Сычев и Чернова – Кровь5

Никита Аронов (текст), Алексей Володин (фото)

Сычев и Чернова

Как юноша из бара и девушка из епархии без денег, связей и опыта устроили первую в Брянске донорскую акцию

Юноша из бара

Благотворительностью Денис Сычев заинтересовался меньше года назад. Сидел как-то осенью за барной стойкой, листал ленту «ВКонтакте» и наткнулся на историю одного мальчика.

— Мальчику этому собрали 24 миллиона на операцию, а он все равно умер. И так получилось, что у него отец погиб в автокатастрофе в январе 2017 года, а в январе 2018-го умер он сам. На меня так эта история подействовала, что слезы полились. Я ушел на склад и рыдал там, как девчонка, — признается Денис.

У Дениса вид исключительно солидный: строгие брюки, элегантная приталенная рубашка, только кончик татуировки выглядывает из-под закатанного рукава. Вообще татуировок у Дениса восемь. И каждые пятницу-субботу он открывает большую их часть, облачается в футболку и до шести утра мешает коктейли в одном из модных брянских клубов. Но этот образ тоже обманчив, ибо в реальной жизни Денис не любит клубы, мало общается с незнакомыми людьми и почти не пьет.

— Я консервативный, домашний человек, — признается он. — Мне вообще больше всего нравится в доме у тестя и тещи.

Все свободное время Денис проводит с семьей. В кафе работает неделю через неделю. У его жены, доцента БГУ, такой же график. Поэтому супруги по очереди сидят с двухлетним сыном Даниилом. Именно жена рассказала Денису про донорство костного мозга, когда он с ней обсуждал историю очередного больного ребенка. Бармен стал искать информацию в интернете, прочитал про партнерство «Инвитро» с Национальным РДКМ имени Васи Перевощикова, и в начале марта супруги вместе сдали кровь на HLA-типирование.

— После этого я написал пост «ВКонтакте» и призвал всех вступать в регистр. Сам готов был каждого, кому нужно, на машине в «Инвитро» отвезти, — рассказывает Денис.

Чтобы о донорстве узнало как можно больше народу, он стал просить всех своих знакомых, у кого много подписчиков, перепостить запись у себя. У жительницы Брянска Анны Черновой подписчиков было около 500, поэтому Денис обратился и к ней. А та ответила неожиданно: «Отлично, перепощу, а ты вступай в мою группу». И прислала ссылку на недавно созданное сообщество «Донорство костного мозга в г. Брянске».

— Мы с ней не общались десять лет. И тут трындец, такая общая тема! — до сих пор изумляется Денис. — Может, суждено нам вместе это делать. Хотя где Аня, а где я? Она в церкви, а я в совершенно противоположном месте.

Девушка из епархии

Светлые распущенные волосы, скромная белая юбка, вместо сумочки — корзинка. Это Анна Чернова, человек, по сути своей меньше всего похожий на Дениса Сычева, в некотором роде полная его противоположность. Никаких увеселений и баров — работает Аня в отделе церковной благотворительности и социального служения епархии, возле кафедрального собора, что на проспекте Ленина. Она не замкнутая, не консервативная, не мечтает стать матушкой при каком-нибудь священнике и вообще встречается с совершенно не воцерковленным молодым человеком, с которым познакомилась во время совместной игры в баскетбол. На работе у Анны материальная и духовная помощь страждущим тесно переплетены. Сотрудники ее отдела и кровати для домов престарелых покупают, и служат, например, специальные литургии для инвалидов.

Пришла ко всему этому Аня окольным путем. Сначала работала в туризме (не хотела, но это семейное дело). Стажировалась в греческой компании. Закончилось все тем, что в возрасте слегка за 20 стала конкурентом своих родителей — возглавила брянское отделение той самой греческой турфирмы.

— Но я понимала, что это не мое. Мне хотелось вкладывать силы не в коммерческое, а во что-то вечное, как делает учитель или врач. Хотелось приносить пользу. Мне кажется, для женщин это особенно важно. Женщины ведь заряжаются во время работы, — Аня говорит быстро, проглатывая окончания слов.

В 2014 году они с друзьями организовали православное молодежное движение: собирали деньги для онкобольных детей, ездили с баяном в дом престарелых, раздавали листовки за здоровый образ жизни, культуру речи и запрет абортов. Окончательно церковная жизнь стала для Ани профессией благодаря кризису. Брянский филиал турфирмы закрылся, и знакомый батюшка позвал ее к себе помощницей.

Мы встречаемся с Аней в парке имени Алексея Константиновича Толстого. Это одно из ее любимых мест в городе. «А так у нас из интересного только храмы и военные памятники». Из динамика доносится «Ветер с моря дул». На нас строго смотрит лакированная деревянная скульптура святого князя Романа Брянского. А Аня рассказывает, почему вдруг заинтересовалась костным мозгом.

— Я раньше часто была донором крови, — объясняет она. — У меня редкая группа, первая отрицательная, меня даже иногда специально просили приехать сдать. А в последнее время не зовут. Наоборот, говорят, у них запись полная.

Осенью Анна заскучала и начала думать, что бы еще такое сдать, раз ее кровь никому не нужна.

— И вдруг, не знаю отчего, в голове у меня возникли мысли про костный мозг. Я начала искать информацию. И буквально через неделю появилось сообщение, что типироваться теперь можно в любом городе в любом офисе «Инвитро». К тому моменту я много читала сайт Русфонда и уже поняла, что у людей по этому поводу ноль знаний. Многие вообще думают, что костный мозг берут из позвоночника. Надо было распространять информацию, и я создала страницу «ВКонтакте», начала кидать туда познавательные материалы.

Но единомышленников не было. Ни православные волонтеры, ни прихожане храма идеей донорства проникнуться не могли.

— То есть, люди, может, и не против были бы сами типироваться, но всерьез заниматься этим не хотели, — оправдывает их Аня. — И как раз тут мне написал Денис.

Старые знакомые

Денис Сычев и Аня Чернова впервые познакомились в школе моделей, куда вместе ходили 15 лет назад. Называлось это «Театр моды „Образ“». Анну накануне ее 14-летия привел туда папа, неплохо знавший директора.

— В этом театре был большой плюс. В подростковом возрасте я проводила там по пять-шесть дней в неделю, и у меня просто не было времени бродить по улицам и глупостями заниматься, — улыбается девушка. — Второй плюс — это, конечно, знакомства. Я там встретила людей, с которыми дружу до сих пор. И кстати, многих ребят, да и руководство театра я периодически вижу у нас в храме.

Кстати, только несколько девушек из «Образа» потом всерьез занялись модельным бизнесом. Большинство остались в Брянске, завели семьи, родили детей.

— Самое интересное там было — время, проведенное за кулисами, в гримерках. Там было повеселее, чем сами показы мод. Хотя мы и в Москву ездили в Гостиный Двор выступать. Но, мне кажется, мы все были маленькие и страшные, — замечает Аня.

— Да, прикольно было. Как-то носили на показе шубы за 100 тысяч. Боялись в них даже лишний раз шелохнуться, — вспоминает солнечное прошлое Денис. — Помню, позвал в этот театр друга Данилу. Объяснил ему: где ты еще бесплатно сможешь на такое количество девушек в купальниках смотреть?

С Аней они тогда не то чтобы дружили. Общались на уровне «привет — как дела». Но «ВКонтакте» друг друга со временем добавили.

— Помню, Денис был красивый парень. Все они там были симпатичные, молодые, веселые, без пафоса, — говорит Аня.

Сейчас-то Дениса особо веселым не назовешь. На работе его даже зовут Старым Дэном — за то, что все время ворчит. Он — пессимист и, как самые отчаянные пессимисты, называет себя реалистом. Сетует, что ветеранов вспоминают только в день Победы, что на операции детям собирают деньги в интернете. И мечтает когда-нибудь уехать жить на Кипр. Там ничего подобного нет.

В жизни Денис перепробовал многое: владел кофейными автоматами, продавал велосипеды, таксовал, был официантом. А барменом, по собственному признанию, стал из-за денег:

— По молодости это хорошо. И весело: с девушками знакомишься. Но вообще я не боюсь никакой работы — главное, чтобы платили нормально.

Акция

Встретившись впервые за много лет, Денис с Анной сразу решили устроить первую в городе донорскую акцию. Сначала хотели перед Пасхой успеть, потом после Пасхи, а в итоге назначили акцию на 1 июня, в День защиты детей.

— Но только чтобы не шарики-утренники, а настоящая защита детей, — объясняет Анна Чернова. — Да и не только детей, взрослым ведь тоже трансплантации делают. Кстати, мы знать не знали до последнего момента, что такие же акции в этот день проводят еще в 14 городах.

У Анны имелся некоторый организаторский опыт: она собирает людей в кафедральный собор на все церковные праздники. Но тут дело оказалось посложнее. Денис и Аня не знали, с чего начать. В конце концов решили набирать через соцсети небольшую группу знакомых и друзей.

Анна отвечала за страницу «ВКонтакте». Денис тем временем договорился об акции с Русфондом. Еще он заказал одной брянской конторе красный деревянный хэштег «#ЯврегистреДКМ», чтобы после акции с ним фотографироваться. И наклеил баннер о предстоящем типировании на заднее стекло своего «Ниссана».

Продвигать акцию пытались в городских сообществах «ВКонтакте». Но энтузиазма не встретили. «Я во все главные группы написал. Но никакого ответа не получил. Хотя видно, что сообщение прочитано», — возмущается Денис.

Зато Анна договорилась с епархиальным телевидением, так что на акцию пришла съемочная группа. Потом сюжет показали на телеканале «Союз».

— Мой непосредственный начальник сразу дал благословение. Он отправил письмо владыке, и тот тоже свое благословение дал, — радуется Анна.

Благословения эти еще пригодились Ане с Денисом. Например, накануне акции они смогли провести лекцию о донорстве костного мозга в рамках выставки «Свет веры православной».

Из Москвы как раз приехали познакомиться с брянскими активистами представители Русфонда. Они и выступили. Туда же организаторы позвали областного детского омбудсмена Инну Мухину. Та честно пришла. Правда, кроме нее, считай, никто не явился. Только Денис, Анна и коллега Дениса по кафе Ольга Ушакова.

— Но все равно было очень интересно, — признается бармен. Ане Черновой лекция тоже понравилась.

Наконец, 1 июня в десять утра первые брянские добровольцы встретились возле офиса «Инвитро» на Бежицкой улице. И под предводительством Анны пошли сдавать кровь.

— Я специально решила не типироваться до акции, чтобы люди видели, что я тоже сдаю кровь вместе с ними, — объясняет Чернова.

Накануне Денис лично списался со всеми, кто обещал прийти, каждому разослал заранее анкеты. Пять девушек тут же завернули из-за слишком маленького веса.

— Но были три или четыре человека, которые до последнего обещали и все равно не пришли. Одна такая девушка накануне в пятницу у нас в «Даниловском» бухала, — возмущается Денис. — Я это называю кидалово. Реально кидалово.

Тем не менее по итогам акции в Регистр вступили 25 брянчан. А еще пятеро, кто не успел, досдали потом сами. Неплохо для первого раза.

— Все это в основном Анина заслуга. Я просто помогал, — уверяет Денис.

— Денис скромничает, что все я делала. Уж он-то побольше меня работал, — возражает Аня. — В Брянске у меня часто падает вдохновение. Чувствуешь, что никому, кроме тебя, ничего не надо. Что многие не то что помочь — даже на словах тебя поддержать не готовы. А я не люблю ничего делать одна. И только с Денисом у меня появилось чувство, что есть на кого опереться.

Расшевелить Брянск

Следующую акцию Сычев и Чернова планируют на сентябрь — когда проходит Всемирный день доноров костного мозга. На этот раз новоявленные активисты хотят привлечь большие группы людей.

— Я о студентах думаю. Сейчас молодежь неравнодушная, — считает Аня.

Денис же мечтает типировать эмчеэсовцев, а на студентов смотрит скептически.

— Я эту молодежь каждый вечер в баре вижу. Молодежь — о чем она думает? Развлечься, погулять. Уж не о донорстве.

— Большинству людей у нас в городе вообще все равно. Даже если подробно объяснишь, как все это важно, — администратор кафе «Пуэр» Ольга Ушакова соглашается с Денисом, даром что считает его ворчуном.

С пожертвованиями на благотворительность в Брянске тоже плоховато. Но это как раз объяснимо.

— Люди в последнее время здорово обеднели. У нас 20–25 тысяч — уже приличная зарплата. Все по уши в кредитах, — объясняет Аня. — Но ведь чтобы быть донором костного мозга, деньги и не нужны. Да, народ у нас туговат. Многие брянчане только в город переехали, какое уж тут донорство костного мозга! Но я уверена, что и их можно расшевелить.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также