Благодарная Анна – Кровь5
26 августа 2019 г.
Благодарная Анна

Илья Пилюгин

Потенциальный донор костного мозга, приглашенный редактор проекта КРОВЬ5


В своих прошлых заметках я уже касался темы эмоционального выгорания. Это беда врачей, учителей, психологов и всех, кто напрямую работает с людьми. Я слышал, этим недугом даже журналисты болеют.

Бывает так, что человек себя отдает, отдает, а потом — бац. И нечего уже отдавать. И тогда все, что связано с любимой работой, вызывает рвотный рефлекс. Люди кажутся уже не людьми, а предметами. Твои глаза смотрят на человека, а ты смотришь куда-то вдаль. Тебе уже все равно, что с ним будет, какой результат будет от твоей помощи. И тебе кажется все бессмысленным, и ты делаешь все механически.

Да что я вам рассказываю. У вас что, в жизни не было учителя, которого «все задолбало»? Или вы никогда не видели врача, который механически выписывает таблетки, совершенно не интересуясь состоянием больного? Выгорание скверно еще и потому, что ты постоянно срываешься на тех, кому вроде бы должен помогать.

Когда я работал учителем и меня настигло это состояние, я не мог видеть школу даже по телевизору. Но именно в это время я и получил иммунитет, потому что все-таки «переболел»: меня спасло то, что в самый острый момент пришлось отправляться в Институт повышения квалификации. Две недели отдыха, общение с коллегами, творческие задания, новые методики. В результате я вернулся к преподаванию с надписью на лбу: «Аккумулятор заряжен на 100 процентов», и научился эту «зарядку» не сажать. Вот некоторые приемы, которые помогают не выгореть. Не ручаюсь, что поможет всем, но мне — помогает.

Для начала, нужно много общаться с умными коллегами именно о работе. Рассказывать, жаловаться, спрашивать совета. Если нет рядом коллег — найдите свободные умные уши. Ведите дневник, как некоторые. Если вы думаете, что я очень много разговариваю о работе, то уж извините. Это моя терапия — вы послушали и забыли, а мне хорошо.

Нужно искать новые методы работы. Прикидывать, какие можно применить, адаптировать, модернизировать. Как, например, мы адаптировали систему Макаренко для нашего приюта.

Заставляйте вашего начальника отправлять вас в путешествия и командировки. Как правило, для помогающих профессий проводится много конференций, семинаров, форумов. Там много людей, на которых стоит равняться. Кстати, выгорание чаще ловят те, кто думает, что уже все знают и ничего нового им никто не расскажет. Избавьте себя от этого искушения.

Потом: нужно играть, импровизировать. Делайте своё дело серьезно и качественно, но на один миг представьте, что вы живете в средневековой Европе, и кроме вас никто не поможет бедным крестьянам Пьемонта. А завтра вы будете в образе Супермена. А послезавтра окажетесь на межпланетной станции. Об этом необязательно рассказывать окружающим — они не поймут.

Впрочем, есть вещи, которые не зависят от вас на все сто. И, как ни печально, это главные вещи. Самое действенное лекарство от выгорания — это благодарность человека, которому вы помогли. Лев Толстой говорил: «За неблагодарных Бог благодарит», — это, конечно, верно, но когда благодарит не Бог, а человек — тоже чрезвычайно радостно.

…Был день, когда все валится из рук. Адская жара на улице, времени ни на что не хватает, бегаешь везде, как шакал, и ничего толком сделать не можешь. Куда ни сунешься, везде неудачи. И все надоело, и все надоели. Как будто стоишь в бесконечной пробке. И тут – звонок с незнакомого номера.

— Илья, помните меня? Я Анна Янсоне. Вы нам помогали года четыре назад.

Анна Янсоне! Помню, что еще до открытия приюта были такие подопечные. Анна Янсоне и Елена Янсонс. Две сестры — одинокие мамы, получали незначительную помощь, вроде одежды, еды, подгузников. Обе эти сестры были раньше замужем за братьями-латышами. Но одной в нашем паспортном столе поменяли мужской вариант латышской фамилии на женский, и она стала Янсоне. А другой сказали: «Муж твой Янсонс, и ты, значит, будешь Янсонс!» Больше я об их ситуации ничего не помню. Многие случаи вытесняются из памяти.

— Ну, конечно, помню! — почти не соврал я.

— Ну вот! — обрадовалась она. — Вы нам тогда очень помогли, когда было трудно. Теперь я денежек подзаработала и хочу сама кому-нибудь помочь. Мне хочется отблагодарить. Скажите, куда можно перевести деньги на вашу работу?

Я отправил ей sms-ку с реквизитами, и Анна перевела нам 5 000 рублей. Понимаете ли, это был один из самых ценных переводов, которые мы когда-либо получали за нашу работу. Память и благодарность стоят гораздо больше, чем 5 000.

Мою апатию как рукой сняло. Я стоял, радостный, в бесконечной душной пробке и улыбался. Неожиданно справа мне просигналил огромный американский джип — за рулем оказался мой бывший ученик.

— Илья Игоревич! Привет! Как ваши дела? — прокричал он сверху.

Я совершенно честно ответил, что дела мои — просто отлично.

Радость — внутреннее чувство удовлетворения, граничащее с ощущением счастья, эйфории. Противопоставляется удовольствию как более высокое, нефизическое  чувство. Считается положительной внутренней мотивацией человека.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание «Русфонда», и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками, и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5.

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также