Как я ехал в стойбище, а попал в колледж – Кровь5

Как я ехал в стойбище, а попал в колледж

Главный редактор Кровь5 полетел на Ямал на донорскую акцию, но столкнулся с непреодолимыми природными препятствиями

Вездеход провалился под лед, и вся экспедиция пошла насмарку.

В вездеходе, к счастью, ни меня, ни моих спутников не было. Я вообще не знаю, чей это был вездеход, знаю только, что никто не погиб. Но на Ямале после этого происшествия выезжать на лед запретили. А раз так, то и поездка к стойбищам ненцев, куда мы собирались, стала невозможна. Дело в том, что Салехард — столица Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) — отделен от полуострова Ямал и кочующих ненцев Обью, великой сибирской рекой, особенно великой в своем нижнем течении. Мостов тут нет, и перебраться на другую сторону можно, только когда наладят зимник.

А начиналось все красиво. Я приехал с группой волонтеров-медиков из Центральной России, и обещано нам было много всего интересного. Поездка по местам проживания ненцев, медицинская практика чуть ли не в голой тундре и вступление представителей коренных народов Севера в Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова (Национальный РДКМ). Будто бы некоторые коренные ямальцы уже наслышаны о донорстве и только ждут случая присоединиться к другим добровольцам. Проверить, однако, это нам не удалось — из-за недостаточной крепости льда.

Молодых медиков в итоге определили на практику в обычную районную больницу. Многие почувствовали себя обманутыми.

— А как красиво в письмах писали, обещали чумы и санитарную авиацию, — сетовал педиатр Илья, пока мы с ним шли за продуктами в «Пятерочку».

Впрочем, хороший врач способен набраться опыта в любых обстоятельствах. Но как быть с донорством? Можно было, конечно, предложить вступить в регистр самим волонтерам-медикам. Но не тут-то было. Илья, например, стал потенциальным донором еще два года назад, когда учился в Ярославском медуниверситете и в город приехала наша экспедиция «Совпадение».

Педиатр Илья — потенциальный донор костного мозга

Трудности перевода

Чтобы поездка не прошла уж совсем без местного колорита, нас отвезли в чум возле самого Салехарда. Объект это чисто туристический, здесь, допустим, есть нарты, но нет оленей, потому что постоянно никто не живет. Когда надо, из города приезжают две женщины в возрасте, которые облачаются в традиционную одежду, поют песни на ненецком языке и рассказывают о быте своего народа.

Там нас угостили чаем, наваристым бульоном из оленины и мороженой местной рыбой — щекуром, которую надо прямо так, не размороженную, макать в соль. Очень вкусно, кстати. Заодно удалось выяснить отношение местных к костному мозгу. Оно сугубо гастрономическое.

— По-ненецки костный мозг — «хэва». Дети называют его «люлюку». Это любимое лакомство, — объяснила одна из «обитательниц» чума.

Костный мозг вынимают из оленьих костей и смешивают с вареным мясом. Сырым его едят тоже. Или делают нечто вроде холодца — лыывей. За зиму собирают кости всех съеденных оленей, а по весне дробят их на камнях и целый день варят в котле. Причем в один котел идет и костный мозг, и спинной — из оленьих позвонков, все это называется одним общим словом «лы’юр», что переводится как «костяной жир». С таким смешением понятий агитация местных коренных жителей стать донорами костного мозга, очевидно, не обойдется без трудностей.

Между тем ненцы в регистре уже есть. Некоторые представители этого народа сдали кровь на HLA-типирование в другом регионе своего исторического проживания — Ненецком автономном округе. Кровь5 даже как-то писала про одного из них по имени Павел. Не исключено, что в числе 551 состоящего в Национальном РДКМ жителя ЯНАО тоже есть ненцы.

Местный ресурс

Волонтеры-медики в итоге отправились на практику, а я остался в Салехарде. И чтобы не получилось, будто зря приехал, решил поискать доноров в городе.

Зимний Салехард не особо богат достопримечательностями. Городской парк с яркой подсветкой и качелями, тоже светящимися. Другой городской парк — с фигурами оленей и других местных обитателей. Церковь Петра и Павла, старейшее (конца XIX века) каменное сооружение в регионе. Немалая часть города — это деревянные бараки без водопровода и канализации. Жители пользуются биотуалетами, а несколько раз в неделю им привозят воду в бочках. У подъездов припаркованы при этом дорогие машины. Люди едут сюда за высокими северными зарплатами, но квартир получше тут просто нет.

До недавнего времени даже круглогодичной дороги не было. Летом — паром, зимой — зимник, а в межсезонье — только по воздуху. Поэтому до самого последнего времени тут не было сетевых магазинов и вся еда стоила сумасшедших по сравнению с остальной Россией денег.

В ЯНАО три главных города, и каждый отвечает за свой ресурс. В Новом Уренгое — газ, в Ноябрьске — нефть, а Салехард меньше обоих, зато в нем — власть.

С ней о донорских акциях и стоило бы договариваться. В результате вхожий в администрацию пиарщик Сергей помог мне попасть на местное телевидение. А общественная палата региона — прочесть лекцию в многопрофильном колледже.

Колледж здесь по-северному необычный. Разные здания соединены переходами на уровне второго этажа. Так что можно даже в самую пургу, не одеваясь, попасть из общежитий на занятия, а с занятий — в департамент образования, который тут же, рядом.

Учебные корпуса колледжа соединены с общежитиями крытыми переходами

И вот три десятка молодых ребят слушают мою лекцию. В аудитории поровну русские и монголоидные черты коренных жителей Ямала. Слушают, как кажется, с интересом. Но донорами становиться не готовы. На вопрос, кто задумался о вступлении в регистр, никто не поднимает руку. И так бывает, ведь никто не знает, как и когда такого рода агитация даст плоды. По крайней мере эти ребята будут знать, что костный мозг имеет несравнимо большее значение, чем просто знакомый им прежде ингредиент.

Лекция в колледже

Уже когда я прилетел из ямальских холодов в Москву, то созвонился с женой пиарщика Сергея — Ольгой. И знаете, она вступила в регистр и теперь собирается сама провести донорскую акцию. Так что, выходит, все не зря.

Фото ч/б Надежды Храмовой
Фото цветные Евгении Жулановой


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также