Я и губернаторы – Кровь5
30 июля 2019 г.
Я и губернаторы

Мария Белова

Потенциальный донор костного мозга, приглашенный редактор проекта КРОВЬ5
Фото из Instagram Марии Беловой


Я — удаленщица. Пишу тексты для разных российских изданий. Хотела бы пойти работать на завод, да кто ж туда гуманитария возьмет с двумя филологическими образованиями и знанием рыбацкого фольклора. А вообще за предыдущие 5 лет жизни я, к собственному ужасу, сменила пять трудовых коллективов. Кого только мне только ни попадалось среди сотрудников: и люди, верящие в инопланетян, и сыроеды, и оппозиционеры, и поклонники Перуна, и последователи традиционной марийской религии…

Как-то в столовке я зацепилась языками с коллегой. Она увлеченно рассказывала про какой-то местный праздник и вдруг выдала: “А знаешь, почему у нас такая беда с властью? Потому что как только власть начинает косячить, на них наводят порчу наши марийские женщины”. Верить или нет, до сих пор не решила.

Но ведь и правда: в 2017 году наша маленькая тихая республика прогремела на всю Россию, когда нашего губернатора Леонида Маркелова задержал Следственный комитет. Его обвиняли в получении взятки в каких-то нереальных, многомиллионных размерах. Вообще, человек он интересный. Церкви строил, художников финансировал. Стихи писал — даже издал два сборника. Вот, например, одно из его произведений:

Вчерашний вечер коротая с заботами наедине,
Печалью сердце разрывая в раздумьях о грядущем дне.
А день расписан на минуты, а так и на мои редуты,
Дожди со снегом проливные, как прежде, боли головные,
Зимой убитые дороги, лежат как трупы ледяные,
Летают разговоры злые.
И ждут команду «фас» бульдоги
Найти на дне реки иголку
И снова вой стального волка.

Ясно, что простой человек таких стихов не напишет. Но в Европейском парламенте стихов Маркелова не оценили и выпустили резолюцию (в прозе): “О нарушениях прав человека и демократии в Республике Марий Эл Российской Федерации». Там утверждались страшные вещи — о том, что наш губернатор проводит дискриминационную политику по отношению к марийскому населению. А по Йошке поползли слухи, что Маркелов душит оппозицию, связан с криминалитетом, разжигает межнациональную рознь и совершает рейдерские захваты. И вот, говорили мои сограждане, за все свои деяния он и получил порцию порчи. Вой стального волка, понимаешь.

Трудно быть губернатором в нашей республике. Национальный вопрос стоит остро. Одни требуют, чтобы глава региона был марийцем, вторые — чтобы он знал язык (все же у нас два государственных языка — русский и марийский), третьим просто нужен хороший человек и управленец, а это в миллион раз труднее, чем выучить марийский со всеми его диалектами.

Предшественнику Маркелова, коммунисту Вячеславу Кислицыну, тоже не повезло. Поговаривают, что и на него навели порчу — за то, что он закрыл Институт госслужбы и управления, который открыл первый президент республики Марий Эл Владислав Зотин. Кстати, сам Зотин — горный мариец, и уж он-то наш язык знает. Во время инаугурации в 1991 году его даже благословлял Верховный жрец общества «Ошмарий-Чимарий».

Но вот ему на смену пришел Кислицын, который высказывался в том смысле, что считает оскорбительным проходить проверку на знание марийского языка, ибо это его личное дело. Тут уже не вой стального волка, а просто плевок в лицо всему народу. В результате Кислицын проиграл выборы и тихо удалился в какую-то деревню, откуда от него уже давно ни слуху ни духу.

Сейчас-то у нас новый губернатор — Александр Евстифеев. Сказать про него пока ничего нельзя, кроме того, что он заслуженный юрист Российской федерации и, судя по всему, стихов не пишет, а то мы бы уже знали. Что касается порчи, тоже пока трудно сказать: она ведь не сразу действует. Поживем — увидим.

Словарь марийского донора

Паша — работа

Локташ — порча

Йылме — язык

Ойлаш — разговаривать

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также