Рекрутинг по-удмуртски – Кровь5

Мария Портнягина

Рекрутинг по-удмуртски

Этническая часть программы выходила за рамки лишь удмуртской культуры

Уже дольше года в стране действуют карантинные меры разной степени жесткости. Ограничения распространяются, увы, и на донорские акции. Возможная альтернатива — проводить их под открытым небом. Как раз такое мероприятие, прошедшее в выходные недалеко от Ижевска, посетила Кровь5.

— Только последние годы у нас такие сильные ветра, раньше их не было, — сетует Ольга Маслова, координатор удмуртского фонда «Эра милосердия».

Фонд инициировал проведение донорской акции на музыкальном экофестивале «Эктоника и Бабушкина дача», который с пятницы по воскресенье разместился на территории спортивного комплекса «Чекерил», до него меньше получаса езды от столицы республики — Ижевска.

Праздник задувает и припекает

Акцию организовали Ольга Маслова и Вера Смирнова из фонда «Эра милосердия»

Ольга беспокоится за роллап — как бы его не унесло порывом ветра. Яркий баннер прислали из Москвы, от Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова (Национального РДКМ). На нем емко сообщается самое важное: как стать потенциальным донором и что происходит дальше, когда случилось совпадение.

Роллап вовсю трепыхается, но пока держится на месте. Проходящие мимо гости и участники фестиваля то и дело заглядываются на текст и призыв крупными буквами: «Спаси жизнь — стань донором костного мозга». Но к тут же стоящему столику с буклетами и анкетами не идут.

— Теперь, похоже, будет сложнее: сейчас для вступления в регистр требуется паспорт, да и анкета разрослась до четырех листов! — беспокойно замечает Вера Смирнова, она руководит фондом.

А с другой стороны, рассуждает она, и проще, так как из Москвы прислали еще и палочки для сбора буккального эпителия.

— Прежде, чтобы организовать донорскую акцию, нужны были подходящее помещение, медицинский сотрудник. А сегодня не надо с кровью возиться, можно провести акцию и так, под открытым небом, — говорит она.

И Ольга, и Вера уже пять лет как потенциальные доноры костного мозга. Ольга этой весной прошла также обучение в Школе рекрутинга Национального РДКМ в Санкт-Петербурге. Волонтеры там получали как знания о донорстве костного мозга, так и практические навыки по привлечению новых доноров. Так что фестивальная акция, по сути, стала проверкой, усвоен ли материал.

Ролл-ап с информацией о донорстве прошел испытание ветром

«Эра милосердия» действует в Удмуртии уже 15 лет. Вначале это был проект местного телеканала, на который жители посылали просьбы о помощи. Когда они встали на поток, телевизионщики начали снимать по ним сюжеты, главным образом чтобы собирать деньги на лечение тяжелобольных детей. Позже «Эра милосердия» была зарегистрирована как самостоятельная организация, которая сегодня помогает семьям с покупкой дорогостоящих лекарств, инвалидных колясок, вертикализаторов и другого медоборудования для ребят младше 18 лет.

— А с 2007 года мы дружим с Русфондом, так и пришли к теме донорства костного мозга, — рассказывает Вера. — Кстати, Вася Перевощиков, в память о котором назван регистр, наш земляк: он из Глазова! Но это мы позже узнали.

Фонд провел в республике уже несколько донорских акций.

— Результат каждый раз непредсказуем, — признается Смирнова. — Случалось, что всего семь человек вступали в регистр. А как-то на акции во время празднования Дня города в Воткинске у нас было сразу 119 потенциальных доноров!

Причина еще и в национальном менталитете, считает ее коллега по фонду Ольга.

— Удмурты замкнутые, сомневающиеся. А вдруг мы иностранные агенты? Забор материала еще какой-то! А начнешь про стволовые клетки крови рассказывать, только что в обморок не падают, — полушутливо замечает она. — Очень много вопросов задают, прежде чем вступить в регистр. И это на самом деле хорошо. Говорит о них как людях ответственных, серьезно подходящих к делу.

Всего за пять лет, что фонд занимается темой донорства костного мозга, в регистр удалось привлечь больше 300 жителей республики.

— Доноров у нас по Удмуртии не так уж много, но по совпадениям мы в лидерах по стране. Только с января этого года уже четырем нашим землякам позвонили из регистра! — не без гордости отмечает Ольга. — Думаю, это потому, что у нас всякой крови намешано: удмуртской, татарской — какой только нет.

С ижевской станцией переливания крови у фонда отношения не сложились. Поэтому привлекают доноров в республике через отделения «Инвитро» и донорские акции.

— Организаторы фестиваля — наши партнеры и друзья, часто помогают нам, вот и решили сделать коллаборацию, как сейчас модно говорить, — с улыбкой произносит Ольга. Ветер треплет ее русую челку.

Пока шел разговор, роллап со столом из отдаленной точки решили переместить ближе к главной сцене фестиваля. Там пока проверяют звук перед началом концерта. На новом месте баннер закрепили надежно. Но теперь у Веры с Ольгой другая забота: они составляют текст для ведущего, чтобы он со сцены привлек внимание к акции.

Солнце печет нещадно, время глубоко за полдень.

Публика в режиме мультиформата

Палаточный лагерь принял гостей из самой республики и ближайших регионов

— Кайфуем, танцуем! И снова диафрагма! Вверх! Вниз! Коленной трясочкой завершаем. Красиво! — выкрикивает с малой сцены девушка в спортивных легинсах и майке.

Инструктора по восточным танцам в ней выдает яркий пояс с бренчащими монетками. Рядом потрясывают коленочками две ассистентки. Ритм на думбеке (это вроде небольшого барабана) выдает сидящий там же лохматый бородач. Вокруг сцены гости фестиваля, одетые кто во что горазд, от обыкновенных шорт с футболками до вычурных сарафанов с этническими принтами, пытаются повторить движения диафрагмой. Среди мужчин танцует один, остальные глазеют.

Хотя день перевалил за вторую половину, лагерь с палатками только завтракает, а ритмичные танцы, получается, вместо зарядки. Накануне фестивальная публика жарко гуляла до поздней ночи. Хедлайнером был Юрий Лоза.

Малую сцену, представляющую «Бабушкину дачу» (о том, почему фестиваль объединенный, будет чуть дальше), окружает лагерь. Пестрые палатки стоят вплотную. Между ними втиснуты складные столы со стульями. Гости с обветренными лицами. Тут и отцы семейств, и молодые пары, и компании друзей. Короткие очереди в биотуалеты. В паре метров от них на более свободном пространстве — большое застолье. На мангал зачем-то водружен самовар.

Организация была на уровне: медпомощь, биотуалеты, доступ к питьевой воде

— Кто может назвать какую другую песню Лозы, кроме как про плот, который там чего-то плывет? — доносится с малой сцены. На вопрос ведущего тут же с разных концов сыплется женскими голосами с десяток названий.

Дальше в программе дабка — арабский танец, который традиционно исполняют мужчины, но здесь на фестивале — две девушки, одетые по-мужски. («Мужчин в танцевальном коллективе мало, не хочется терять традицию», — объяснила одна из исполнительниц, которую я случайно встретила позже, уже за продажей кваса и пива.)

Следом — группа африканцев поет по-удмуртски: это на самом деле студенты ижевских вузов, приехавшие в Россию на учебу, они выучили более или менее язык и обычно развлекают публику на корпоративах и прогулочных корабликах.

Несмотря на экзотическую наружность, пел коллектив на удмуртском

Но здесь на фестивале иностранцы не экзотика, а часть фольклорной программы.

— Наш фестиваль на разные вкусы, мультиформатный, — объясняет Петр Пушкин, директор «Бабушкиной дачи». Изначально так называлось место недалеко от Воткинска, где с конца 1980-х собирались поклонники бардовской песни. Затем это собрание переросло в фестиваль, который менял локации, расширял репертуар, получил статус республиканского, а последние несколько лет, в том числе по финансовым соображениям, проходит совместно с другим фестивалем — «Эктоника». Отсюда такое двусоставное название — «Эктоника и Бабушкина дача».

В этом году на фестиваль съехалось, по словам организаторов, больше 4 тысяч гостей. Из самой Удмуртии, из ближайших регионов — Пермского края, Татарстана, Башкортостана, Кировской области. Прибыла публика даже из Москвы и Петербурга.

— Объединение фестивалей позволяет расширить аудиторию, — говорит директор «Эктоники» Евгений Кривенко. — Мы предлагаем удмуртскую музыку в ее современной интерпретации. Она находит отклик у слушателей всех возрастов, но прежде всего, конечно, у молодежи. Для нас важна и социальная составляющая. С «Эрой милосердия» мы сотрудничаем уже больше шести лет. И в этом году поддержали проведение донорской акции на фестивале, чтобы привлечь внимание к теме донорства костного мозга. Мы хотим показать, что это нужно, это важно, что каждый, став доноров, может в случае совпадения спасти чью-то жизнь.

Кривенко, к слову, сам потенциальный донор, в регистре и его жена Людмила.

Фестивальная страда

В жителях Удмуртии течет разная кровь: удмуртская, татарская, русская…

Первыми в регистр подались и без того самые активные на фестивале — волонтеры.

У 24-летней Лены Ермаковой мама — русская, папа — удмурт. Мама как-то прислала ей ссылку, что на фестиваль набирают волонтеров, и девушка подала заявку.

— По образованию я учитель английского и испанского, и здесь на фестивале удалось поговорить на испанском, — говорит довольная Лена. — Один из участников — танцор родом из Аргентины. А тут проходила мимо, увидела баннер, решила подойти спросить.

Еще студенткой она участвовала в донорских акциях в университете: сдавала кровь. Про донорство костного мозга слышала мельком, поэтому, прежде чем заполнить анкету и потереть палочками по внутренней стороне щек, внимательно изучает брошюру.

— Хочется помочь, поэтому решила вступить, — замечает она и спешит дальше по волонтерским делам.

Ксюша Курбатова тоже волонтер. В феврале ей исполнилось 18 лет, она только закончила школу и пока не знает, чему посвятить себя. О донорстве костного мозга читала как-то в интернете. И даже решила вступить в регистр, но тогда еще не подходила по возрасту, а дальше была суматоха с выпускными экзаменами.

— Переживала, подойду ли по весу, но оказалось, все хорошо: 53 килограммов достаточно, чтобы стать донором, — делится девушка. — Рада, что могу поучаствовать в таком важном деле.

Гости фестиваля не ожидали, что можно будет и развлекаться, и сделать доброе дело

Ксюше приходится говорить громко. На главной сцене начался концерт, публика наконец собралась и живо приплясывает. Поют артисты на удмуртском, тут и солистки, и бойз-бенды, и даже рэпер, выдающий читку на родном языке. Качает!

В это время Ольгу и Веру окружила целая компания. Сразу три супружеские пары, приехавшие на фестиваль из Якшур-Бодьи — села в сорока километрах от Ижевска. Супруги Вахруневы — оба удмурты, у Агеевых муж — удмурт, жена — русская. Всем им в районе сорока.

— У меня три сына, расскажу им, что и так можно помогать, став донором костного мозга, — комментирует свое решение вступить в регистр Сергей Вахрунев. На фестивале он бывает почти каждый год.

Пока две супружеские пары заполняли анкеты, третья — Тактаровы — наблюдала. Муж сказал, что ему надо подумать. А жена Александра услышала песню и унеслась к сцене, пообещав вернуться.

— Какую группу слушали?

— А я и не знаю! Мне просто нравится, когда мальчиковые группы поют на удмуртском. Хотя я ни слова не понимаю. Просто нравится, — говорит вернувшаяся к столику с анкетами Александра.

О донорстве костного мозга она немного знала и раньше. Что пересадка может помочь при тяжелых заболеваниях. Что пересаживают стволовые клетки (крови. — Кровь5). И что это очень дорого.

— Вдруг помогу! — говорит Александра и улыбается.

Сосредоточенно и серьезно рядом читает анкету, не пропуская ни строчки, Евгений Пантелеев. Ему 31 год, он айтишник и приехал из Ижевска на фестиваль с семьей.

— Я читал о донорстве в интернете, что это важно, что найти донора трудно, что нужно пополнять регистр, — неспешно и рассудительно говорит он. — И вот подвернулась возможность сделать это на фестивале.

За Евгением к столику подтянулись Игорь Ульянов, он из Глазова, и Дмитрий Шабанов из поселка Игра. Игорь — удмурт, Дмитрий — русский. Оба молодые мужчины — самые ценные кадры для регистра. Оба признаются, что и не узнали бы о такой возможности, если бы не акция на фестивале.

— За время фестиваля типировались одиннадцать человек, — подвела позже итоги Ольга Маслова.

Цифры, наверное, могли бы быть больше. С другой стороны, каждый новый донор в регистре увеличивает шансы на совпадение. Однозначно лишь то, что донорские акции под открытым небом — вариант рабочий. Осталось только докрутить организационные моменты.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также