Благотворительность через VPN – Кровь5

Никита Аронов

Благотворительность через VPN

Заблокированные в России Facebook * и Instagram * были важными инструментами для многих благотворительных организаций. Как блокировка повлияла на их работу, выяснила Кровь5.

Фото: Ehimetalor Akhere Unuabona / unsplash

На Русфонд ситуация с рекламными кабинетами повлияла меньше: на заблокированные сети приходилось только 5% адресных сборов на больных детей. Но проблемы с рекламой затронули проект «Русфонд.Медиа», основная часть аудитории которого приходила именно из Facebook * и Instagram *.

– Ни одна площадка не могла и близко сравниться с Facebook * и Instagram * по эффективности таргетированной рекламы. Для нас это существенная потеря, – констатирует Артем Овсянников, digital-директор БФ «Нужна помощь». – На этих площадках было проще дотянуться до людей, которые готовы поддерживать благотворительные организации и у которых есть возможность это делать.

– Большая часть наших сборов в социальных сетях приходилась как раз на эти две. Таргетированная реклама на их аудиторию приносила хорошие результаты, – подтверждает директор фонда «Правмир» Татьяна Апатова. – Первые несколько дней после блокировки через эти соцсети еще проходили платежи, но потом они сошли на нет. Все это, естественно, сказалось на сборах не в лучшую сторону.

На Русфонд ситуация с рекламными кабинетами повлияла меньше: на заблокированные сети приходилось только 5% адресных сборов на больных детей. Но проблемы с рекламой затронули проект «Русфонд.Медиа», основная часть аудитории которого приходила именно из Facebook * и Instagram *.

Остались, но не все

Впрочем, реклама – лишь вершина айсберга. В заблокированных соцсетях благотворительные темы и безо всякой рекламы дают хороший охват аудитории.

– Люди, которые сидят в Instagram *, вообще более склонны помогать. Блогеры, например, часто по собственной инициативе делали перепосты, – объясняет интернет-маркетолог Русфонда Антонина Кошкарова.

С этой аудиторией происходят парадоксальные вещи. Снижаться ее численность начала после блокировки Facebook * 4 марта и Instagram * 14 марта.

– В первую неделю в них осталась примерно треть наших читателей, – отмечает Антонина Кошкарова. – Но с тех пор мы наблюдаем неуклонный рост. Люди возвращаются, и сейчас там у нас 58% от прежней аудитории.

Число целевых переходов на сайт Русфонда из соцсетей упало незначительно – примерно на 12% по сравнению с январем. Пожертвования из Instagram * приходят, причем количество этих платежей остается почти на таком же уровне, что и до блокировок.

Instagram * Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова (Национального РДКМ) потерял поначалу десяток подписчиков. Но потом аудитория снова начала расти.

Похожая проблема и у гораздо более крупных и старых региональных благотворительных организаций.

– После блокировки Instagram * у нас просмотры постов упали с 600 до 200. И, самое главное, из соцсети ушли все депутаты и бизнесмены, которые нам помогали, – рассказывает директор АНО «Дети улицы» Сергей Шунеев.

Это небольшая, только-только зарегистрированная благотворительная организация из Екатеринбурга, нацеленная на помощь трудным детям и подросткам. Благотворительные сборы у нее довольно скромные, и Instagram * тут был важнейшим инструментом. В январе и феврале «Дети улицы» собрали 60 тысяч рублей, а за весь март – 4 тысячи.

Похожая проблема и у гораздо более крупных и старых региональных благотворительных организаций.

Представители власти и бизнес, так или иначе связанный с властью, поуходили из заблокированных соцсетей по административным и политическим соображениям.

– У нас был очень сильный аккаунт в Facebook *, который позволял решать многие проблемы даже без рекламы. Мы просто писали, что нам что-то нужно, и подписанные на нас представители бизнеса откликались и предлагали, например, еду для детей, – рассказывает Екатерина Самсонова, директор тверского фонда «Добрый мир». – И вот теперь этот инструмент исчез.

Тверские бизнесмены из соцсети ушли, просмотры упали. И, если фонду что-то понадобится, надо персонально обращаться к представителям бизнеса. Писать им личные письма. При этом коммуникация с волонтерами не пострадала. Это публика молодая и почти вся сидит во «ВКонтакте».

Новые каналы

Рекламные расходы «Правмир» переориентирует на «Яндекс», «ВКонтакте» и сервис myTarget.

– После блокировки Instagram * мы увидели всплеск подписок во «ВКонтакте» и одновременно всплеск отписок там же. Видимо, люди возвращались в эту соцсеть и чистили ленту, – рассуждает руководитель PR-отдела фонда AdVita Юлия Паскевич. – Так или иначе, самой активной площадкой у нас всегда была страничка во «ВКонтакте». Там больше людей, комментариев и реакций. И да, мы заметили, что с 21 марта активность пользователей и количество просмотров повысились.

В «Святом Белогорье против детского рака», тоже в основном продвигавшемся через «ВКонтакте», также не заметили серьезных изменений. А вот, скажем, «Правмир», как фонд больше работавший в заблокированных ныне соцсетях, вынужден серьезно перестраивать свою работу. Тем не менее его глава Татьяна Апатова смотрит в будущее с оптимизмом.

– Слава богу, нам было куда уходить, у нас есть во «ВКонтакте» аккаунт, которым мы всегда занимались наравне с упомянутыми соцсетями, – говорит она. – Да, аудитория там другая, есть своя специфика. Очевидно, что раньше фонд развивал те соцсети, которые давали отличный результат. Мы делали ставку на Facebook * и Instagram *, а теперь пришло время еще более активно продвигать наш аккаунт во «ВКонтакте».

Рекламные расходы «Правмир» переориентирует на «Яндекс», «ВКонтакте» и сервис myTarget.

Русфонд наращивает активность во «ВКонтакте» и пробует другие способы поддерживать связь с аудиторией. Например, подписки.

Ближайшее время среди читателей фонда планируется продвигать разные виды рассылок: на «Письма помощи», на материалы «Русфонд.Медиа». Кроме того, часть аудитории фонда перетекла в Telegram. За месяц канал в этой соцсети вырос на 10%.

Сходным путем пошли и в фонде «Нужна помощь». Переформатировали телеграм-канал, а сейчас разрабатывают отдельную рассылку для тех, кому были удобны только соцсети, доступа к которым больше нет.

– Мы активно собираем аудиторию во «ВКонтакте». У нас там большое сообщество, и за последние пару недель очень выросла вовлеченность, – рассказывает SMM-менеджер фонда «Нужна помощь» Юлия Биленко. – Мы начали вести канал в «Яндекс.Дзен». Пока что мы в самом начале дзен-пути, сейчас продвигаться там нельзя, и мы используем это время, чтобы понять, как платформа работает технически.

Мария Субанта из «Клуба добряков» тоже говорит о перетоке порядка 10 тысяч подписчиков из Instagram * в Telegram.

«Добрый мир» с горя начал осваивать даже «Одноклассники».

– Это совершенно другой инструмент, и мы пока не понимаем, что с ним делать, – признается Екатерина Самсонова. – Там совершенно другие люди, другие механизмы продвижения, и даже форматы картинок другие – приходится учиться заново.

При этом ничего похожего на полное замещение Facebook * и Instagram * сетью «ВКонтакте» не происходит.

В Русфонде не отмечают резкого увеличения числа подписчиков и пожертвований в российской соцсети. Она не может заменить собой западные сети и чисто технически.

– Мы конечно пытаемся перейти на «ВКонтакте», но это значительно менее удобный инструмент, – констатирует директор АНО «Дети улицы» Сергей Шунеев. – В Instagram * нас по хештегам находили люди со всей страны. Даже Чечня нас смотрела. Здесь такого нет.

– В Instagram * я всегда проводила прямые эфиры с донорами и реципиентами. И они набирали много просмотров, иногда по тысяче, – рассказывает волонтер Национального РДКМ из Миасса Анастасия Набокина. – Теперь эфиров нет. Самое главное, в Instagram *, Facebook * и «ВКонтакте» у меня всегда были разные аудитории. Теперь из трех соцсетей осталась одна, и, соответственно, аудитория сильно уменьшилась. Раньше три-четыре человека в неделю сообщали мне в соцсетях, что вступили в регистр. Теперь таких один-два в неделю.

* Деятельность корпорации Meta по реализации продуктов Facebook и Instagram признана экстремистской.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также
19 мая 2022
18 мая 2022
12 мая 2022
11 мая 2022
07 мая 2022
06 мая 2022
26 мая 2022
24 мая 2022
23 мая 2022
20 мая 2022
17 мая 2022
16 мая 2022