«Хочется, чтобы донорство костного мозга стало обычным делом» – Кровь5

«Хочется, чтобы донорство костного мозга стало обычным делом»

Фото: Анна Иванцова

Кровь5 познакомилась с Анной Гельман из Ростова-на-Дону, которая чуть больше года назад поделилась клетками с пациентом, нуждавшимся в пересадке костного мозга. Она рассказала нам о своем опыте донорства и о себе: как находила работу в новых городах, переезжая, будучи женой военного, как служила в спецназе, как стала подполковником МЧС. А еще о том, как ей в жизни везет встречать хороших людей, и о личном счастье.

В Москве печет солнце. Анна на это замечает, что немножко отдыхает здесь от ростовской жары. В столицу она приехала на пару недель, чтобы завершить обучение на системного аналитика в Академии государственной противопожарной службы МЧС России – недавно там открылась эта новая специальность.

Передо мной молодая женщина с выправкой, в форме, при погонах. С густой рыжей косой. («Это мой собственный цвет», – отмечает Анна.) И улыбкой. Встречаемся мы после ее занятий неподалеку от гостиницы «Космос» в районе ВДНХ, где она остановилась. Поэтому для съемки у Анны есть возможность переодеться в гражданское. Она распускает красивые волосы. А улыбка та же.

Как Анна стала реальным донором

– Я периодически сдаю кровь на станции переливания и однажды увидела там плакат о донорстве костного мозга, – вспоминает Анна. – Подумала тогда: «Какой я еще могу внести вклад в жизнь?» И решила вступить в регистр.

В мае 2020-го Анна сдала образец крови в отделении «Инвитро», спустя время получила сообщение, что теперь она состоит в Национальном регистре доноров костного мозга имени Васи Перевощикова (Национальном РДКМ). А уже в марте 2021-го ей позвонили из регистра и сообщили о совпадении.

– Хочется, чтобы донорство костного мозга стало обычным делом, – замечает Анна. – Чтобы никто не закатывал глаза в ужасе, когда слышит об этом. Сейчас у нас в стране доноров мало, приходится искать их за границей.

Сама она согласилась на донацию без колебаний. Вначале Анна приехала в Санкт-Петербург, где в 31-й городской больнице проводится донация, одним днем – для беседы и обследования.

– Независимо от возраста, молодой или постарше, – все к друг к другу обращаются по имени-отчеству, на «вы», до чего люди душевные! – делится Анна впечатлениями от знакомства с сотрудниками регистра и врачами. – Даже эсэмэски пишут, такой эпистолярный жанр, что с удовольствием читаю… В общем, я была окрылена возможностью сделать что-то доброе и еще этими людьми. Чудесные люди в РДКМ!

Сама процедура донации была запланирована на начало июня. Анна, как человек служивый, не могла отлучиться без ведома руководства, так что регистр отправил письмо с просьбой к начальнику отпустить ее для помощи больному человеку, нуждающемуся в пересадке костного мозга. К слову, донор вправе взять официально больничный на время, требуемое для донации. Так Анна и поступила.

В этот раз она провела в Петербурге несколько дней, ей вводили специальный препарат, чтобы увеличить концентрацию кроветворных клеток в периферической крови. Анна выбрала такой способ донации.

– Для донора создаются все условия – трансфер на такси, хороший отель, командировочные. Можно на них и питаться, и на экскурсии сходить. Тогда еще ковид бушевал, так что в театр нельзя, а в музеи – пожалуйста, – рассказывает она. – Я до этого была в Питере несколько раз, но в Эрмитаж не попадала. Один раз, помню, был концерт Пола Маккартни, вся Дворцовая площадь была перекрыта. А в этот раз все, что хотела, посмотрела, нагулялась, покаталась на корабликах. Впечатления сумасшедшие!

Клетки костного мозга Анна сдавала два дня, первый день – пять часов, второй – четыре с половиной. Ее реципиентом был 35-летний мужчина, и клеток для пересадки ему требовалось больше.

Это, кстати, все, что она знает о своем генетическом близнеце, – таковы требования конфиденциальности при донорстве костного мозга.

– Мама моя – воцерковленный человек, трудник, в церкви помогает. Я нет, но верю, что Бог рядом и поможет. Мне хотелось поставить за него свечку, за здравие болящего. Хотя бы имя его узнать для этого, но не положено, – признает Анна.

Маме, к слову, она рассказала уже по факту, что стала донором, и та сказала, что гордится дочерью, она такая смелая. Мужу и дочери Анна сообщила обо всем перед тем, как ехать на донацию.

– Дочка моя сказала: «Мама, какая ты молодец! Но это не больно, не страшно?» Я ей объяснила, что нет. А муж спросил: «Ты уверена?» Вначале немного напрягся, но он мне очень доверяет, считает, что я человек здравомыслящий и, прежде чем делать, разберусь в вопросе, – говорит Анна.

Через полгода ее попросили приехать в Петербург еще раз, чтобы сдать для реципиента лимфоциты – это нужно было для продолжения лечения.

– Так вот я узнала, что он жив, – рассказывает Анна. – Вечером приезжаешь, ночуешь, утром сдаешь лимфоциты – и домой. У меня как раз отпуск был. Я даже больничный не брала. В этот, третий раз я ехала еще и повидаться со всеми, с кем познакомилась в регистре… Конечно, хотелось бы узнать, выжил ли реципиент, помогла ли ему эта процедура. Благодарности мне не надо. Ему трудно, это ведь сложный путь: сначала уничтожают собственный иммунитет, прежде чем пересаживают костный мозг от донора.

Как Анна меняла города и профессии и нашла свое счастье

В Ростове-на-Дону Анна живет уже 16 лет. Но вообще ее малая родина – город Рыбинск Ярославской области, где она родилась, как сама говорит, перед Олимпиадой 1980 года. Училась Анна уже в Ярославле на учителя немецкого и французского языка. Там познакомилась с курсантом финансового училища. Началась семейная жизнь, как и случается, когда муж военный, с переводами из города в город. Вначале во Владикавказ.

– В Молькино – это такой поселочек, где находится бригада спецназа. Там вообще работы не было. Но сама бригада только формировалась, были вакантные должности, в том числе переводчиков. И я так призвалась на военную службу. Процесс этот довольно сложный. Надо медкомиссию пройти, и не одну, бумаги разные оформить, – вспоминает Анна, ей тогда было 23 года.

Потом мужа Анны перевели на службу в Краснодарский край.

– В Молькино – это такой поселочек, где находится бригада спецназа. Там вообще работы не было. Но сама бригада только формировалась, были вакантные должности, в том числе переводчиков. И я так призвалась на военную службу. Процесс этот довольно сложный. Надо медкомиссию пройти, и не одну, бумаги разные оформить, – вспоминает Анна, ей тогда было 23 года.

– Я начала службу, а поскольку это спецназ, обязательно надо совершать программу прыжков с парашютом. Я попрыгала и на последнем прыжке сломала ногу. Ветрено было, качнуло порывом почти перед самым приземлением – и все, перелом. Страха не было. Только это у меня еще дочки не было.

Следующий перевод мужа был в Ростов-на-Дону, в штаб округа. Примерно в это же время Анна узнала, что беременна. Но переехать к супругу смогла, лишь уйдя в декрет. А пока была в отпуске по уходу за ребенком, выучилась на оценщика.

– Я никогда не сижу без дела, в разные стороны меня влечет, мне все интересно, – говорит о себе Анна. – Как-то мужу позвонили, сказали, что ищут человека, который в финансах понимает и сможет заниматься закупками. Он предложил меня. Я как раз из армии увольнялась. Прошла опять все медкомиссии и пошла служить в МЧС. Я уже в армии вкусила эту службу директивную. Там ведь нет таких женских коллективов, когда за глаза друг дружку обсуждают, есть баланс мужчин и женщин, больше на работе все сосредоточены. Тебе говорят задачу, но ты волен выбирать методы ее достижения. Свобода действий в этом. Меня это привлекло.

На службе в МЧС Анна с 2009 года, а общая выслуга у нее 18,5 лет. Она дослужилась до подполковника, по должности – до замначальника управления информационных технологий и связи Главного управления МЧС по Ростовской области. На пенсию Анна вправе выйти уже в 2024 году и в будущем думает работать в сфере IT на фрилансе. Для этого она начала учиться на аналитика данных, а теперь приехала в Москву защищать диплом на системного аналитика.

В свободное время Анна очень любит читать. А еще сама пишет стихи – в основном, правда, для мероприятий на службе.

– Прозу пока не пробовала писать, но думаю, что и до этого дойдет, – говорит она. – У меня есть интересный кандидат для мемуаров – мой второй муж, я им восхищаюсь, такой жизненный путь у него! Но для этого надо собраться, писать и не размениваться ни на что другое.

Вместе они уже девять лет. И познакомились тоже на службе.

– Он служил в МЧС на Северном Кавказе и звонил иногда в наш отдел по служебным вопросам, – вспоминает Анна. – У нас в 2012 году было затопление в Крымске, служба была напряженная, времени на разговоры не было. Наверное, поэтому я была с ним слишком строга во время звонка. Его это, видимо, задело, появился интерес – увидеть, кто это с ним так разговаривает. А потом его перевели к нам в Ростов. Тут уж между нами вспыхнула искра! И хотя мы с ним оба сотрудники пожарной охраны, из искры все же разгорелось пламя!

Подготовила Мария Портнягина


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также
25 ноября 2022
18 ноября 2022
15 ноября 2022
09 ноября 2022
01 ноября 2022
25 октября 2022
25 ноября 2022
24 ноября 2022
23 ноября 2022
22 ноября 2022
18 ноября 2022
18 ноября 2022