«Мы оканчиваем медуниверситет, а в голове у нас, врачей, множество мифов о донорстве костного мозга» – Кровь5

«Мы оканчиваем медуниверситет, а в голове у нас, врачей, множество мифов о донорстве костного мозга»

Фото из личного архива

Дарья Челышева — врач, которая не только стала потенциальным донором костного мозга, но и сняла фильм, чтобы как больше людей узнали о том, почему важно вступать в регистр. Несколько месяцев назад Дарья с мужем, тоже врачом, переехала в США, где продолжила интересоваться этой темой. Что побудило ее на создание фильма и что впечатлило во время съемки трансплантации? Чем отличается вступление в регистр в России и Америке? И почему повышать осведомленность о донорстве костного мозга стоит начинать со студентов-медиков? Эти и другие вопросы Дарье задал врач Эдуард Аребьев.

— Расскажи о себе: чем ты сейчас занимаешься и как вообще пришла к теме донорства костного мозга.

— Я окончила Сеченовский университет два с половиной года назад, работала врачом в частной медицинской компании, а недавно мы с мужем переехали в США. Он получил приглашение на обучение в резидентуре (аналог российской ординатуры. — Кровь5). Я сейчас готовлюсь к экзаменам для подтверждения своего медицинского диплома и собираюсь вскоре поехать работать врачом в Гватемалу.

Года четыре назад я увидела в интернете объявление про донорство костного мозга — что можно просто прийти в «Инвитро» и сдать кровь на типирование. Я тогда работала в ковидном госпитале, и все почти было закрыто, а офисы «Инвитро» работали. Я подумала: почему бы и нет. Тем более что ближайший офис был в соседнем подъезде моего дома. Как-то, возвращаясь домой, я туда зашла, спросила, могу ли сдать образец для вступления в регистр. Так я и стала потенциальным донором.

А прошлой осенью случилась неожиданная история. Я вела прием, и в конце консультации пациентка спросила, все ли у меня в порядке, у моей семьи. В голосе ее звучал искренний интерес. Я поблагодарила и ответила, что все нормально, хотя такой интерес удивил. Следом мне написала коллега, что видела новости и все ли в порядке в моей семье. Тут уже я напряглась. А дальше выяснилось, что в тот день в медицинских кругах появилась информация, что моя полная тезка Дарья Челышева, онколог, больна лейкозом — ей собирали деньги, чтобы она могла поехать в Германию на пересадку костного мозга, так как в России подходящего донора ей не нашлось.

Это стало для меня толчком, чтобы вернуться к теме донорства костного мозга. Меня поражало еще то, что о донорстве крови знают многие, особых мифов вокруг него нет, а вот с донорством костного мозга ситуация совершенно иная. Люди, когда о нем слышат, реакция обычно: «Ого, вот это да!» или «Ты пойдешь на полостную операцию?».

Я стала много об этом думать и постепенно пришла к идее снять фильм о донорстве костного мозга. Началось все как всегда по-русски начинаются проекты: мы собрались на кухне дома у моей подруги. Обсудили и решили, что будем пробовать.

— Создание фильма — командная работа, кто тебе помогал?

Съемки, монтаж, подбор аудиодорожек — все это делали мои хорошие друзья, с которыми мы окончили один университет. Во время учебы я сама много занималась фото- и видеосъемкой и примерно понимала, как устроен процесс. Я написала ребятам, тема их заинтересовала, и мы запустили производство.

Мне очень помог муж. Он много лет работал врачом в отделении реанимации гематологического центра, и благодаря ему я познакомилась с гематологом Верой Васильевой, которая выступила в нашем фильме лектором. Она вообще помогала нам продвигаться в реализации нашего проекта.

Сотрудники гематологического центра, где работал муж, организовали нам экскурсию и рассказали, как все устроено. Меня очень тронуло, насколько они любят свою работу, болеют за свое дело.

Мы же были такие «ребята с улицы», которые пришли и сказали, что хотим снять видео. Вот у нас камера, ноутбук, но главное — желание. И получили такую теплую реакцию, что «любое освещение темы донорства — это классно!».

Причем мы пришли с каким-то одним конкретным запросом, а по ходу общения с сотрудниками центра появились интересные сюжетные повороты для нашего фильма. Им очень хотелось, чтобы он получился хорошим, качественным. С одной стороны, радостно видеть такую искренность и включенность, с другой — понимаешь, насколько этой теме не хватает публичности, так что медики готовы поделиться всеми знаниями и опытом, лишь бы только как можно больше людей узнало, как это важно — становиться донорами костного мозга.

— А что, по-твоему, нужно, чтобы эту осведомленность повышать?

— Я, пожалуй, начну с ниши, с которой больше всего знакома, — со студентов-медиков. Мы оканчиваем медицинский университет и становимся врачами, а в головах у нас множество мифов о донорстве костного мозга. Но, казалось бы, мы как раз те люди, которые должны в этом разбираться суперхорошо и быть осведомлены как никто другой. Думаю, надо приложить усилия, чтобы в первую очередь были лучше информированы студенты медицинских вузов.

Как это в принципе работает? Если ты даже что-то знаешь, ты начинаешь делиться информацией с близкими, друзьями, коллегами. Так запускается сарафанное радио. Кто-то сходил сдал кровь на типирование, выложил историю в соцсетях, кто-то другой увидел и подумал: «Классно, он это сделал в рабочий перерыв — я же могу так же!»

Конечно, привлекает живой пример — человек, который стал донором костного мозга для пациента с онкогематологическим заболеванием, при этом у него все замечательно: он продолжает жить полноценной жизнью, он помог, спас жизнь другого не в ущерб своей! Это, кстати, была важная задача нашего проекта — найти реального донора. Человека, который скажет: «Ребят, я стал донором, со мной все хорошо».

У нас сейчас эта тема широко не освещается, и даже какие-то небольшие шаги и действия могут значительно помочь.

Например, та самая онколог Дарья Челышева ведет страницу в инстаграме *, где пишет о своем лечении, рассказывает о тех, кто узнал ее историю и решил вступить в регистр доноров костного мозга. Ты просто пишешь пост в сетях, и это запускает цепочку полезных и благородных дел.

— Если вернуться к фильму, меня больше всего впечатлил момент, когда донор получает сообщение от своего реципиента. Это ведь очень сильно цепляет людей — вот эта обратная связь, пусть и на условиях анонимности.

— Да, это было потрясающе!

— Ты говоришь о важности цепочки взаимодействий между людьми, что она приводит к вовлеченности еще большего числа людей. А как в твоем окружении, есть кто вступил в регистр?

— Мы с мужем вступили, хотя Леша, пожалуй, не самый обычный пример: он много лет проработал в гематологическом центре. Моя лучшая подруга вступила в регистр после того, как я рассказала ей о донорстве костного мозга. После поста в инстаграме * пара человек написали мне, что последовали моему примеру. Всего несколько человек, но и это уже увеличивает шанс на совпадение и спасение чьей-то жизни.

— Теперь ты состоишь в регистре доноров костного мозга в США. Отмечаешь ли какие-то отличия в том, как устроено донорство костного мозга в России и Америке?

— У регистра в России есть мои контактные данные, так что, если я вдруг подойду какому-то пациенту, думаю, что организовать донацию будет вполне реально. Хотя авиабилеты сейчас стоят целое состояние, уверена, что ради такого дела возможно все.

Что касается американского регистра, я была поражена: если в России вступить в регистр легко, то здесь еще проще.

Достаточно скачать на смартфон приложение регистра, пройти регистрацию за пару минут, в тот же день тебе присылают набор для самостоятельного взятия буккального эпителия, после этого курьер забирает образец — и все, ты в регистре!

— Насколько знаю, в России образец, в каком бы городе ты ни сдал его, отправляют на типирование в лабораторию в Казань и весь процесс до включения в донорскую информационную базу может занять несколько месяцев. А как это организовано в США?

— В России, как помню, это заняло у меня месяца полтора. В Америке передвижение своего образца ты можешь отслеживать через то самое приложение регистра, и от момента его сдачи до получения сообщения, что я состою в регистре, прошло всего около месяца.

— Признаюсь, что для меня катализатором вступить в регистр стала идея взять у тебя интервью, расспросить про фильм. Подумал, а почему бы не сделать это прямо сейчас. Я тогда прочитал на сайте Кровь5 подробную инструкцию, пришел в ближайшее отделение «Инвитро» и сдал кровь. Все это оказалось просто и легко.

— Да, так и есть. В свое время это меня приятно удивило. Сотрудница «Инвитро», которая оформляла мои документы для вступления в регистр, такое было ощущение, занималась этим впервые, но делала она все с интересом, видно было, как она ответственно относится к процессу. И то, как это хорошо организовано, вызывает уважение.

— Давай снова вернемся к фильму. Были ли какие-то сложности при его создании? Что произвело наибольшее впечатление?

— Сложно было жонглировать одновременно работой, подготовкой к экзаменам и съемками.

Еще я думала о том, что между вступлением в регистр и моментом, когда тебе могут сообщить о совпадении, если такое случится, возможно, пройдут годы и за это время многое может произойти: переезд, появление противопоказаний к донорству и др. Мне казалось, что ты всегда можешь отказаться, — для меня было важно, что при сдаче крови на типирование ты не подписываешь никакого обязательства о донации в случае необходимости. Что выбор, согласиться или отказаться от нее, остается за тобой. А оказалось, все не так-то просто. Поэтому важно, чтобы вступление в регистр было взвешенным, хорошо обдуманным шагом.

Еще для меня было удивительно узнать, что большинство донаций костного мозга проводится из периферической крови (более 80%. — Кровь5), в меньшем числе случаев — из тазовых костей. А ведь у многих образ в голове, что при такой донации под наркозом большой иглой прокалывают кость, и это пугает. Наша задача, и нашего фильма тоже, как раз в том, чтобы развеивать эти мифы и заблуждения, объяснять, как на самом деле устроен процесс донации костного мозга.

— Я понимаю, о чем ты говоришь: я окончил университет в этом году, а в прошлом узнал об основном способе донации — что это не про протыкание кости.

И наверняка узнал об этом не в университете?

— Кажется, что за шесть лет учебы в медуниверситет я вообще ни разу не слышал о донорстве костного мозга.

— Об этом и речь. У меня был телеграм-канал, где я однажды провела опрос среди подписчиков, которые в основном из медицинского сообщества. Я хотела выяснить, на какой паре им говорили о донорстве костного мозга. И большинство ответило, что эту тему преподаватели вообще не затрагивали. Я считаю это большим пробелом.

Есть момент, за который мне было немного стыдно. В конце фильма показано, как проходит трансплантация костного мозга. Только во время съемки я осознала, что это же по сути капельница (с пакетом, в котором содержатся донорские кроветворные клетки. — Кровь5)! У меня в голове после этого крутилась мысль: «Как много я прежде не знала!» Для всех, кто занимался созданием фильма, открылось много нового.

— А что бы ты могла сказать людям, которые уже что-то знают про донорство костного мозга, но пока не решились вступить в регистр?

— Думаю, что, прежде чем убеждать в чем-то своего собеседника, надо понять, в какой он находится точке отсчета. По этой логике мы при создании фильма сперва провели опрос с участием порядка 500 человек. Спрашивали, что останавливает их от того, чтобы стать потенциальными донорами костного мозга. Мы пытались понять, какие конкретно страхи, мысли мешают принять такое решение. Выяснив это, можно каждый из них разобрать, обсудить с человеком, объяснить, почему эти опасения не имеют под собой почвы. Регистр в России может расти только с повышением осведомленности и заинтересованности людей в теме донорства костного мозга.

* Инстаграм — социальная сеть компании Meta, признанной в РФ экстремистской организацией.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также
25 ноября 2022
18 ноября 2022
15 ноября 2022
09 ноября 2022
01 ноября 2022
25 октября 2022
25 ноября 2022
24 ноября 2022
23 ноября 2022
22 ноября 2022
18 ноября 2022
18 ноября 2022