Птичья пересадка – Кровь5

Алексей Крижевский

Птичья пересадка

В Иркутске провели операцию по трансплантации перьев, чтобы спасти сокола из Красной книги

Орнитологи Вадим Ивушкин и Павел Жовтюк

Двух товарищей по несчастью, сокола-балобана и сапсана, обнаружили и изъяли у браконьеров природоохранные органы Иркутской области. Но сапсан почти не пострадал и вскоре был отпущен на волю, а вот балобану пришлось хуже – ему повредили оперение. Лететь птица не могла, так что ей пришлось задержаться в Иркутской зоогалерее (так называется городской зоопарк). Ветеринары решили провести балобану трансплантацию перьев. Мы знаем, что эти существа могут быть друг для друга донорами крови, но, как выясняется, этим способность к взаимопомощи не ограничивается.

Итак, как же это было сделано? На первый взгляд, все довольно просто. «Сам очин пера (его нижняя часть, которая растет из перьевой сумки на теле птицы. – Кровь5) остается родным, никакие живые структуры не затрагиваются, – цитирует ветеринаров портал RusTransplant, – восстанавливается за счет донорских перьев только недостающая часть. В нашем случае это были разные фрагменты от 9 до 12 см». Поясним: перо состоит из очина, нижняя часть которого находится в перьевой сумке на теле птицы, и стержня с опахалом, которое обеспечивает соприкосновение с воздухом и дает возможность птице летать и планировать на восходящих воздушных потоках.

По словам орнитологов, трансплантация пера имеет мало общего с серьезными и кровавыми операциями по пересадке органов и скорее напоминает наращивание ногтей или ресниц: на собственный очин птицы с помощью штифта (его можно сделать из простой зубочистки или выстругать из бамбука) и клея (можно использовать любой – как органический, так и синтетический) пересаживается часть стержня с опахалом или стержень целиком.

Таким образом, из оставшегося в крыле кусочка пера получается целое, пригодное для полета. С этим протезом птице предстоит провести от года до двух – до ближайшей линьки, во время которой вырастут новые, уже собственные перья. Однако в дикую природу ее выпускают сразу, как только перо приклеится, специальной реабилитации птице не нужно.

«Птица никакой боли не испытывает, просто всех ненавидит за то, что ее крепко держат в неудобной позе», – рассказали ветеринары-орнитологи. Зато удалось отказаться от миорелаксантов, не обездвиживать сокола лекарствами, ведь это могло повредить его здоровью.

Есть, правда, одно ограничение – для пересадки нужна птица – донор своего вида: аисту – аистово перо, сапсану – сапсаново, у всех разная прочность стержня и фактура опахала. И, конечно, длина, которая должна строго соблюдаться при такой операции. Перья у птиц выполняют самые разные функции, от украшения до поддержания аэродинамики, и во всех случаях соблюдение размера и характеристик пера при трансплантации имеет критическое значение. Как и возможность летать – до момента выпуска на волю птица должна находиться в питомнике или орнитарии, в дикой природе ее ждет голодная смерть или гибель от нападения естественных врагов.

При этом хорошая новость (как для птиц, так и для любящих их людей) состоит в том, что подобным образом может быть заменено сколько угодно перьев. Главное, это целостность скелета и наличие очина пера, остальным займутся ветеринары. Как рассказал Кровь5 орнитолог Владимир Романов, в основном показания к таким операциям возникают у попадающих на реабилитацию планирующих хищных птиц.

Однако в мировой практике пересаживают перья и целые оперения и городским воронам, и крупным попугаям (например, какаду), и мелким хищникам. Как в Австралии, где дымчатый лягушкорот угодил в забор из колючей проволоки и потерял часть основного оперения, без которой не мог нормально летать. Интересно, что донором в данном случае выступила не живая, а мертвая птица того же вида, сбитая автомобилем и получившая несовместимые с жизнью травмы скелета и головы. Орнитологи и ветеринары Австралии, кстати, невольно наработали большой опыт в спасении, реабилитации птиц и трансплантации перьев во время лесных пожаров, от которых страна-континент пострадала в 2019–2020 годах.

В случае иркутского балобана конкретного донора установить не получается. «Перья были подобраны из старых запасов, просто подходящие по размеру и конфигурации, – рассказала Кровь5 представитель зоогалереи Людмила Ивушкина. – Если бы в качестве донора брали живую птицу, то только ту, которой летать больше не нужно, например, невыпускного подранка. Ведь если у птицы убрать восемь маховых перьев на крыльях, то она никуда больше не полетит, пока не пройдет линька и перо полностью не восстановится».


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также