Шанс для будущего директора – Кровь5

Никита Аронов

Шанс для будущего директора

Пятилетнего Даню может спасти только трансплантация костного мозга. И даже доноров ему нашли в Национальном РДКМ – они готовы приехать и поделиться своими кроветворными клетками. Только вот подтверждающее типирование, обследование, сам приезд донора и забор клеток стоят почти 460 тысяч рублей, которых у семьи мальчика просто нет.

Если не знать, что Даня болеет, догадаться об этом совершенно невозможно. Парень активный, непоседливый, обожает играть в футбол.

– Я только по цвету кожи понимаю, что у него тромбоциты упали, – признается Данина мама Татьяна Афанасьева. – Тогда мы сдаем анализы, быстро собираем вещи и едем в больницу во Владимир на переливание крови.

Живут Афанасьевы в Юрьеве-Польском – древнем, но крошечном городке в 60 километрах от Владимира. Там есть живописный кремль, но нет собственной детской больницы, так что во владимирской областной детской клинической Татьяна с сыном последнее время постоянные гости. Переливания ребенку нужны все чаще, интервалы, когда он может спокойно жить дома, сократились до трех-четырех дней. А в больнице в период коронавируса особенно скучно. Все сидят по индивидуальным палатам, играть в коридоре нельзя. Так что Даня развлекается строительством, тем более что строителем он как раз и планирует стать, когда вырастет. А в будущем – даже директором стройки.

– Он строит дома и башни из бутылочек «Растишки» и из всего, что попадется под руку, – рассказывает Татьяна Афанасьева. – Очень складно получается.

– Я строю башни и стены, – поправляет Даня.

Они сейчас как раз на очередном переливании. Мы с Татьяной говорим по телефону, а мальчик все время готов вмешаться и поправить.

– Ему и правда надо директором работать: очень командовать любит, – говорит мама.

В сентябре Дане исполнится шесть, и первые два года жизни были у него совершенно обычными. Мальчик почти никогда не простужался. Начал ходить в садик. Приучился там есть и спать. Татьяна уже думала обратно на завод выйти, как вдруг началось.

– Было 5 октября 2016 года, 9 вечера, я его из садика домой привела. И вдруг начала кровь литься из носа, изо рта. Остановить не получается. Ребенок орет, но думаю, что и взрослый бы на его месте орал. Я сама перепугалась. Мы одни дома, муж со старшим сыном на заводе…

Местные врачи помогли мальчику, но не поняли, в чем причина болезни. Только обнаружили, что подчелюстной лимфоузел увеличен. Назначили анализ крови, который показал падение гемоглобина, тромбоцитов и лейкоцитов. Ребенка срочно отправили во Владимир. Там ему переливали эритроцитарную взвесь и тромбоциты, лечили от всевозможных инфекций. Дане стало лучше, но что именно с ним происходит, врачи так и не поняли. Хотя даже костный мозг исследовали. Единственное, что исключили, – рак.

Даню отправили на консультацию в Москву, в Центр имени Дмитрия Рогачева. Но и московские врачи не смогли разобраться. В декабре мальчика выписали, а следующей весной у него снова упали тромбоциты и еще нейтрофилы (это одна из разновидностей лейкоцитов).

Впрочем, до осени 2018 года Афанасьевы жили практически нормальной жизнью. Даня даже в садик ходил. Но осенью болезнь усилилась. Дело дошло до реанимации, в которой Даня провел тогда три дня.

В феврале 2019-го Даню положили на обследование и лечение в Центр Дмитрия Рогачева. И вот тут ему диагноз наконец поставили: приобретенная апластическая анемия в тяжелой форме. Болезнь это коварная, но до сих пор не до конца изученная. Например, не очень понятно, отчего она вообще возникает. Мы о ней, кстати, недавно подробно писали. Но если совсем по-простому, то костный мозг у больного постепенно начинает работать все хуже и хуже, часть его заменяется фиброзной тканью. Каждую секунду в организме человека погибает несколько миллионов кровяных клеток, и потери надо как-то восполнять. Но костный мозг не справляется, и состояние пациента все ухудшается.

О такой болезни Татьяна раньше даже и не слышала. Она вообще не очень разбирается в медицине. Иногда даже Даня ее просвещает – например, рассказывает, как устроена кровь, что такое эритроциты, лейкоциты и тромбоциты. Он все это почерпнул из научно-популярных серий «Смешариков» – вообще любит что-нибудь познавательное смотреть.

От апластической анемии есть лекарственные методы лечения, но они помогают не всем. Вот и Данин организм поначалу отвечал на препараты, но с каждым разом все хуже и хуже. От недостатка тромбоцитов у ребенка появляются синяки на теле, характерная сыпь. То и дело идет кровь из носа. Но это не самое страшное – страшно, что в любой момент может начаться внутреннее кровотечение. А из-за проблемы с лейкоцитами организм может захватить плохо поддающаяся лечению инфекция. От всего этого Даню спасают только постоянные переливания крови, которые нужны все чаще.

Это не только ужасно неудобно, не только лишает нормальной жизни, так что ни с другими детьми не пообщаться, ни в садик сходить. Это еще и чревато опасными последствиями, потому что во внутренних органах от вечных переливаний накапливается железо. Пока оно вроде в норме, но врачи всегда думают на будущее. А будущее для ребенка связно с пересадкой костного мозга.

– Учитывая диагноз и тяжелое течение болезни, Дане требуется трансплантация костного мозга. Поиск неродственного донора для мальчика ведет Национальный РДКМ, – объясняет лечащий врач Лариса Вахонина. Она работает в отделении трансплантации костного мозга Областной детской клинической больницы в Екатеринбурге – именно там Дане будут делать пересадку.

Собственно, и доноры уже есть. Мы пока не можем написать ни пол, ни возраст, но это хорошие люди, готовые поделиться своими кроветворными клетками. Только теперь необходима активация доноров. Это значит взять у них анализы, обследовать, привезти в Екатеринбург и поселить там, кормить. Нужно, чтобы врачи следили за здоровьем донора, а уже после пересадки костного мозга брали проверочные анализы. В итоге набегает 459 200 рублей – для Юрьева-Польского очень большие деньги.

Папа Алексей Афанасьев – оператор холодного штамповочного оборудования на градообразующем заводе «Промсвязь». Старший сын Татьяны от первого брака Денис трудится там же дробеструйщиком. Татьяна тоже числится на этом заводе диспетчером (они и с мужем там, собственно, познакомились). Но уже почти два года она на длительном больничном по уходу за сыном. Денег не получает – только тратит на бесконечные анализы и поездки в больницу. Туда же уходит вся Данина пенсия ребенка-инвалида. Дом у Афанасьевых двухкомнатный – его не разменяешь. Из хозяйства – только куры и кролик. В общем, добыть деньги просто негде. А нужны они срочно: трансплантация назначена уже на начало сентября.

И тогда болезнь, скорее всего, полностью отступит, потому что после трансплантации апластическая анемия не возвращается. Мальчик пойдет в школу – кстати, он уже отлично считает, умеет читать и пишет по прописям. Потом станет строителем, и может, даже директором.

Так что судьба Дани всецело в руках неравнодушных людей. И помочь ему просто – достаточно перейти по ссылке и сделать пожертвование.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Даню Афанасьева, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято.

Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы айфонов и телефонов на платформе андроид могут отправить пожертвование через мобильное приложение.


Спасибо за ваше внимание! Уделите нам, пожалуйста, еще немного времени. Кровь5 — издание Русфонда, и вместе мы работаем для того, чтобы регистр доноров костного мозга пополнялся новыми участниками и у каждого пациента с онкогематологическим диагнозом было больше шансов на спасение. Присоединяйтесь к нам: оформите ежемесячное пожертвование прямо на нашем сайте на любую сумму — 500, 1000, 2000 рублей — или сделайте разовый взнос на развитие Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Помогите нам помогать. Вместе мы сила.
Ваша,
Кровь5

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также