Беседа полностью состоявшихся женщин – Кровь5
Бюллетень
Выпуск № 13

З. и М.

Беседа полностью состоявшихся женщин

В городе Усмань Липецкой области, куда в начале декабря приедет наша экспедиция «Совпадение», живет Марина Щукина. Марина — человек, который умеет все. Она умудрилась освоить не менее семи профессий, танцует, преподает и печет торты весом 65 килограммов, что невероятно не только для Усмани, но и для остального человечества в принципе. У нас в проекте Кровь5 тоже есть такой феномен — Зоя Нагорнова, которая успела в жизни все на свете, включая церковное пение и работу в такси. Ясно, что мы решили устроить беседу двух деятельных женщин, чтобы стать свидетелями их опытности и мудрости. Приводим здесь запись этого разговора.

ЗояЗдравствуйте, Марина! Расскажите немного о себе.

МаринаНу родилась я в Усмани, 29 лет назад. Всю жизнь прожила здесь и училась здесь, большую часть жизни — все дома, на родине.

З.: Где учились после школы?

М.: Тут же и училась, в медицинском училище — есть у нас такое в городе. Закончила по специальности «фельдшер». А вот потом я поступила в Московский гуманитарно-экономический институт, на специальность «психолог», окончила. Параллельно оканчивала курсы по флористике.

З.: Это что, уже третья профессия, да?

М.Ну вот как-то так.

З.: Сначала медицинский вуз, потом экономический… Какой же у вас был принцип выбора профессии?

М.Ну мне нужно было высшее образование. ЕГЭ сдавать не хотелось в принципе, потому что школа была давно. А московский этот вуз —единственный, в который принимали без ЕГЭ. Ну я и поступила туда! На психолога. Очень понравилось, очень интересно. В жизни пригождается, но по специальности как бы я не пошла работать. Ни по одной, ни по другой.

З.: Но хоть где-то вы свои знания на практике применяете?

М.: Я уже забыла некоторые моменты психологии. Но вот сейчас набрала несколько групп — это прям и совсем маленькие-маленькие детки, пять-шесть лет. Есть и девяти-десяти лет, потом есть подростки и взрослые, прям совсем взрослые у меня есть. И вот эта психология — очень помогает!

З.: Это дети у вас в танцевальной студии?

М.Да, танцевальная хореография.

З.: Вы там в качестве преподавателя сейчас?

М.Я хореограф у нас во Дворце культуры, сколько ж я уже работаю? Уже лет шесть, наверное.

З.: А как вообще танцы появились в вашей жизни? Как вы к ним пришли?

М.Очень просто пришли. Танцы были хобби просто. У нас был коллектив, очень известный в нашем районе, танцевальный коллектив «Рандеву». Руководитель у нас был — Немцов Александр Андреевич, он работал в свое время в Москве. Потом вернулся домой, на малую родину, и организовал маленький такой коллективчик. Я всегда с восхищением смотрела на работу этого коллектива и сама туда хотела. Но как бы я была маленькая на тот момент. Потом окончила школу — и как раз объявили набор в группу. Я без какого-либо танцевального образования, без каких-то навыков, просто такая пришла, деревянненькая. Мне уже было 17 лет. И вот с 17 лет я танцую в этом коллективе и уже пять лет являюсь руководителем коллектива.

З.: А как получилось, что вы стали преподавателем?

М.Наш старый руководитель ушел на пенсию, а состав продолжал работать. Я была последним человеком, который был из старого состава, то есть я работаю с ними уже десять лет. В принципе, основные моменты я знала: как преподавать, как танцы поставить, и мне предложили… Вот, у нас уходит руководитель, может, попробуешь?.. Попробовала.

З.: А флористом как вы стали? Еще одно хобби?

М.А нет, у меня у мамы магазинчик маленький. И вот там как бы мы начали заниматься цветами. Потом как-то приедается, тут уже нужно удивлять окружающих, и пришлось вот обучиться. Периодически я эти навыки применяю.

З.: А еще, я знаю, есть такая история про торт в 65, кажется, килограммов, который вы испекли?

М.: Там, по-моему, больше вышло даже, чем 65 килограммов.

З.: Расскажите, пожалуйста, как вы в кондитерах-то оказались?

М.Кондитером я в принципе не собиралась становиться, потому что были сложности с выпечкой обычного бисквита. Он либо не поднимался, либо сгорал. Тут я просто в интернете наткнулась на курсы по кондитерке, съездила на первый курс — и очень понравилось. Начала печь для себя, для родных. Потом это все пошло от родных к знакомым, они начали рекламировать. И вот так вот понеслось…

З.: Откуда же взялся торт в 65 килограммов?

М.У нас здесь в районе есть завод — как они называются? — московский, кажется, завод. Они выращивают клубнику, замораживают ее и продают. Ну как, большой завод относительно. И они решили провести такой фестиваль, «Клубничный рай» называется. Гостей надо было угостить клубникой. Просто клубника не интересно, а в тортике как бы очень даже интересно уже. Ко мне обратились с просьбой помочь испечь тортик, так и сказали — «тортик».

З.: Сразу было сказано, что тортик будет больше 65 килограммов? Или это был сюрприз?

М.:Сразу сказали, что большой, сказали: «Мы тебе поможем, все дадим, там сложностей не будет, клубники завались — мы тебе все дадим». Потом встал вопрос, что торт должен весить именно 65 килограммов, потому что в том году Липецкой области исполнялось 65 лет. Вот как бы к этой дате у нас было приурочено все это вот мероприятие. Пекся торт три дня, потом собирался, не отходя от духовки, и потом где-то в середине фестиваля мы раздавали его гостям бесплатно.

З.: А был какой-то внутренний страх? Все-таки одно дело — обычный торт, а другое — такой огромный.

М.Основная причина, почему я взялась, стало интересно. Реально ли сделать такой торт в одни руки, в короткие сроки, для большого количества людей? Долго прикидывала, как что-то можно сделать. В принципе — реально. Не то, конечно, что планировалось, не то, что я хотела, но неплохой вариант. Сборка там на месте была, причем получилось так: планировалось, что времени будет достаточно, чтобы собрать, украсить, а потом — бац! — его уже нету. Торт уже должен стоять, потому что сейчас делегация придет его пробовать. И вот эта суета, скорость, все…

З.: В стрессовом режиме! Я думаю, это женский скилл: в короткие сроки, в стрессовом режиме решить кучу неожиданных проблем.

М.Да, все это помогает собраться и по максимуму все сделать. В таком режиме не бывает расхлябанности… Тут все внезапно и срочно! Надо собраться, по-быстрому включиться в работу и вот сделать! Без права на ошибку.

З.: Марина, я понимаю, что у вас очень плотный график. Какой у вас распорядок дня? Во сколько вы встаете?

М.Хотелось бы, конечно, вставать попозже, но пока не получается. Где-то в 8.00–8.30 я встаю. Планирую сразу, что я буду делать в течение всего дня, я так делаю каждый день. Если есть какие-то заказы на торты, я стараюсь прямо вот разложить конкретно, что я буду делать и когда. Если выпадают свободные сколько-то там 30 минут, 40 минут, пока бисквит печется, начинка готова, уже ждет, в этот вот момент сидеть спокойно не буду, я буду над танцем думать, чтобы вечером пойти на тренировку… Я не люблю, когда есть свободное время. Мне надо все забить, мне надо, чтобы день пролетел и в конце вечера сесть и прикинуть — что я смогла сделать, что я не смогла сделать, что переносится на завтра? От чего в принципе можно отказаться?

З.: А как вы вот, например, питаетесь? Есть определенные завтрак, обед и ужин в одно и то же время? Вот я, например, каждый вечер думаю, что надо встать пораньше и приготовить завтрак. Утром у меня звенит будильник, я сейчас, думаю, полежу 10 минут… В итоге просыпаюсь за 10 минут до выхода, одной рукой пытаюсь накрасить глаз, другой собираю детей, потом выбегаю. В машине уже на ходу покупаю себе кофе, пью и думаю о завтраке… У вас, наверно, как-то утро более систематизировано?

М.Ну мне проще, у меня нет детей. Могу с утра 30–40 минут уделить себе. Нет вот этого графика, что, допустим, в 8.00 завтрак, в 12.00 обед, потом полдник, ужин, такого нет… Допустим, у меня репетиция в 10 часов — с утра и до часу. Потом перекусила, кофе попила, бутерброд съела и тут уже торт надо печь. Пока пеку, какие-то обрезки погрызла на бегу. Единственное, что ем я — это завтракаю. Позавтракаю в 8.30 и все, и поскакала дальше. Ужин такой плавающий: где-то с 18.00 и до 23.00.

З.: А у вас каждый день и театр, и танцы, да?

М.Да! Единственные выходные — понедельник и пятница. Танцев и театра тогда нет, а в остальные дни и то и другое.

З.: Марина, допустим, человек хочет стать похожим на вас. Я, говорит, хочу быть, как Марина Щукина! И флористом, и кондитером, и танцовщицей, и всем остальным. Что нужно сделать, чтобы стать Мариной Щукиной?

М.Желание развиваться, желание узнавать что-то новое, желание видеть что-то новое. Потому что работаю сейчас, вот тоже с подростками, вот у меня 10–11-й класс, им как раз по 17 лет. Вот у меня дети, которые хотят танцевать, хотят заниматься, хотят развиваться и чего-то достигнуть. Но, глядя на их сверстников, очень сложно какой-то вот с ними общий язык найти, потому что я даже не знаю, я даже не знаю, что нужно сделать. Дети сейчас какие-то вот-вот закрытые, они не хотят контактировать, принимать опыт взрослых людей, они не хотят слушать.

А у меня не было цели стать тем-то и тем-то. Я просто окончила школу и не собиралась покорить там весь мир. У меня такого не было! У меня была цель поступить в медицинское училище, я поступила, я отучилась, окончила с красным дипломом. У меня первое, что было — это ответственность за жизнь человека. У нас многие, кто на тройки учились, пошли в медицину работать. Я в глубоком шоке была: как они будут оказывать первую помощь? Даже я, знающий хоть что-то человек, по специальности работать не пошла. Страшно просто за других. Просто за то страшно, что я не смогу оказать помощь. Мне же на всю жизнь потом отложится это в мозгу, что я не смогла — как же так? Потом я пошла на психолога учиться, тоже очень сложная работа, от тебя зависит жизнь человека как бы. Откуда ушла, туда пришла — опять ответственность за жизни людей. Ну а дальше были цветочки, там ответственности в принципе никакой.

З.: Ну если только количество не перепутать: четные, нечетные…

М.Да-да. Сейчас я работаю с детьми, есть ответственность за детей — не в плане физической ответственности, что вдруг он там что порвет или сломает… Нет! Я пытаюсь им привить культуру общения, культуру музыки, искусства. Просто они смотрят, как ты это делаешь и как это красиво, и когда ты слышишь, когда дети воспринимают это, и они видят, умеют видеть красоту, хотят учиться, это такое прям облегчение для души — садишься вечером и думаешь: Господи, не зря этот день прошел.

З.: Созидание? Это главное?

М.Да! Когда что-то полезное сделал для общества, не для себя! Для общества — я больше направлена в эту сторону! Как бы мне сколько раз было — у меня тоже — с утра мне звонят: «Марина, возьми, пожалуйста, заказ». Я говорю, что не могу, я физически не смогу! Все они знают, что я мягкий человек, и начинается: «Ну пожалуйста, ребенок болеет, он так любит твои торты». У меня три торта на завтра, а я четвертый еще беру! До двух часов ночи пеку — не из-за того, что я получу за это там, но ребенок же хочет, он просит…

З.: Марина, в завершение нашей беседы дайте нам, пожалуйста, установки от женщины, которая умеет все. Как делать все и ни в чем не сомневаться?

М.Сомневайтесь, но делайте. Пусть сложно, пусть проблемно, пусть это не пригодится в будущем — но это попытка изменить себя, окружающий мир. Я на тренировках часто повторяю: сделали, не получилось — делайте снова! Не получилось в первый раз, получится во второй. Не получилось в десятый — получится в одиннадцатый. Все, что мы делаем, это в первую очередь мы делаем для себя.

Конечно, проще всего опустить руки, надуть губы и сказать: не мое! А попробуй сделать так, чтобы оно стало твоим.

Когда я начинаю что-то новое, я говорю: я должна это сделать! И я не задаю себе вопросов, я мотивирую себя.

З.: Спасибо вам большое за приятный разговор, вы замечательная женщина, Марина. Очень приятно, что вы украшаете собою город Усмань. Скоро мы к вам туда приедем и тогда обязательно встретимся и поговорим.

М.Спасибо вам большое!

В оформлении использованы старинные фотографии балерин из Библиотеки Конгресса

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Содержание бюллетеня