Я и интеллигенция – Кровь5
28 июля 2019 г.
Я и интеллигенция

Мария Белова

Потенциальный донор костного мозга, приглашенный редактор проекта КРОВЬ5
Фото из Instagram Марии Беловой


Первые три года студенчества я училась в корпусе бывшего пединститута. Это огромная «сталинка» с мраморными полами, вазонами на лестницах, статуей Ленина в актовом зале и аудиториями-амфитеатрами. Помню, как в такой аудитории, на литературном вечере, я в платье и шали читала монолог Настасьи Филипповны и кидала в зрителей ксерокопии царских рублей. Хорошее было время, душевное. Зданию «педа» почти 90 лет, и его монументальный вид очень выделяется на фоне окружающих его хрущевок. Это первое высшее учебное в республике.

В начале ХХ века марийская культура переживала подъем. Если солнце русской поэзии — Пушкин, то у нас — Сергей Чавайн. В 1905 году он написал первое стихотворение на марийском языке «Ото» («Роща»). Его перевели на 45 языков мира.

Ик тымык ото уло мемнан элыште,
Шога тудо ото кугу ер серыште.
Тушто ладыра деч ладыра пушеҥге кушкеш,
Тушто мотор деч мотор саска шочеш,
Тушто, ужар лышташ лоҥгаште, шӱшпык мура,
Тудо ото гыч ерышке яндар памаш йога.
Тушто шудыжат ужаргырак,
Тушто пеледышыжат сылнырак.
Тудо отым мый йӧратем,
Тушто пушеҥге руышым мый вурсем.

Есть в нашем крае роща тихая одна,
На берегу большого озера она.
Деревья там раскидистей раскидистых растут,
Цветы прекраснее прекраснейших цветут,
В густой листве там распевают соловьи,
Там к озеру, журча, ручей стремит струи.
Там и трава любой травы свежей,
Там и цветы любых цветов нежней.
Им отдана любовь моя.
Того, кто рубит рощу, проклинаю я.

В 1920-е годы происходит небывалый подъем в развитии марийской культуры. Вслед за поэзией активно развиваются и другие виды национального искусства. Драма Чавайна о марийском богатыре «Акпатыр» ляжет в основу одноименной оперы Эрика Сапаева (ее и сейчас можно посмотреть в Йошкар-Оле). Композитор и хормейстер Иван Ключников-Палантай создает первый марийский хор, М. Шкетан пишет сатирические пьесы на марийском языке. В то же время открывается Марийский НИИ языка, литературы и истории.

Однако закат марийского искусства был таким же стремительным, как и рассвет. Связывают упадок с самим Николаем Ежовым — генеральным комиссаром госбезопасности СССР. Дело в том, что в 1922 году принципиального борца с оппозицией назначили ответственным секретарем Марийского обкома РКП(б). Однако работа и отношения с местным населением и руководителями у него не сложились. Через 8 месяцев Ежов взял в отпуск и уехал в Москву, сославшись на плохое самочувствие. В Йошкар-Олу (тогда — Краснококшайск) он больше не вернулся. Принято считать, что с того момента Ежов заточил на марийцев зуб.

Это сыграло свою роль в печально известном 1937 году. Массовые репрессии шли по всему СССР, и Марийский край не стал исключением. Любовь к своему народу и культуре сыграла с представителями марийской интеллигенции злую шутку. Все они были признаны националистами и членами контрреволюционных группировок, сосланы в лагеря и расстреляны.

Обвинительные приговоры были написаны, как под копирку: «На территории Марийской АССР раскрыта контрреволюционная, антисоветская, террористическая, националистическая организация, инспирируемая разведывательными органами Финляндии (Англии, Франции, Японии). Своей конечной целью организация выдвигает насильственное отторжение Марийской республики от Союза ССР и создание буржуазно-демократической федерации под протекторатом Финляндии (Англии, Франции, Японии)».

И несмотря на то, что местная элита с радостью встретила революцию, писала восторженные книги под названием «Дочь комсомола» и «Стальной ветер», это их не спасло. Одних ссылали, других расстреливали в бывшем особняке купца Булыгина.

Так погиб певец марийского народа Сергей Чавайн — 11 ноября 1937 года он был убит двумя выстрелами в затылок и похоронен в огромной братской могиле на полигоне Мендуры. Погибли поэт Олык Ипай, этнограф и основатель Национального музея Тимофей Евсеев, директор НИИ литературы и истории Владимир Мухин (Сави), еще сотни марийских поэтов, актеров, драматургов, музыкантов. А марийских инженеров, учителей, врачей, даже простых извозчиков — погибли тысячи.

Словарь марийского донора

Мурызо — певец

Шӱгар — кладбище

Куп — болото

Улазе — извозчик

comments powered by HyperComments
Стать донором Помочь донорам
Читайте также