Дмитрий, который катается на машине – Кровь5

Раньше у Дмитрия Кандаурова было много денег и мало времени. Теперь денег поменьше, зато полно планов и сил. Фото З. Кодзаевой

Дмитрий Кандауров, 41 год, Москва

отец троих детей, потенциальный донор костного мозга

Раньше я очень много работал и дети меня редко видели. Иногда даже не каждый день. Работал я директором в одной большой конторе. Как говорил один литературный герой: «Раньше у меня была большая зарплата и большая язва. Теперь у меня зарплата маленькая, а язвы вообще нет».

Сейчас я развожу детей по учебным заведениям и занимаюсь бегом. Три раза в неделю бегаю километров по десять. Три раза бегал марафон — 42 километра. Отличные ощущения, хоть и сдохнуть хочется под конец. Я не профессиональный спортсмен, так что результат у меня стабильно хреновый, но это же про преодоление, а не про цифры.

Еще я катаюсь на машине. Она у меня веселая — разноцветная, похожая на желтую подводную лодку «Битлз», и на ней нарисованы портреты всей нашей семьи. Нам была нужна большая машина, чтобы туда влезли коляски, велосипеды, снегокаты, дети и иногда бабушки детей. Больших машин не так много, и в основном они очень скучные. А Москва сам по себе город серый и унылый, машины все серые и грязные. И я решил, что надо как-то развлекаться. Жена нарисовала эскиз, мастера ее снаружи и изнутри отделали как следует, и вот уже восемь лет мы развлекаем себя и всех вокруг.

А потенциальным донором костного мозга я стал так. Один мой друг агитировал меня сдавать кровь, но меня два раза заворачивали: «У вас много татуировок, а это противопоказание для донорства». А потом я зашел на сайт Национального регистра доноров костного мозга, где работает другой мой друг, и выяснилось, что туда с татуировками я вступить могу. Главное, чтобы им было не меньше года. И я пошел и сдал кровь на HLA-типирование. Я честно пытался придумать, почему этого не стоит делать, но не придумал. Это штука, которая мне не стоит вообще ничего. А кому-то может помочь. Я знаю, что если произойдет совпадение, мне придется пройти не самую приятную процедуру. Два дня может поболеть спина. Ну и что? У меня в жизни бывали хирургические вмешательства, и похуже бывало, и побольнее — проблемы никакой. Настолько несоизмеримые вещи, что даже взвешивать не надо. И я сдал кровь, и жена сдала, и старший сын, которому исполнилось 18 лет, тоже собирается. Или говорит, что собирается. Это дело добровольное.

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также