Батя для трудных подростков – Кровь5

Никита Аронов

Батя для трудных подростков

Потенциального донора Сергея Шунеева местные подростки зовут Батей. На депрессивной окраине Екатеринбурга он пытается создать для них альтернативную уличную жизнь — со спортом и субботниками вместо воровства и токсикомании. Прямо как Тренер из фильма «Джентльмены», с которым его постоянно сравнивают. Кровь5 отправилась к Бате-Тренеру в гости.

Железнодорожный переезд, ряд обшарпанных пятиэтажек, шашлычная, двое школьников с рюкзачками тащат нам навстречу ржавую канализационную трубу. Явно в приемный пункт.

— Вот эти ребята? — спросит Сергей Шунеев, когда минут через пятнадцать мы встретимся с ним во дворе его дома на улице Испытателей. И тут же покажет видео на телефоне, где ведет с этими двумя школьниками поучительный разговор. — Они сначала проволоку копали. Я им говорю: зачем вам она, за нее 10 рублей заплатят? Лучше бы лист от старого забора оторвали. И выдал им 100 рублей на мороженое.

Что бы ни происходило с младшим поколением в той части микрорайона Кольцово на окраине Екатеринбурга, которая раньше называлась Промкомбинат, Сергей всегда тут как тут. Остальной России Кольцово известно как екатеринбургский аэропорт. Но у местных жизнь своя, не авиационная. И не промышленная, потому что от комбината осталось только название и огромные склады, где работают все больше гастарбайтеры. Работы нет, с перспективами тоже не очень. Уже днем у магазинов скапливаются кучки пьющего населения. У их детей альтернатив немного. Молодежь пьет, нюхает клей, снимает колеса с машин, ворует велосипеды. Ну или тащит любой металл, который найдет.

— Всем хочется вкусно колбаски покушать. Хочется девочке цветы подарить. В 14–15 лет официально работать никуда не берут. Только грузчиком спину рвать, и платят еще меньше, чем взрослому, — с понимающим видом говорит Сергей.

Дать второй шанс

— Здорово, бандит! — приветствует Шунеев.

— Здорово, Батя! — отвечает Алик, крупный парень 15 лет от роду, второгодник и хулиган.

Иногда друзья зовут Алика Горынычем, потому что кто-то из ребят, нюхнув клея, увидел его в образе трехглавого змея. Сейчас он готовится снова остаться на второй год.

— В кассе у меня все додики, — презрительно замечает Алик. — А друзья здесь, на площадке. Мы все Сергея Батей зовем. Он меня из воровских дел вытащил. Мы раньше из магазинов вещи таскали, аккумуляторы с машин снимали. А теперь спортом занимаемся.

Бате 32 года. Кто постарше, зовут его Шунеем. Невысокого роста, стрижка под ноль, короткая борода без усов, какие часто носят кавказцы. На руке — четки с образками. На левой икре вытатуированы бутсы и надпись: «Каждому свое».

— Мне мама сказала, что я идиот, что такую надпись немцы на заборе писали, — признается Сергей. — Но я в это вкладываю другой смысл, как в песне Басты «Личное дело»: типа кто-то бухает, кто-то спортом занимается.

Сам Сергей серьезно занимается спортом четверть века. С семи лет, получается. Футбол, борьба, как-то пробежал марафон. Мечтал поступить в спортивный колледж — завалили, как он объясняет, на экзаменах. Выучился на повара, работал в общепите, служил в армии. Судим не был («и никто из нашей компании не судим — повезло»). Теперь Сергей старается, чтобы так же везло и его подопечным.

— Часто звонят мне, например, в пять утра, мол, такой-то в полиции, — рассказывает Шунеев. — Тут же бегу его оттуда вытаскивать. Был случай: парень украл велосипед за 85 тысяч рублей. Я уговорил хозяина забрать заявление. Взамен тот парень приехал к нему помочь на участке. Убрался, дров наколол. Мужик сидит отдыхает, пивко пьет. Ближе к вечеру сделал шашлык для всех… Я считаю, что за свои поступки надо отвечать, но каждому человеку нужно давать второй шанс. А если его вместо этого посадить, то отсидит он пару лет и выйдет совсем дурным. На работу его не возьмут. Разве что в шиномонтаж или грузчиком за 25–30 тысяч.

Проблемы у подростков не обязательно криминального характера. Сергей вмешивается в их воспитание и на более раннем этапе.

— Скажем, женщина мне звонит: сын не учится, по дому не помогает, на мать кричит, — говорит Шунеев. — Мы с ребятами приходим. Говорим, объясняем, что к чему, в пределах разумного. Или вот другой парень, 16 лет, у него половая жизнь началась, и он презервативы из окна кидает. А бабушки жалуются. Пошел к нему, поговорил, чтобы больше не кидал.

Никакой формальной общественной должности у Сергея нет. Да и не бывает такой должности, чтобы в пять утра вытаскивать чужих детей из полиции. Раньше Шунеев тренировал футбольную команду из соседнего детдома. А сейчас он наставник в проекте Общероссийского народного фронта по работе с трудными подростками, который так и называется — «Тренер». Но кем бы он официально ни значился, Шунеев не терпит у себя в районе непорядка.

— Видите, там три турника, а тут только два. Потому что один из них какой-то дебил в чермет сдал, — возмущается Сергей, пока водит нас по своему двору. — А вот железная конструкция «Петушок», мы по ней в детстве лазили. Тоже потом половину кто-то украл. Горка, смотрите, новая, качели и песочница тоже — это мы с депутатов стребовали под прошлые выборы. Вообще-то песочниц было две, но одну из них они только сфотографировали, а потом разобрали и увезли.

Рядом скамейка — ее сделали Сергей и другие спортсмены по просьбе бабушки с первого этажа. «А то, говорит, на тех, что есть, заднице неудобно», — добавляет он.

Чуть поодаль, по пути к остановке, — главный районный турник. Он не казенный, а самодельный, кто его сделал, местные уже не помнят. Но украсть его на металлолом никто не решается.

— Он неприкосновенен, спорт есть спорт, — объясняет Сергей.

Тут же рядом — импровизированные акробатические маты из старых матрасов и диванных подушек. Два восьмилетних школьника разбегаются и отрабатывают кувырки.

— Этот не нужен, отнесете на помойку, — командует школьникам Сергей, указывая на лежащие чуть поодаль останки матраса с торчащими пружинами. — А вы их в чермет хотите сдать? Тогда сдайте пружины, а потом что останется — отнесите.

— Мы сами всегда металлолом сдавали, — объясняет он нам. — В 15 лет этих денег хватало, чтобы посидеть — подчеркиваю — адекватно.

С ветки сосны свисает веревка. Тут была тарзанка, но Сергей ее срезал — «очень небезопасная».

Тут и там в леске валяется мусор. Причем не по отдельности, а целыми пакетами.

— Это свои же гадят: идут к автобусу, на электричку и по дороге в парке бросают. Иногда мы их ловим и бьем, — говорит Сергей.

Бьют на Промкомбинате и распространителей наркотиков.

— Ребята поймали двоих закладчиков лет 16–17, — рассказывает Сергей. — Одному сломали два ребра, другому несколько зубов выбили. Зато теперь они этой ерундой перестали заниматься. И в тюрьму не сядут. Одного недавно встретил — нормально выглядит, работу нашел, зубы вставлять собирается.

Весь Промкомбинат можно обойти за четверть часа, и Сергей стремительно показывает самые примечательные места. Вот детский садик, где начинают свою социальную жизнь почти все жители района. А через дорогу — кладбище, где многие эту жизнь оканчивают. Ограды с кладбища молодое поколение и алкоголики таскают на металлолом. Пройти чуть дальше — заглохший пруд. Раньше там все купались, в 90-е бандиты топили людей, а сейчас ни купания, ни утопленников, просто мелкое болотце. Пока мы идем, встречные с Сергеем здороваются.

— Видели, мальчик в оранжевой куртке? — дождавшись, пока этот мальчик пройдет мимо, спрашивает Шунеев. — Он из очень неблагополучной семьи. Как-то пришел зимой к нам на тренировку без носков. Оказалось, что у него их просто нет. Пришлось покупать.

Нас догоняет сурового вида парень в спортивном костюме — Роман. Он 15 лет употреблял самые разные вещества, восемь раз получил передозировку. Но уже 3,5 года чист. Сейчас Рома работает методистом в образовательном центре для рабочих. Занимается боксом, играет в футбол и помогает Шунееву.

Где футбол, там и субботник

Наконец, описав круг, мы возвращаемся к главному для Сергея, Ромы, Алика и многих других жителей месту — небольшой пыльной площадки для мини-футбола.

— Это поле раньше принадлежало заводу. Сколько раз его хотели забрать под автостоянку — мужики выходили и отбивали, — замечает Шунеев.

Поле — центр жизни. Здесь играют, отсюда начинают субботники. Сюда приходят погонять мяч узбеки, работающие на складах. И потом тоже участвуют в субботниках. В прошлый раз спортсмены, подростки и примкнувшие к ним трудовые мигранты из Средней Азии собрали на Промкомбинате 10 тонн мусора. А недавно был весенний праздник Навруз, и уже узбеки приглашали местных, барана резали и ели, говорили о жизни и спорте.

Футболисты Промкомбината не просто так мяч гоняют. Сегодня вечером у местной команды ответственный матч в городке Арамиль в 9 километрах отсюда. Там настоящий чемпионат, и подопечные Сергея пока только на 7-м месте.

Команда поедет туда на нескольких легковушках. Мы тоже едем в машине Сергея, и всю дорогу он непрерывно говорит по телефону, потому что завтра тоже важное мероприятие — субботник в больнице в соседнем районе. Там был пожар, и надо теперь наводить порядок.

— Дмитрий Анатольевич, завтра мы едем на субботник, отпустите ребят, — говорит в трубку Шунеев, его собеседник — замдиректора школы по воспитательной работе. — Я с мамой К. договорюсь, отпустите его. А С. же посадили на два месяца. У него были общественные работы в управляющей компании. Его заставляли собачье дерьмо убирать. Он отказался, попросил другую работу. Так тетка из управляющей пожаловалась в полицию. И ему дали 59 суток. А ведь С. вообще исправился в корень! Да, знаю, что Л. пропал. Гуляет где-то, но мы его найдем. Пацанам сегодня задание дам, чтобы по квартирам прошлись. Но вы на него, пожалуйста, не сильно давите, когда придет.

К нам в машину подсаживается Витя, парень ростом с Сергея, но с огромными бицепсами. Он, по словам Сергея, ходит по краю. В основном из-за драк. Но с криминалом завязал. Сейчас поедет в Курскую область работать строителем.

— Сергей мне больше чем брат, — рассказывает Витя. — Это такой человек, что про него вообще никто ничего не может плохо сказать.

В Арамиле уже темнеет. Но местный стадион хорошо освещен. С Промкомбината приехала смешанная команда из взрослых спортсменов (есть среди них даже один пилот из аэропорта Кольцово) и трудных подростков. Соперники сильны, но сыграть удалось вничью. А потом Сергею позвонили: пропавший подросток Л. нашелся. Тренер сам с ним созванивается и лично делает внушение. В общем вечер заканчивается хорошо.

Доноры на районе

— На будущий год я планирую основать НКО «Дети улицы» по поддержке трудных подростков, — делится планами Сергей. — Будем помогать им встать на правильный путь в жизни. Не только с помощью спорта, но и программ наставничества. Чтобы, скажем, два-три раза в неделю они тренировались, а разок ехали к какой-нибудь бабушке дрова наколоть. А с 2023 года хотелось бы сразу заниматься еще и темой донорства костного мозга. Хотя я в этом пока слабоват.

В 2019 году Сергею написала в инстаграме Руслана Трохова, волонтер Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова из Екатеринбурга. Чуть позже Сергей и Руслана познакомились лично, и в декабре 2019-го Шунеев пришел в «Инвитро» сдать кровь на HLA-типирование. Прошел год, и Сергею позвонили из регистра.

— В этом году на Крещение раздался звонок. Сказали, что я подхожу человечку и могу спасти ему жизнь. Я обрадовался, что не просто так живу, проживаю свои годы, — вспоминает Сергей. — Я стал правильно питаться, никакой шаурмы и прочего. Но потом мне сказали, что я не нужен. Видимо, кто-то другой стал донором. Только после этого звонка у меня как второе дыхание открылось.

Теперь Сергей агитирует вступать в регистр своих знакомых по спорту и жителей района.

— Из моих ребят 12 человек уже захотели стать донорами. Но им пока по 16–17 лет. Летом нескольким из них исполнится 18, и они обещают вступить в регистр, — говорит он.

Взрослых спортсменов пока вступило четыре-пять человек. Скоро Сергей планирует провести акцию среди боксеров и футболистов. А к концу года хотел бы привлечь в регистр 50 человек.

— Почему на больших рекламных щитах мы видим лица депутатов, а не доноров? — недоумевает Шунеев. — Почему донорство так мало рекламируют? Ведь это уникальная возможность сдать всего капельку крови и спасти ближнего из другого уголка России.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также