Мария, у которой все получилось – Кровь5

Мария, у которой все получилось

Мария Артемьева, домохозяйка и кондитер, потенциальный донор костного мозга, Ижевск

– В движении в поддержку донорства костного мозга я оказалась не сказать чтобы случайно. В детстве лежала в больнице с подозрением на онкогематологическое заболевание. Но мне очень повезло: диагноз не подтвердился. Так что с юных лет было понимание, что такое рак и как от этого могут страдать люди.

Толчок к активным действиям я получила несколько лет назад. Все случилось довольно быстро. Увидела пост в инстаграме о том, что нужны люди для типирования в качестве потенциальных доноров. Обращалась клиника из Санкт-Петербурга. Cвязалась с организаторами, однако выяснилось, что в Ижевске сдать кровь на определение HLA-генов довольно сложно. Это сейчас все просто: можно зайти в «Инвитро», оставить 4 мл крови, и ее сразу отправят на анализ. А тогда такой лаборатории в городе не было. И нам сказали, что нужно найти хотя бы 10 человек, чтобы к нам приехали с пробирками. Делать нечего – пришлось искать людей и организовывать донорскую акцию, чтобы набрать необходимое количество.

И результаты меня, надо сказать, удивили. На первую акцию мы легко нашли необходимое число людей. Они просто прочитали мои посты и пришли. Я выступила, рассказала, как проходит процедура взятия анализа, рассказала о донации, о том, что может ждать потенциального донора, о том, куда пойдет материал после забора. После первого успеха мы с другой активисткой Юлей решили не останавливаться и организовали еще одно такое мероприятие. В общем, долго ли, коротко ли мы устроили несколько акций, на одну из которых пришло 270 человек.

Это было что-то удивительное. Я не могу сказать, что прилагала какие-то экстраординарные усилия для того, чтобы людей пришло так много. Скорее наоборот: каждый из пришедших, видимо, рассказал о своем участии в нашей инициативе людям вокруг себя, те пришли, тоже сдали кровь, потом тоже кому-то рассказали. В общем, сработало сарафанное радио. Люди приходили целыми сменами с заводов и предприятий.

Помню, как меня поразили ребята, пришедшие с ночной смены на нашей ТЭЦ, – усталые, невыспавшиеся. Сдали кровь для типирования.

С полным осознанием того, что они делают, безо всякого принуждения, по собственному желанию.

Я, честно говоря, даже не знаю, что ими двигало и движет. Возможно, хорошее к хорошему липнет: и мы все организовывали с чистыми помыслами, и люди к нам пришли с чистой душой и бескорыстным желанием помочь. А такая возможность очень привлекает.

Мы старались, чтобы все было осознанно. Были и те, кто думали, что это страшно и опасно, что при донации костного мозга могут повредить позвоночник. Ну, мы, естественно, эти мифы развенчивали. Отказались немногие. Были те, кто сомневался. Мол, «мое тело еще к этому не готово» или «у меня есть старые болячки, вдруг я не подойду». Но куда больше набралось тех, кто, наоборот, не подходил по возрасту или по весу и страшно по этому поводу переживал.

Ижевск не самый маленький на свете город, но так получилось, что до нас акций по привлечению доноров как таковых здесь не было. А люди, выходит, были к этому готовы, созрели.

Меня сейчас иногда спрашивают, не хочу ли я создать организацию, движение, официальное сообщество доноров. Знаете, наверное, не хочу.

У меня двое детей и семья, и я хорошо понимаю, что как только я начну работать с донорами на постоянной основе, то начну отнимать время у семьи. А семья важнее.

Но это не значит, что мы организовали пару акций и успокоились. Нет. Мы просто стараемся делать их не слишком часто и всегда по поводу, ну или хотя бы к какой-то дате. Делали мероприятия ко Всемирному дню донора костного мозга в начале осени, к Новому году и Рождеству… Так лучше получается: и люди не устают от нашего постоянного внимания, и повод встретиться имеется.

Еще меня иногда спрашивают, не страшно ли будет отдать свой костный мозг, нет ли у меня страхов и сомнений. Скажу без лукавства: никаких сомнений и страхов у меня нет.

Если представится возможность и нужно будет ехать на донацию, зубную щетку в сумку – и вперед. Только подумать: благодаря моему поступку у человека появится будущее.

Например, сыр, как и любую другую молочную продукцию, после первой трансплантации запрещали категорически, а сейчас разрешили. Правда, только после термической обработки, например в виде горячих бутербродов из микроволновки.

Врач мне теперь так и сказал: «Вы должны есть вкусно, сытно, питательно, чтобы вес не терялся, клетки крови скорее восстанавливались, а костный мозг работал».

Он сможет еще столько всего испытать и сделать – родить детей, завести семью. Просто поправиться и не умереть, наконец. Мне в детстве повезло, пусть теперь кому-то тоже повезет.

Меня не пугает ни один способ сдачи костного мозга – ни через «выгон» кроветворных клеток в периферическую кровь, ни оперативным путем из подвздошной кости. Хотя, честно говоря, я бы предпочла тот, что предполагает общий наркоз. Это, по-моему, лучше, чем четыре или шесть часов лежать с иголками в венах. Просто отключите меня, возьмите костный мозг и включите обратно. Я же прекрасно знаю, что это такое. У меня двое детей, и оба появились на свет в результате кесарева сечения, под наркозом. Это не страшно, бояться не стоит.

Мы не выбираем, кому пойдет наш костный мозг. Если нашелся генетический близнец, значит, остальное уже не имеет значения. Меня иногда спрашивают: а что, если ваши кроветворные клетки пересадят нехорошему человеку или вовсе преступнику? У меня на это есть два ответа. Во-первых, я верю, что болезнь очень часто заставляет людей сильно пересматривать и переосмысливать свою жизнь. И не факт, что человек многое уже не передумал и не раскаялся, пока болел, не стал совершенно другим. Во-вторых, спасение жизни – это спасение жизни, а судить человека будет только Бог. У донора другая задача. Но если говорить о том, кого бы я хотела спасти, то мой ответ – ребенка. Ведь дети невинны, и они не должны страдать. Грешат взрослые, а не дети. А у малышей должно быть будущее, они должны прожить эту жизнь, у них она только начинается.

Я бы, конечно, мечтала, чтобы никто не болел – ни дети, ни взрослые – ни онкологией, ни другими страшными заболеваниями. Но так бывает только в сказке, а жизнь, увы, устроена по-другому. И значит, мы, доноры, в ближайшее время будем нужны, и без нас кто-то просто может не выжить.

Знаю, что после пересадки у людей часто меняется группа крови и вкусовые пристрастия. Одна девушка даже заранее извинялась, что она сластена и, скорее всего, после пересадки ее реципиента будет тянуть к сладкому. У меня другой случай – я к сладкому не тянусь; быть может, потому что сама кондитер.

Если через костный мозг передаются черты характера, то хочу предупредить: я человек упертый и очень прямолинейный, я бы сказала, баранистый. И мне с детства за это доставалось.

Так что пусть не жалуется, если тоже станет прямолинейным и начнет упорно добиваться своих целей. А вообще своему возможному потенциальному реципиенту я бы хотела пожелать, чтобы он был здоров и, самое главное, жил полноценной и разнообразной жизнью. Ведь все ради этого делается.

Подготовила Людмила Геранина

Фото: Надежда Храмова


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также