Энергетик – Кровь5
26 февраля 2019 г.
Энергетик

Вера Сальникова

Потенциальный донор костного мозга, приглашенный редактор проекта КРОВЬ5
Эдварт Кольер, “Натюрморт”


В фирме — суматоха. Готовимся к ежегодной всероссийской выставке «Некрополь». Я еду на нее впервые. Когда рассказываю знакомым, все изумленно переспрашивают: «Это что, выставка гробов?!» Да, и не только. Кресты, цветочно-веночная продукция, текстиль, катафалки, гравировальные инструменты, танатокосметика… Моего восторга никто особо не разделяет. Звучат даже мнения, что эта выставка — кощунство (видимо, по отношению к тем, кто потерял родных и близких).

Это я им еще не рассказываю, что в рамках выставки проходит показ траурных мод и конкурс «Лицо отрасли», в котором я тоже участвую (отправила две фотографии, на вопрос анкеты, что значит для меня удачный рабочий день, ответила: «Когда наблюдаешь плавное течение церемонии, все элементы соединяются в единое действие и взят правильный вектор преодоления утраты»). Вдохновляет меня и конкурс флористов на создание лучшего траурного венка. А также «Интеллектуальный баттл похоронных команд» (угадать музыкальное произведение, из которого нам включат отрывок, подобрать цветы для венка молодой девушки и т.д.).

Кроме того, мы везем на выставку новый мини-экскаватор для рытья могил и очень красивый велокатафалк — в тексте для буклета, который я пишу, он называется экологичным видом транспорта. Прямо здоровый образ смерти получается.

В предотъездной суматохе к нам приезжают заказчики: сын и отец. Хотят заказать для отца памятник. Сам он вполне жив. В полном здравии и ясном уме. 82 года. Высокий, в широкополой шляпе и длинном черном плаще. Садимся в переговорной — заказчики, агент, гравер и я. Сперва они обсуждают внешний вид будущего памятника. Размер, цвет, фото на тыльной и лицевой стороне. Какие звания там будут указаны — а их не счесть. Почетный гражданин области, почетный гражданин города, заслуженный энергетик РФ, ветеран труда… если указывать все звания, одного памятника, пожалуй, не хватит.

Я пока только наблюдаю. Памятники не по моей части. Перелистываю книгу, которую написал 82-летний заказчик. Специально привез с собой и вручил мне. Наверное, чтобы я совершенствовала ремесло. Книга называется «Моя судьба: энергетика до и после реформирования. Воспоминания и размышления». 263 страницы. Вся жизнь в графиках, таблицах и диаграммах.

Раз уж идет речь о памятнике, предлагаю заодно обсудить и похороны. Предлагать это живому человеку довольно необычно. Но раз уж он пришел с этими мыслями, я считаю, это правильно. Кто может подготовить свои похороны лучше себя?

Больше всего мне нравится спокойный, будничный тон беседы. Как будто речь идет о подготовке юбилея. Я предлагаю провести прощание в каком-нибудь большом зале, поскольку ожидается много людей. Оформить зал цветочными композициями (цветы в изголовье, в ногах, по пути следования траурного шествия), на подставках — все в бело-красных тонах. Стулья накрыть бордовыми чехлами.

На цветы заказчик согласен, но просит не переусердствовать. От чехлов на стулья отказывается. Отказывается и от церемонии складывания флага: двое из почетного караула складывают над гробом флаг, причем каждый сгиб имеет свое значение. Видимо, в преддверии «Некрополя» я слишком увлеклась западными ритуальными традициями.

Но нет так нет. Идем посмотреть гробы. Заслуженный энергетик РФ выбирает полированный шестигранник красного дерева с атласной обивкой и красивой резьбой по периметру крышки.

Указывает, что отпевание должно пройти в Богоявленско-Анастасиином монастыре. К слову, заказчик много помогал монастырю и даже участвовал в его восстановлении после пожара.

Рассказываю ему про гражданскую панихиду и про траурный митинг. Предлагаю самостоятельно написать речь для прощания. Обращение к собравшимся. Или наставление. Если он написал книгу, ему есть что сказать. Никакой профессиональной ревности я не испытываю. Все равно эту речь зачитывать мне.

Беседуем почти три часа, но четкого сценария пока не получается. Слишком много деталей и впечатлений. Все устали. Договариваемся, Бог даст, встретиться еще раз. Ощущения у обеих сторон самые благоприятные. Людям надо говорить о том, что для них важно. И чтобы их слушали. У него энергетика, у меня — смерть. Жизнь продолжается.

Во время клинической смерти прекращается деятельность сердца и процесс дыхания, полностью исчезают все внешние признаки жизнедеятельности организма. Однако кислородное голодание при этом не вызывает необратимых изменений. Выживание возможно, если клиническая смерть длится не более 6 минут.

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также
01 марта 2019
28 февраля 2019
27 февраля 2019
25 февраля 2019
24 февраля 2019
23 февраля 2019
22 февраля 2019
21 февраля 2019
20 февраля 2019
19 февраля 2019
18 февраля 2019
17 февраля 2019