблемы», – заявляют родители. Человек хорошими поступками на это никогда не ответит. Мама или папа может случайно вскользь сказать «Ты такой глупый» или «Я тебе не верю и не доверяю, ты мне врешь». Детские плечики не способны выдержать такое от самых любимых людей. Для ребенка это удар. Недолюбленность, недовнимание со стороны родителей приводят к низкой самооценке и тяжелым последствиям.

Был такой случай в моей практике: подросток, трудности с которым начались с шестого класса. Все как положено: спад успеваемости, пропуски, стал дерзить взрослым, замечен в драках. И вот уже его рассматривают на заседании совета профилактики за употребление алкоголя. К концу года ребенок перестал посещать уроки. Было проведено множество бесед, приглашали мать в школу, но на контакт она шла неохотно. Хотя возможной причиной была именно она. Молодая женщина всячески пыталась устроить личную жизнь, ставя свои интересы выше интересов ребенка. К счастью, в этом омуте появился спасательный круг – отчим. Он вошел в семью и сумел наладить контакт с мальчиком. В жизни ребенка наступили разительные изменения: восстановился в учебе, стал посещать спортивную секцию, наладил контакт с учителями.

Год назад я ушла с должности социального педагога. Во-первых, бесконечное заполнение бумаг заменяло реальную работу с детьми, соответственно, результаты были ниже. Во-вторых, моя педагогическая политика такова, что любой ребенок – человек и требует к себе уважения и понимания, у любого его проступка есть причины, и с ними и нужно работать. А система образования такова, что социальный педагог – это палач, который казнит ребенка за любую оплошность. Так я не хочу. Сейчас я работаю в поликлинике, специалистом по социальной работе. Занимаюсь реабилитацией детей с задержкой речевого развития и взрослых после инсульта. Со своими школьниками я продолжаю общение, и, не будучи сотрудником школы, делать это гораздо легче. Я могу быть с ними честнее и ближе.

Многие уверены, что, если ребенок трудный, значит, он не открытый и не будет помогать окружающим. Это не так, зачастую такие дети, наоборот, более сердобольны к чужой беде. И если кто-то из моих бывших учеников однажды меня встретит и скажет: «Ксения Геннадьевна, мне вот исполнилось 18 лет, я вступил в регистр доноров костного мозга», то я не удивлюсь, а скажу ему, что он молодец и что я в нем не сомневалась.

Подготовила Шура Ефремова


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также