Суровая Любовь – Кровь5
03 сентября 2019 г.
Суровая Любовь

Илья Пилюгин

Потенциальный донор костного мозга, приглашенный редактор проекта КРОВЬ5


Я уже писал, что нашей самой младшей подопечной было 16 лет. А самой старшей было 59 — мы ее называли по имени-отчеству: Любовь Андреевна. Она искала пристанище, и где-то в храме ей дали наш номер телефона. Вообще, пострадавшие или нуждающиеся люди часто идут за помощью в храмы. Мне кажется, очень важно было бы разослать в каждый храм список помогающих организаций разного профиля. Чтобы те могли сразу перенаправлять куда надо. Да вот хоть как нашу Любовь Андреевну.

Она приехала вместе со своим младшим сыном — ему было тогда 14. И звали его Авраам.

Вот они передо мной сейчас — на фотографии. Мать можно принять за бабушку. У нее мешковатая одежда — свободная прямая рубаха, черная юбка в пол, на ногах что-то типа калош, голова покрыта платком. Авраам напоминает гимназиста XIX века, разве только без форменной фуражки. А так все при нем: и рубашка белая с жилеткой, черные брюки, а главное — серьезность и выправка. Он вообще не был похож на современных 14-летних мальчиков. Смирный, послушный, обстоятельный. Видно, что он осознает: он для матери — опора.

Любовь Андреевна рассказала, что когда-то ей сельсовет выделил дом в одной из воронежских деревень. А потом якобы туда поселили учительницу, а они с мужем и детьми перешли жить во времянку. Говорит, «выдавили». Дело было давно, поэтому это все никак не проверить. Первый муж Любови Андреевны умер. От него есть двое детей: сын 36 лет и дочь 30 лет. Любовь Андреевна даже не знает их телефонов (или говорит, что не знает). Они не общаются — как мы поняли, находятся в ссоре. А отец третьего ребенка, Авраама, ушел еще до того, как тот родился. И уже очень давно Любовь Андреевна вместе с Авраамом странствует по просторам России.

Живут они в основном при монастырях. Авраам уже хорошо знает Священное Писание, порядок богослужения. Когда Любовь Андреевна только поступила к нам, она спросила, нет ли при нашем Центре школы. Мы ответили, что дети из нашего приюта ходят в общеобразовательную школу.

— Я не хочу, чтобы Авраам учился в обычной школе, я хочу, чтобы он учился в православной школе, — возразила Любовь Андреевна. — Я посвятила его Богу и хочу, чтобы и он свою жизнь посвятил Богу, стал священником… В последнем монастыре, где мы жили, матушки очень нас за что-то невзлюбили, очень много придирок, знаете. Постоянно выдавливали, ну, вот мы и уехали оттуда.

Хозяин — барин. Каждый человек сам определяет свою жизнь и строит свое будущее. Но имеем ли мы право с раннего возраста самим выбирать путь для наших детей? Или это должен быть их свободный выбор? Мы спросили как-то у парня наедине: чего он хочет на самом деле? Авраам сухо ответил, что желает стать священником, со многими уже знаком, и другого пути для себя не видит.

После мы долго обсуждали это между собой. У меня все же осталось подозрение, что он слишком подавлен материнским авторитетом и не знает иной жизни, кроме как жизни при монастыре. Соцработник Алена говорила, что для своих 14 лет он слишком покорный, слишком усидчивый. А сотрудница Женя сказала, что в будущем может случиться так, что он все-таки столкнется с мирской жизнью, и как она на него повлияет — совсем не известно.

Хорошо, что стояло лето: Аврааму не надо было идти в школу. Они прожили у нас месяца полтора. В Воронеже есть православная гимназия при епархии, но нашелся вариант получше — мы договорились с Дивеевским монастырем, что они примут наших подопечных в свое сельское поселение (туда мы уже отправили Арину, о которой я писал прежде). На прощание Любовь Андреевна оставила нам рукописный отзыв:

«Я благодарна в Господе Дому матери за приют для меня и сына моего 14-ти лет — Авраама! Нам оказали в этом святом месте две, даже три неоценимых услуги. Во-первых, жилье, питание. Во-вторых — получили паспорт для сына Авраама, что и заставило нас обратиться в Центр защиты материнства и детства «Ангел-Хранитель», т.к. у нас нет жилья. Авраам же родился в Воронеже. А живем мы везде понемногу по святым местам России. Авраам закончил 6 классов.

В-третьих, нам посоветовали здесь обратиться в Нижегородскую Епархию, Дивеевского монастыря Серафима Саровского в православную общину «Цесаревича Алексия». Здесь же, сказали, есть и Православная гимназия. О чем я молилась с самого рождения Авраама для него!! Мало того — нас повезут в Дивеево на автобусе с вещами бесплатно…»

Действительно, мы посадили святое семейство на автобус, помахали платочком. Сейчас Аврааму уже должно быть 18 лет. Что с ними стало — мы не знаем.

Эйфория — очень мощное, внезапное, всезаполняющее чувство счастья, восторга. Часто возникает как симптом психического расстройства: болезненно-повышенное настроение, характеризующееся состоянием безмятежности и в то же время снижением мыслительной и двигательной активности.

 


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание «Русфонда», и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками, и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5.

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также