Сахалинские добровольцы – Кровь5

Мария Портнягина

Сахалинские добровольцы

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Дальний Восток не самая развитая с точки зрения донорства костного мозга часть страны. Кровь5 попробовала внести свой вклад и отправилась в Южно-Сахалинск с донорской акцией. О новых дальневосточных донорах читайте в нашем репортаже.

Конец декабря выдался по-особенному снежным. Что пришлось по душе лыжникам и сноубордистам. В зимнем Южно-Сахалинске рассекать по сопкам – одно из главных развлечений. Хорошие спуски здесь расположены в черте города, и кататься приезжают не просто с материка, а и из самых удаленных от Сахалина мест. Вот и пассажиры, высадившиеся с самолета из Москвы, на пару с чемоданами тащат зимнее спортивное снаряжение – это первые отпускники.

Атмосфера в общем предпраздничная. Вдоль центральных улиц мигает новогодняя иллюминация. Самые большие и богато украшенные елки, по обыкновению, у административных зданий. Из кафе по вечерам на улицу шумно вываливаются подгулявшие на корпоративах. Так что было неудивительно, когда на предложение Кровь5 к различным организациям провести донорскую акцию ответ следовал: «Предложение интересное, но давайте после праздников!»

И все же акцию в Южно-Сахалинске нам провести удалось. Пусть и скромную по охвату. Но даже она показала, как тут работают социальные связи – а ведь без них развитие донорства сложно себе представить.

Борец с мифами

На экране в прямом эфире – обаятельная Наталья Русинова. Она известный на Сахалине журналист, общественник и благотворитель. В своем инстаграм-аккаунте она рассказывает больше о событиях из жизни, однако важное место здесь занимает созданный ею проект «Ангелы с крепкими руками» – вместе с соратниками Наталья помогает подопечным местного дома для инвалидов и пожилых людей. В теплое время, например, устраивает прогулки на открытом воздухе, многие из обитателей дома ограничены в возможности передвигаться, и такие прогулки для них настоящая радость.

Вот и в предновогоднюю пору Наталья с единомышленниками была особенно занята – они готовились поздравлять подопечных и дарить им новогодние подарки. Знающие Наталью отмечают ее неравнодушие и готовность помочь ради доброго дела. И на предложение устроить совместную с Кровь5 акцию для сахалинцев о донорстве костного мозга она откликнулась сразу. Понятно, что собрать аудиторию вживую в предпраздничное время – задача не из простых, поэтому решено было провести прямой эфир в инстаграме. И это сработало.

Темой трансляции стало донорство костного мозга, но это в общем виде, а вопросов для обсуждения оказалось много, и все они разноплановые: что это такое, зачем нужно, как проходит донация, как вступить в регистр.

Но чаще всего волнует – больно ли быть донором, безопасно ли это.

Вопросы поступали и от подписчиков аккаунта Натальи. Например, можно ли стать донором, если болит спина. И тут разговор перешел к аспекту, который Наталья считает крайне важным и в своей работе, и в целом, – борьбе с мифами и стереотипами. В случае донорства костного мозга это частое ошибочное уравнивание костного мозга и спинного.

– А что происходит с трансплантатом? Как долго его можно хранить до пересадки? – с этим вопросом обратился муж Натальи, слушавший прямой эфир в той же комнате, за кадром.

Кровь5 как раз об этом недавно писала: трансплантат можно использовать без глубокой заморозки в течение 48 часов.

– Я до сих пор под впечатлением, сама много нового узнала из эфира, – призналась потом Наталья.

Она убеждена, что многие беды от непонимания и мракобесия, что выход из этого – просвещение и популяризация, и подобное справедливо и для донорства костного мозга. На Сахалине Наталья – один из таких просветителей, поэтому мы решили узнать подробнее о ней и о том, чем она занимается.

Наталья Русинова:

– По первому образованию я учитель русского языка и литературы, по второму – олигофренопедагог. Работаю журналистом. А вся моя общественная деятельность направлена на помощь жильцам интернатов.

У меня есть два реализованных больших проекта. Первый – «Взрослая школа», он был создан в рамках гранта. В интернате для инвалидов и престарелых я учила читать, писать, считать и давала базовые знания об окружающем мире людям с ментальными особенностями, которые росли в 1990-х годах и потому нормального образования не получили. Сейчас этим проектом занимается другой человек, но он продолжает хорошо, там есть уже целая лаборатория с наборами типа «Юный химик», «Юный биолог», с доской для песочной терапии и т. д.

Второй проект – «Ангелы с крепкими руками», его веду до сих пор. Люди, привлеченные чаще всего через соцсети, в теплое время года приходят в наш дом престарелых и инвалидов и гуляют с лежачими клиентами отделения «Милосердие» (таких отделений по одному практически в каждом интернате страны, в них доживают старики, которые больше не могут сами себя обслуживать). И вот мы к ним приходим, поднимаем на руках, одеваем, сажаем на коляски и вывозим гулять. К сожалению, из-за пандемии реже. Раньше раз в неделю-две точно выходили.

Сейчас к Новому году готовимся. Интернат закрыт на карантин, но мы подарки передадим. А так ходим толпой каждый год, дарим подарки, поздравляем. Муж у меня – бессменный Дед Мороз. И дочка помогает, она взрослая уже, ей 17.

Еще у нас дома 12 котиков-инвалидов, наших, и 13-й – на передержке. У каждого уникальные истории. Вот нянчим их.

Помимо того, я шестой год занимаюсь вокалом. Начала из-за астмы, потом втянулась, выступала на концертах даже, но это до пандемии.

В этом году написала книгу – большой фантастический роман с элементами северной и славянской мифологии.

Сейчас она на конкурсе, как он закончится – выложу ее в интернет, что можно было читать бесплатно. Книга о важном – о противодействии мракобесию. В ней мир, где оно победило: прививки под запретом, женская глупость и покорность воспевается, ученых убивают и прочее. Я туда как раз вложила весь свой опыт по человеческому мракобесию, с которым часто и в работе сталкиваюсь, и в общественной деятельности. Например, туча народу верит, что мои ребята подопечные – «олигофрены, потому что родители у них алкаши» (это прямая цитата).

Несколько лет я была донором крови. Друзья попросили сдать для их сына. Так я узнала, сколько нуждающихся в крови, и решила сдавать периодически. Наверное, лет семь точно сдавала, пока не случилась резекция органа, теперь нельзя.

Помню, мне знакомая все в уши заливала, что женщины не должны быть донорами крови, мол, у них от этого дети больные рождаются. Человек не врач, но фармацевт, то есть совсем уж медицины не чужд. И нести такую чушь при этом. Что же говорить о менее грамотных людях? Потому и надо рассказать о самом популярном и самом бредовом, чтобы у людей вызвать здоровый смех, тогда они лучше будут относиться в том числе к теме донорства костного мозга и не путать его со спинным.

Первые неравнодушные

Яна И – первая, кто после совместного прямого эфира Натальи и Кровь5 откликнулся на призыв вступать в Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. И – фамилия непривычная, но не на Сахалине, где почти у каждого шестого жителя корейские корни (для исторической справки: корейцев на остров завезли японцы в качестве рабочей силы, когда эта территория находилась под их управлением).

– Года три назад мне попалась на глаза реклама «Инвитро» с призывом становиться донорами костного мозга, заинтересовала, но я как-то забыла об этом, потом снова попалась, и снова забылось, а тут узнала об эфире, решила посмотреть, – рассказывает Яна. – И по ходу выяснилось, что трансляция ведется у нас, в Южно-Сахалинске, и что можно сдать образец бескровным способом (мы привезли с собой на Сахалин наборы для взятия буккального эпителия. – Кровь5).

Яна, к слову, сама медик, работает пародонтологом.

– У нас в Южно-Сахалинске бывают денежные сборы на лечение, на лекарства больным деткам. Хотя это напрямую не связано с донорством костного мозга, я подумала, что если народу в регистре будет побольше, то и шанс помочь нуждающемуся будет выше. Да и по цене пересадка, может, будет доступнее, чем искать донора за границей, – рассуждает Яна. – И раз донору ничего не угрожает, почему бы и нет, почему бы не вступить в регистр и при совпадении не помочь?!

Следующей на связь с нами вышла Нина Павловец. Она аэродизайнер. В центре города в обычной квартире у нее оборудована студия, где на стенах висят пакеты с шарами для надувания – синими, розовыми, с надписью «С днем рождения!».

Охраняет студию Маруся – упитанная кошка, любимица Нины. Одна из стен увешана почетными грамотами и благодарностями.

– Я один из лучших дизайнеров на Сахалине, – с чувством собственного достоинства произносит Нина. – Надуваю шарики на праздники, на мероприятия. Делаю большие проекты – на тысячу, на две тысячи шаров. Например, когда надо украсить торговый центр. У меня есть постоянный помощник, иногда нанимаю людей. Это ведь надо 500 шаров за час надуть – такая производительность.

Вообще у Нины красный диплом по специальности «бухгалтер». В бухгалтерии она проработала десять лет. Но поняла, что это не ее, и решила искать себя в другом деле. Пробовала быть аниматором на детских праздниках. Там и узнала о такой профессии, как аэродизайнер. Одно время совмещала две работы, но потом выбрала любимую: шарами Нина занимается уже одиннадцатый год. Но надуть их – не главное, она придумывает композицию, конструкцию из шаров по желанию заказчика.

– Я вообще сдаю кровь как донор. У меня папа врач, работал на станции переливания крови, у них там все сдавали, и он, и я, как исполнилось 18, начала сдавать. Мечтаю стать почетным донором! Иногда жалею, что у меня кровь обычная, а не какая-то редкая, знаете, когда специально вызывают на кроводачу, – рассказывает Нина. – Я подписана на Наталью, посмотрела эфир, и мне так интересно стало, что, оказывается, есть еще такое донорство. Захотела вступить в регистр. Вдруг пригожусь!

С Натальей Русиновой Нина познакомилась несколько лет назад, когда они вместе занимались больничной клоунадой: устраивали представления для детей в больницах.

– Мы же с Ниной Близнецы! В смысле по знаку зодиака. Все время в поиске себя, – объясняет Антонина Чепелева. – Увидела у нее в инстаграме сообщение о вступлении в регистр, посмотрела эфир и решила, что надо вступить.

У Антонины свой онлайн-бизнес: она консультант по питанию, нутрициолог, тренер.

– У нас какие проблемы? Зажоры да запои. И у женщин, и у мужчин, – рассказывает она о своей работе и дальше о себе. – Я вообще материковская. Из Владивостока. Десять лет назад меня муж, военный, сюда привез. Знаете, мы вот полтора года как развелись, а я уезжать не хочу. Я в Сахалин влюблена. Красиво у нас тут и зимой, и летом. Только в этом году холодно. Обычно ноль, плюс один, дождик может пойти. У нас ведь в шубах не ходят. Я, когда переехала сюда, в шубе, первый выход в ресторан – и дождь пошел. Я ее просто выкинула потом. А еще думала, когда только приехала, почему здесь в чунях ходят все?!

С Ниной Антонина познакомилась несколько лет назад по работе. Заказывала у нее шары, чтобы поздравлять клиентов и родных.

– Я ей звоню, говорю: человек такой-то, тем-то занимается, она мне отвечает, что все, я поняла. Творческий она человек, с полуслова понимает, что надо, – продолжает Антонина. – Вообще люди же не просто так встречаются. У меня клиентка одна работает в МЧС, как-то звонит и рассказывает, что у них все кровь сдают как доноры. Я заинтересовалась. А она мне: «Все, завтра в 8 утра я за тобой заезжаю, поедем сдавать кровь». Так я стала донором крови.

Про донорство костного мозга Антонина слышала и читала прежде, но до вступления в регистр дело не доходило.

– Вот вчера спорили, – замечает Антонина. – Мужчина мой спрашивает, зачем мне это нужно – вступать в регистр. Я его в ответ спрашиваю: «А ты не задумывался, зачем ты живешь?» Он не был женат, детей нет. У меня двое детей. Спрашиваю его: «Ты как жизнь пожил? Работая на вахтах?» (Тут же вахтовики в основном, он приехал с вахты, ну не пьет, ну встал на лыжи, летом велопробеги.) «Ты живешь для себя любимого. Ты уйдешь – тебя даже похоронить некому. Ты нужен только себе!» Вечный спор у нас – так же, как и с донорством крови. А у меня, когда вторые роды были, в 2010 году, открылось кровотечение. Лопнул сосуд, и если бы не донорская кровь – меня бы здесь не было. И когда клиентка мне сказала: «Пойдем сдавать кровь!» – я ответила: «Конечно, пойдем!» Однажды-то меня спасли!

Неслучайные совпадения

Анна Мороз

Яна, Нина, Антонина не решили бы вступить в регистр, если бы не посмотрели эфир о донорстве с участием Натальи Русиновой. Но эфира с ней не случилось бы без участия Анны Мороз, которая связала Кровь5 с Натальей. Анна сама вступила в Национальный РДКМ в июне этого года. «Я новичок», – говорит она о себе, и еще, что очень хочет стать реальным донором. А пока ждет совпадения, рада возможности популяризировать донорство костного мозга на Сахалине, куда переехала с родителями в 2003 году.

– Я родилась в Свердловской области, родители у меня театральные актеры, и мы практически каждый год переезжали на новое место, – рассказывает она. – Я поменяла за свою жизнь девять школ. Мы жили и в Башкирии, и в Удмуртии, и в Казахстане, в Тобольске. Сложно было. Но классно. Потому что сейчас люди, которых встречаю, говорят: а я вот оттуда-то. Я им отвечаю: «О, земляк!» И начинаешь вспоминать, что я вот там прожила столько-то лет.

По первому образованию Анна востоковед. По второму – театровед-менеджер. Первое получила в Южно-Сахалинске, второе – в Санкт-Петербурге.

– Я училась заочно, уезжала на сессию на месяц, и была у меня петербургская жизнь! Как студент ходила каждый вечер в театр, – вспоминает Анна. – Потом возвращалась на Сахалин и мучилась просто. Но потом больше всего здесь появилось. Я устроилась на интересную работу, в нефтегазовую компанию, на платформу несколько раз летала. И с людьми техническими работать было в удовольствие. В общем, стало больше движухи, и меня стало отпускать ощущение, что ты в отдалении от жизни. Сейчас я в пиаре в американской IT-компании. Работаю удаленно. Коллеги в основном в Сан-Франциско, Москве, Нью-Йорке. Так что я самый восточный член коллектива.

С Натальей Русиновой Анна познакомилась еще в студенчестве на почве общего увлечения – они были ролевиками:

– Тут еще, конечно, город маленький, но в каждой компании, в которой я работала, есть ребята из ролевого движения. Наталья – одна из очень активных, была мастером, делала игры. Супруг ее тоже из ролевиков. И у меня муж.

О донорстве костного мозга Анна узнала благодаря Кровь5.

– Захотелось понять, как оно устроено. И мысль не отпускала, что есть возможность спасти человека одним своим существованием, ничего же особенного делать не надо, – рассказывает Анна. – В «Инвитро» пришел, сказал: «Хочу вступить в регистр», заполнил анкету, сдал образец крови – все. Я так и сделала. Написала об этом в инстаграме. Мама тут же позвонила в ужасе, что, мол, зачем мне это надо, чтобы спинной мозг брали. Я ей объяснила, что это костный мозг, что существуют разные способы донации. Она успокоилась. Если можешь спасти генетического близнеца – это же так здорово! Безопасно и не страшно. Чем больше говорить об этом – тем меньше будет опасений, страха. Ведь он рождается от незнания!

Фото из личного архива


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также
24 мая 2022
23 мая 2022
17 мая 2022
16 мая 2022
19 апреля 2022
18 апреля 2022
20 мая 2022
19 мая 2022
18 мая 2022
13 мая 2022
12 мая 2022
11 мая 2022