Руслан, который не устает – Кровь5

Руслан Галяутдинов готов не только спасти незнакомца на воде, но и поделиться с ним частью себя. Фото А. Яблокова

Руслан Галяутдинов, Ростов-на-Дону

тренер по детскому плаванию, профессиональный спасатель, потенциальный донор костного мозга

Я родился в Ярославле. И отец, и мать у меня тоже из Ярославля. Мать училась на медработника в ярославском «меде». А отец — военный, поэтому мы много путешествовали, а потом осели в Ростове-на-Дону.

В старшей школе я ходил в кадетскую школу спасателей. Это такое учреждение, которое профессионально готовит старшеклассников к спасательской карьере. До этого я готовился стать военным, хотел в Суворовское училище, но не сложилось. И когда увидел набор в эту школу спасателей, решил: хочу. Я хотел помогать людям, серьезно. Может, это прозвучит несколько свысока, но я вообще стараюсь всегда помогать людям, редко им отказываю, особенно когда ко мне обращаются за помощью.

В школе спасателей было очень интересно. Оказание первой медицинской помощи, первой доврачебной помощи, спасательные работы, туристическая, физическая и даже духовная подготовка. Последние полгода у нас была практика — например, мы ездили с настоящими спасателями на вызовы, вскрывали двери… Несколько раз нас возили в морг, чтобы мы были морально готовы к тому, что спасатель может увидеть на месте событий, когда уже некого спасать.

Потом я поступил в Ростовский государственный строительный университет, факультет защиты в чрезвычайных ситуациях. Через три года ушел: сплошная сухая теория, вообще не цепляет… Начал работать спасателем в аквапарке. Вот это было очень интересно. Ответственная работа. Два раза вытаскивал людей: одна пожилая женщина перевернулась на рафте, не могла найти дно. Другой раз вытаскивал двух школьниц, которые заплыли на глубину, потеряли дно и стали топить друг друга. Вытащил…

Потом у меня родился сын, и мы занялись плаванием — тогда у нас в аквапарке проводили занятия по плаванию для детей. И я вдруг понял, что мне это очень интересно — обучать детей плаванию. Работать с маленькими намного интереснее, чем с большими. Более разнообразный подход. С ребенком в год вы не можете договориться на словах, вы должны его увлечь. До трех лет ребенок вообще не знает, что ему нужно — он просто хочет играть. И как раз из этого необработанного, неупорядоченного сознания безумно интересно извлекать пользу. В принципе, к году ребенок способен переплыть трехметровый бассейн. Своими силами.

Я никогда не устаю, когда работаю с детьми. Никогда не кричу на них, стараюсь  улыбаться. Мне кажется, 100 детей за два годы работы я точно обучил. Теперь собираюсь поработать с детьми в Европе — сейчас прохожу специальные курсы, изучаю английский. Говорить с европейскими детьми по-русски довольно затруднительно.

Что касается донорства — еще в школе спасателей нам рассказывали о переливании крови, о том, зачем и как ее сдавать. Потом, когда мне исполнилось 20 лет, у одного моего друга открылась язва, ему срочно понадобилась донорская кровь. Я, конечно, приехал на городскую станцию переливания и увидел все своими глазами: что это не страшно, не опасно, не больно. Вообще самое тяжелое для меня — это когда берут кровь из пальца. Я до сих пор этого не люблю, отношусь настороженно. А вот из вены — без проблем. Вообще не переживаю.

После истории с другом, я стал регулярно сдавать кровь. Совсем недавно, 1 ноября, я увидел на станции переливания крови буклет о донорстве костного мозга. Пока ждал своей очереди, прочитал его, потом зашел в интернет, выяснил подробности. Взвесил все за и против, тут же заполнил анкету потенциального донора, и часть моей крови в тот же день отправили на HLA-типирование. Теперь я с нетерпением жду извещения от Регистра.

Конечно, я готов в любой момент приехать куда надо, если произойдет совпадение. Меня очень задела история, которую я прочитал на Кровь5, — про Веру Тарасенко, которая ждет донора, как два полностью совпавших с ней донора отказались от донации. Я был очень расстроен. Максимум, что сделали те доноры — прочитали буклет перед сдачей крови на типирование. А потом они, конечно, отказываются, потому что даже не поняли, что сделали. Сам я сдал кровь на типирование осознанно. Некоторые родственники спрашивали: зачем я это сделал? Отвечаю: как минимум, хочу внести свой вклад в общество. Не просто прожить жизнь, а знать, что я чем-то помог окружающим. По крайней мере, пытался.

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также